Меню сайта

Форма входа

Поиск

Главная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Маггл | RSS


Скрытая под маской...


Пятница, 22 Сентябрь 2017, 09:20
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 41234»
Модератор форума: ada, Tailita 
Фанфики » Пейринг СС/ГГ » Фанфики » "Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак (СС/ГГ, Гет, Роман, Макси)
"Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак
adaДата: Суббота, 12 Январь 2008, 23:53 | Сообщение # 1
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Этот Фанфик Мой самый любимый! Хотя, он ещё не закончен, Я с нетерпением жду новых и новых глав! Автор - ljnkzncv ТЫ ПРОСТО НЕПОДРАЖАЕМА! applause С нетерпением жду проды!

Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Воскресенье, 13 Январь 2008, 00:10 | Сообщение # 2
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Пролог
Он никогда не думал, что подобное с ним случится. Сначала он даже думать об этом боялся. Но теперь был готов признаться, что абсолютно точно и бесповоротно влюблён. Это так невероятно для него. Будучи практичным человеком, он знал, что это новое для него чувство принесёт море боли. Во-первых, его любовь безответна, и так будет всегда. Во-вторых, он никогда не позволит себе приблизиться к объекту своей любви, потому что Северус был гораздо старше своей избранницы. Лет на 20 с лишним, если быть точным! А это уже огромная пропасть между ними. И вдобавок ко всему девушке было всего 17 лет. В-третьих, он был в очень опасном положении, будучи двойным агентом в нынешней войне. Ему нельзя любить, иначе это может погубить и его и ее, не говоря о других.
Всё, абсолютно всё против него. Не сметь любить, и не быть любимым – это больно, очень больно. Раньше он никогда не задумывался о подобных чувствах и не понимал тех, кто жертвует всем ради любви. Это всегда казалось глупым. Но теперь… теперь он не знал, что ему делать. Он никогда не любил и оттого растерялся. Северус пытался подавлять свои чувства: за лето он перепробовал множество разных зелий. Но ничего не помогло. Конечно, он понимал, что зельями невозможно избавиться от такого сильного чувства, как любовь. Всячески он пытался уйти от своих мыслей, изучая, экспериментируя, он даже начал новый проект относительно одного лечебного состава. Но, зарываясь в работе, он ещё больше раздувал внутреннее пламя. Он не мог ни о чем думать кроме НЕЁ. О его прекрасном, самом умном, добром ангеле.
И сейчас он брёл по знакомой тропинке в Запретном лесу. Северус ходил за некоторыми кореньями, для очередного «антилюбовного» зелья. Завтра первое сентября, ему нужно подготовиться, чтобы при первой же встрече с его возлюбленной где-нибудь в коридоре, не наброситься на неё. Он уже сварил целый котёл успокоительного. Этот год будет невероятно сложным. Мало того, что ему нужно будет скрывать свои чувства от девушки, ему нужно будет скрывать их и от Тёмного Лорда.
Почему-то Северусу казалось, что от женщины скрыть что-то намного сложнее, чем от вселенского зла. Эта мысль немного развеселила его.
Мужчина вздохнул, переступая через исполинский корень, выгрызавшийся из недр земли. Всю оставшуюся дорогу до замка, его разум снова, как и последние несколько месяцев был предоставлен семикурснице Гриффиндора, самой лучшей ученице Хогвартса – Гермионе Грейнджер.
 
adaДата: Воскресенье, 13 Январь 2008, 13:52 | Сообщение # 3
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава №1
Первое сентября

Хогвартс, как всегда, поражал величием и красотой. Кареты с учениками подъезжали к замку. Шумно переговариваясь, молодые люди поднимались по главной лестнице.
Гермиона вместе со своими друзьями вошла в главные двери замка. Внешность молодой девушки за лето немного изменилась. Черная школьная мантия, приталена чуть больше, юбочка – чуть покороче, волосы – подлиннее. Главное – изменения произошли в лучшую сторону. Теперь Гермиона стала похожа на очаровательную молодую женщину, о которой мечтают многие парни.
Она была очень рада вернуться в школу. Этот год последний, что очень печально. И хуже того девушка ещё не определилась, что ей делать дальше. Почти все ее знакомые, уже выбрали то, чем займутся дальше, а она не знала, чего она хотела. Сначала она думала, может быть, Министерство Магии, но потом передумала. Бумажная работа ее не привлекала. (Несмотря на то, что она любит читать. Она любит книги, а не бесконечные стопки бланков!) Как-то Рон предложил ей учиться с ним и с Гарри на мракоборцев, но это девушке тоже не очень понравилось. Нет, ей хотелось чего-нибудь необычного, возможно занятие собственной научной деятельностью.
«Почему бы и нет, - думала, она, - я достаточно образована, чтобы вести самостоятельную научную деятельность. Нужно только с кем-нибудь посоветоваться. С тем, кто этим занимается. Наверняка кто-нибудь из профессоров точно этим занимается! – решила Гермиона. – Профессор МакГонагалл, например. Или, по крайней мере, она может что-нибудь посоветовать». – Подобные мысли занимали ее всё лето.
Все вошли в Большой зал. Гермиона села рядом с Гарри и Роном.
- Скорее бы началось распределение, - протянул Рон.
- Наверняка в этом году будет очень мало первогодок, - оглядываясь, сказал Гарри. – А где Джинни?
Рон, откинувшись назад, посмотрел на вход в Большой зал и угрюмо проговорил:
- Да вон идет.
Гарри обернулся и помахал девушке. Джинни улыбнулась и, попрощавшись со своими подругами, направилась к нему. Гермиона оглядела зал. Множество знакомых лиц, и все равно многих недостает. Из-за войны родители боятся отпускать детей в школу. Оттого в этом году учеников будет очень мало. Практически сейчас можно подсчитать, сколько человек в зале.
Стол Хаффлпафа практически пустовал. Всего семь человек из предполагаемой сотни. Из Рейвенкло было человек сорок-сорок пять, и то с четвертого по седьмой курсы. Слизеринцев столько же. Гриффиндор вернулся почти в полном составе, но только пятые, шестые и седьмые курсы. Выходит в зале всего около двухсот человек, а это очень мало. Вторых и третьих курсов совсем не было, неизвестно будет ли первый. В этом Гермиона очень сомневалась.
Изменения произошли не только среди учеников, но и среди преподавателей. Не было преподавателя по магловедению, арифмантике, гербологии, Защите от Тёмных Искусств и…
Гермиона обвела учительский стол взглядом и с удивлением отметила, что профессора Зельеварения тоже нет за столом. Что могло произойти со Снейпом? Возможно, очередное задание Дамблдора. Гермиона вздрогнула от этих мыслей. Она знала, в каком страшном положение находится профессор. Очень трудно быть двойным шпионом, особенно у таких могущественных волшебников, как Дамблдор и Волан-де Морт. Снейп очень рискует, отправляясь на очередную встречу с Тёмным Лордом. Девушка не разделяла мнения своих лучших друзей насчет профессора Снейпа. Она всегда считала, что если Снейп наказывает их за что-то, то тому есть причина. Иногда девушку охватывало странное чувство – ей казалось, что она прекрасно понимает профессора. После рассказа Гарри - о том, что он видел в Омуте памяти ненавистного профессора, о том, что узнал во время их занятий окклюменцией – Гермионе было искренне жаль декана Слизерина. И потому в прошлом году девушка не так остро реагировала на язвительные замечания Снейпа. Более того, она начала симпатизировать ему, хотя открыто этого не показывала. Под конец шестого курса он даже начал нравиться ей. И дело совсем не во внешности – Гермиону привлекал ум этого человека, его смелость. Поистине нужно быть отважным и сильным, чтобы играть против Волан-де Морта. А ещё эти глаза…
- Гермиона.
Девушка вынырнула из задумчивости и посмотрела на Рона.
- Да?
- Опять где-то летаешь, - усмехнулся он.
- Мы тут обдумывали варианты новых преподавателей, - ввел ее в курс дела Гарри. – Например, наша знаменитая должность по ЗОТС. Как ты думаешь, кто рискнёт на этот раз?
- Гермиона хватит разглядывать преподавателей, - укорил ее Рон, заметив, что девушка всё также смотрит на учительский стол, как и минуту назад.
- Понятия не имею, кто будет вести Защиту, - сказала девушка, обратив внимание на друзей. – Возможно кто-нибудь из мракоборцев. Вы видели, сколько их было, когда мы проезжали через ворота Хогвартса.
- Да, и еще группу я видела в вестибюле, - сказала Джинни. – Они разговаривали со Снейпом.
- Со Снейпом? – переспросила Гермиона. – Так вот почему его сейчас нет. – Она опять кинула взгляд на учительский стол.
Девушка облегченно вздохнула, постаравшись, чтобы никто этого не заметил. Северус Снейп только что вошёл в зал, пройдя мимо гриффиндорцев, сел за учительский стол рядом с директором и что-то сказал тому. Гермиона еще пару минут понаблюдала за ним боковым зрением, делая вид, что прислушивается к диалогу Рона и Джинни.
- В чем дело? – тихо спросил Гарри, наклонившись к уху Гермионы.
- Всё хорошо, а что? – почти искренне удивилась девушка.
- Ничего только ты какая-то странная, - сказал Гарри. – Пока мы ехали в поезде, ты была веселее.
- Всё в порядке. Разыгралась меланхолия. Этот курс последний, вот мне и грустно, - вздыхая, тихо проговорила Гермиона.
- Гермиона у нас целый год впереди не время грустить, - сказал Рон и приобнял её за плечи.
Девушка хотела возмутиться, но не стала. Всё-таки они уже взрослые, и Рон давно оказывает ей знаки внимания.
- Попытайся взять от этого года всё, - посоветовала Джинни.
Гермиона вымученно улыбнулась и сказала:
- Конечно, вы правы. Я непременно воспользуюсь вашим советом.
Гермиона почувствовала, как рука Рона спускается по ее спине. Мурашки побежали от этих прикосновений. Девушка непонимающе посмотрела на парня. Рон покраснел под ее взглядом и убрал руку.
Гермиона напряженно вздохнула. Тем временем в зале образовалась тишина. Девушка оторвалась от созерцания красного, как помидор Рона и посмотрела на учительский стол.
Дамблдор поднялся со своего места.
- Здравствуйте, наши дорогие, и, выходит, самые преданные ученики. В этом году нас будет совсем малое количество. Первокурсников не будет вообще. Но, несмотря на сложившуюся ситуацию, мы продолжим наш нелёгкий путь. Как вы, наверное, заметили, замок очень тщательно охраняется. На этот раз не дементорами, а мракоборцами. Министерство любезно согласилось предоставить нам пару отрядов, - директор обвел взглядом всех собравшихся, и продолжил. – Предупреждаю всех, вокруг Хогвартса установлены очень мощные и опасные щиты и настойчиво прошу не выходить за вороты школы. - Старый волшебник вздохнул и закончил свою речь. – На данный момент это всё. Желаю, удачного года ребята.
Дамблдор опустился обратно на свое место и заговорил с профессором Трансфигурации. Профессор МакГонагалл что-то тихо проговорила, директор тяжело посмотрел на нее, потом кивнул. «Странно», - подумала Гермиона.
На столах появилась еда.
Гермиону не очень воодушевила речь директора. Что-то ей подсказывало, что что-то не так. Дамблдор выглядел очень усталым, хотя за его манерами это хорошо скрыто. Глядя на учительский стол, девушка невольно скользнула взглядом по одному хмурому лицу, на нем она и споткнулась. На мгновение она поймала взгляд этих тёмных глаз, направленных прямо на нее. То, что в них читалось, было странно и более чем не понятно. Гермиона подумала, что ей показалось – Снейп уже отвернулся, а она всё остолбенело смотрела на него.
- Даже помимо экзаменов, год будет нелёгкий, - сказал Гарри, заставляя Гермиону повернуться к друзьям.
Девушка уставилась в свою пустую тарелку. Нужно было чего-нибудь поесть!
- А Дамблдол софсем нисего не скасал о новых плеподавателях, - пережёвывая бифштекс, «сказал» Рон. – Ладно, гебовогия или алифмантика, но по ЗОФС!
Гермиона укоризненно посмотрела на парня. Рон, поняв намек, поспешил запить еду соком.
- На самом деле, кому нужно магловедение или арифмантика с гербологией? – справившись, наконец, с пищей, произнёс Уизли.
- Я согласен с Роном, странно, что директор ничего не упомянул про нового преподавателя по Защите от Тёмных Искусств, - сказал Гарри, наливая себе апельсинового сока. – Думаете, он забыл?
- Всё может быть. Ему уже столько лет, - набивая рот, прочавкал Рон.
- А возможно, он просто очень устал, - сказала Гермиона, многозначно посмотрев на Гарри.
Гарри, поставив локоть на стол и прислонив кубок к виску, понимающе посмотрел на подругу.
- Я ничего не слышал о новых нападениях, - проговорил он. – Думаешь, он занимается, чем-то помимо школы?
- Глупо предполагать, что нет, - заметила девушка. – Ты же не думаешь, что когда Волан-де Морт решит напасть на школу, директор просто выставит тебя на поле для квиддича Тёмному Лорду и скажет, иди, сражайся, дабы сбылось пророчество? Естественно, нет.
Девушка заметила, что Гарри нахмурился. Не обращая на это внимания, она продолжила:
- Он наверняка разработал какой-нибудь план. И еще я думаю, что щиты, которые они установили немалого стоили Дамблдору.
- Да, наверное, ты права, - согласился юноша. – Я думаю, скоро он захочет поговорить со мной. Или, скорее, с нами троими.
- А с нами зачем? – не понял Рон.
- Потому что мы его друзья. И мы никогда не бросил Гарри на милость какого-то психа, - немного резко пояснила Гермиона.
Её всегда немного раздражала такая нерасторопность Рона, (точнее не только Рона, но и многих других учеников). Девушка поморщилась.
- По-моему, директор будет абсолютно прав, если думает так, - сказала Джинни, чуть пододвинувшись к Гарри.
Юноша улыбнулся Джинни и положил свою ладонь на ее руку.
- Конечно, - спохватился Рон, - мы всегда будем с тобой. Вот сейчас только доем, и пойдём распугивать Тёмных Лордов, - победоносно продолжил парень и, прищурившись, взглянул на слизеринский стол, - и Малфоев за одно.
Гарри немного развеселился, да и Гермиона тоже. Они оба посмотрели на Драко Малфоя, который молча сидел за своим столом, ковыряясь вилкой в тарелке.
Глядя на слизеринский стол, Гермиона снова невольно заметила профессора Снейпа. Тот тоже без интереса водил вилкой по тарелке. Он выглядел усталым и очень бледным. Опять хмурился.
«Неужели, все мы настолько ему неприятны? – где-то на краю сознания начали всплывать мысли, - Нет, не мы, а все эти яркие краски, чему-то радующиеся дети. Он «человек войны», и видел в своей жизни только черное. Из всех серых красок жизни, ему достался именно чёрный оттенок. А ведь, он тоже человек и тоже может испытывать боль. Как и любовь… Что? О чем ты думаешь? – Гермиона помотала головой и отвернулась к друзьям. Как раз в этот момент два тёмных обсидиана с болью посмотрели в её сторону.
Спустя четверть часа, директор опять поднялся и сообщил, что в этом году три предмета в расписания входить не будут. Нельзя сказать, что кто-то из учеников расстроился.
- И еще – в этом году должность преподавателя Защиты от Тёмных Искусств будет занимать наш всеми уважаемый профессор Снейп, - эта фраза повергла большую часть присутствующих (за исключением учителей) в ужас.
- Дождался-таки гад, дождался, - кипятился Рон, когда вместе с Гарри, Гермиона и Джинни поднимался в Гриффиндорскую башню. – Вот бестия! Теперь не только на Зельях его терпеть, так еще и на Защите. Надеюсь, эта должности на совесть проклята, и Хогвартс, наконец-то, избавится от этого Подземного Чудовища!
- Рон! Перестань, - осадила его Гермиона.
Рон хотел что-то сказать в протест, но Гарри остановил его:
- Давайте не будем сегодня ссориться, тем более из-за Снейпа.
* * *
Он вышел из своих комнат и направился в Большой зал. Скоро прибудут студенты, а правила школы требуют обязательного присутствия профессоров на банкете. Но не только это было причиной. Сегодня приедет ОНА. Наверняка, она повзрослела за лето.
Северус был прав, как никогда. Выходя из подземелий, он увидел ее, стоящую у Главного входа.
«Так прекрасна… - медленно текли мысли в голове. – Очаровательна, божественна…»
Его взгляд скользнул по тонкой талии, коротенькой юбочке… Она повернулась и, он увидел немного изменившиеся черты, такого неповторимого, любимого лица. Профессор не мог отвести глаз.
«Её волосы, ее глаза… Она стала ещё совершенней… Я даже не мог предположить, что существует насколько волшебная красота!» - думал Северус.
Ну, вот подошли Поттер и Уизли, и она отправилась вместе с ними в Большой зал.
Северус вспомнил о дыхании.
Только он решил последовать за своей мечтой, и, вынырнув из тени, сделал уже несколько шагов, как его окликнул один из мракоборцев охраняющих школу. Охранник отчитался, что они закрыли ворота Хогвартса, и установили ещё несколько оповещающих щитов со стороны Тёмного леса, которые нужно будет проверить часа через три. Через десять минут нудных монологов мракоборца, на которые Северус отвечал кивками, профессор наконец-то вошёл в зал. Мастер Зелий проследовал к своему месту по левую руку от Альбуса Дамблдора.
Первое, что бросилось в глаза Мастеру Зелий, что в этом году поразительно мало детей. Второе – что Дамблдор выглядит совсем плохо.
- Альбус, вы хорошо себя чувствуете? У вас такой усталый вид, - словно прочла его мысли профессор МакГонагалл.
Женщина взволновано посматривала на своего коллегу.
- Спасибо за заботу, Минерва. Со мной всё в порядке, - спокойно, ответил Дамблдор.
Северуса это нисколько не убедило, да и профессора МакГонагалл тоже.
- Всё же, настойчиво прошу вас после ужина пойти поспать, - заботливо проговорила МакГонагалл. – В нашем с вами возрасте переутомление дорого стоит.
- Спасибо, мой дорогой профессор, - кивнул Дамблдор, - непременно воспользуюсь вашим советом.
Северус был готов поспорить, что директор решил согласиться только из-за нежелания искать философские ответы, чтобы объяснить женщине, что ответственность, лежащая на нем, гораздо важнее здоровья. И что он должен, сразу же после окончания пира, отправиться проверять барьеры, установленные мракоборцами.
МакГонагалл явно удовлетворил такой ответ, но она всё так же выглядела обеспокоенной.
Дамблдор поднялся с места и начал свою ежегодную речь. После того как он закончил говорить, Северус удивлённо поднял голову. Снейпа поразило не то, что директор забыл объявить ЕГО должность, а то, что он ЗАБЫЛ об этом вообще!
- Альбус, вы ничего не сказали о преподавателях, - тихо, проговорила профессор Трансфигурации, наклонившись ближе к директору.
Дамблдор немного удивлённо посмотрел на коллегу. Поняв, что допустил оплошность, старый волшебник кивнул МакГонагалл.
- Спасибо, профессор, я объявлю, - спокойно ответил Дамблдор.
На столах появилась еда. Снейп потянулся за кувшином с соком, когда тихий голос спросил его:
- Северус, господа из Министерства доложили тебе о щитах?
- Да, директор, - сдержанно, ответил Снейп. – Если хотите, я сам всё проверю? Мне всё равно сегодня заняться нечем.
Старый волшебник внимательно посмотрел на Северуса, и через несколько секунд тяжело вздохнул.
- Если тебя не затруднит, Северус. Я был бы тебе очень благодарен.
- Конечно, сэр, я всё сделаю. Если что, я вам сообщу, - сказал Снейп.
- Спасибо.
Северус всё же налил себе сок, и принялся выискивать главную причину его присутствия на банкете. Эта причина, сидела за Гриффиндорским столом и разговаривала с друзьями. Северус отпил из кубка.
« Что же мне делать, Гермиона? Как мне жить с этим? Ты ведь никогда даже не посмотришь на меня так, как я на тебя смотрю. Неужели такое прекрасное создание, как ты будет еще одним ножом в моём сердце? Последним кинжалом, который рассечет его, - от этих мыслей желудок скручивало и сердце щемило. В таких случаях, кроме холодного виски, и, может быть еще парочки стаканчиков хорошего красного вина, ничего не помогало. – За какие грехи мне это? Как же она прекрасна… эти глаза, губы… этот ум. Я невероятен, послушать бы себя со стороны, - фыркнул он в кубок. – У тебя мысли, как у Флоббер-червя. Может, не Дамблдор постарел, а я из ума выжил?! Конечно, всё возможно, но… Что это? Что это Уизли делает?! – Северус чуть не подавился соком. - Да, как он смеет прикасаться к ней!!!» – злость захлестнула его, глаза совсем потемнели и начали поблескивать, кулаки стали сами собой сжиматься. Сердце забилось, как бешеное.
Профессор следил, как Рон, обнимая, прижимал к себе Гермиону. Потом как рука юноши постепенно съезжает по спине девушки всё ниже и ниже. Он услышал, как кубок треснул от слишком сильного сжатия, но не стал опускать на него взгляд.
«Я убью его… - не успел профессор домыслить эту фразу, как девушка прекратила неожиданную ласку своего друга. – Молодец, девочка! Мерлин! – Северус потёр виски. – Так я поубиваю всю оставшуюся половину студентов».
Через какое-то время, опустив руки, профессор посмотрел на Гермиону. И встретился с ней глазами. От удивления он не успел стереть с лица гримасу боли. Спохватившись, он отвернулся. Северус чувствовал ее недоумевающий взгляд, но не мог заставить себя посмотреть в ее сторону.
- Репаро, - сказал он, даже не посмотрев на восстановившийся кубок.
Еще минут десять он сидел без интереса, водя вилкой по обиженной жизнью картошке. Настроение резко ухудшилось.
«Забавно, - невесело, усмехнулся он, - самый злобный и всеми ненавидимый профессор влюбился в свою студентку! Вот была бы сенсация для школы».
Хотя ему наплевать на всех остальных. Главное – как Гермиона отнеслась бы к этому? Было бы ей гадко, отвратительно думать об этом, возненавидела бы она его ещё больше? Много вопросов. И, несомненно, на них он может дать ответы. От этого было так горько,… так больно!!!
Северус посмотрел на неё, даже не пытаясь скрыть своей боли. Ему почему-то было всё равно. Потом он проклинал себя за слабость. Но это было потом.
Она не смотрела на него.
Банкет закончился через пятнадцать минут. Дамблдор объявил о новой должности по ЗОТС. Северус покинул зал, спустился в свои подземелья. Ему нужен был бокал хорошего вина. Или лучше коньяка. Через два часа ему предстояло проверить барьеры в Запретном лесу.
Он вздохнул и опустился на своё любимое кресло. Усталость чувствовалась во всём теле, хотя сегодня он ничего особенно не делал. Программу предстоящих уроков он составил ещё в июле.
Поленья в камине потрескивали. Кресло было теплым и уютным.
- Акцио «Ленирэ» 1834г. – бросил он.
Через несколько секунд из шкафчика к нему в руку прыгнула бутылка. На вид она была очень красивой, старой и дорогой.
- Creare argenteus cyathus.
В другой руке появился серебряный кубок
Налив себе коньяка, цвета коры дуба, Северус попытался расслабиться и собраться мыслями.

 
АнонимДата: Понедельник, 11 Февраль 2008, 22:04 | Сообщение # 4
Группа: Магглы





ljnkzncv - Мне ОЧЕНЬ понравился Ваш фанфик, точнее начало! smile
С нетерпением жду продолжения!!!!!!!! wink
 
ljnkzncvДата: Четверг, 14 Февраль 2008, 23:30 | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Спасибо, Аноним, Я очень старалась. Аda, скоро выложит продолжение, я ей скажу. wink
 
adaДата: Понедельник, 18 Февраль 2008, 14:04 | Сообщение # 6
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 2
Странное утро

Она встала очень рано. Шёл шестой час, но спать больше не хотелось. Голова и шея немного болели после долгого сна. Девушка поднялась и пошла в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. В этом году Гермионе, как Старосте Школы, выделили отдельную комнату в Гриффиндорской башне. Её собственную маленькую квартирку. Семикурснице это очень нравилось. В прошлом году ей было в тягость, делить комнату с девочками из класса. Сейчас она стала достаточно взрослой, и ей было необходимо уединение. А в общей комнате оно было недостижимо различные сплетни – кто с кем встречается, кто, как выглядит и прочее – растягиваются на пол ночи. От этого становилось тошно. А сейчас в ее распоряжении гостиная, спальня, хорошая, ванная комната (может не очень большая), и даже кухня.
«Здорово!» - еще вчера она была на седьмом небе от счастья, когда в общей гостиной МакГонагалл объявила ей, что старосты школы могут иметь отдельное жильё.
И весь вчерашний вечер девушка декорировала свою квартиру. Если бы кто-нибудь решил зайти к ней в гости, то был бы очень удивлён, потому что интерьер гостиной был не в ало-золотых, а в тёмных, зелёных и белых тонах. Гермиона никогда не любила красный цвет. Красный – цвет крови, это ей не нравилось. А зелёный и белый всегда поражали ее своей необычно резкой сочетаемостью. Черный был границею между этими цветами. Странно, но ей нравилась такая гамма.
Вчера она преобразила стул в очень старинное, но удобное кресло. Его интерьер она видела в одном из музеев Европы. Расположила его, конечно, около камина.
Кровать с балдахином, как и вся спальня, были мягкого бежевого оттенка. Нежный цвет поразительно контрастировал с бело-зелёной гостиной и ванной.
«Я противоречива, как день и ночь, - усмехнулась девушка, расчёсывая волосы перед зеркалом в ванной. – И мне это нравится. Если тебя не могут понять – значит, будут остерегаться. Я же женщина и этим всё сказано. – Самодовольно улыбнулось отражение в обычном зеркале.
Приведя себя в порядок, девушка вышла из спальни в свою гостиную. Камин всё еще горел, эльфы об этом позаботились. Подойдя к рабочему столу, Гермиона взяла расписание уроков, которое вчера всем раздала декан Гриффиндора. Семикурсница прошла к камину и опустилась в кресло. Подтянув под себя ноги, девушка начала просматривать расписание. Вчера она была так увлечена новым жильем, что у нее не осталось сил, просмотреть какие уроки будут первыми.
Так как в этом году будет меньше уроков, времени на «ничегонеделание» будет много.
«А это значит, что я смогу начать заниматься научной работой», - подытожила она.
В день по четыре урока:
Понедельник
1. Нумерология
2. Трансфигурация
3. Зелья (пара)
Вторник
1. Трансфигурация (пара)
2. Зелья (пара)
Среда
1. Травология (пара)
2. История магии
3. Чары
Четверг
1. Чары
2. Трансфигурация
3. ЗОТС (пара)
Пятница
1. ЗОТС

Дополнительные занятия, выбранные по желанию ученика. Все предметы предложены на основе ваших способностей. Выделенные предметы рекомендуются для глубокого изучения. Выберите только два.
• Нумерология
• Трансфигурация
• Чары
• ЗОТС
• Зелья
• Окклюменция (настоятельно рекомендовано директором!)
Ваш ответ с выбором предметов должен быть оформлен на пергаменте и сдан в течение первой учебной недели.

Гермиона была рада настолько широкому выбору дополнительных предметов. Нужно было написать ответ. Девушка призвала со стола книгу по зельям, не уложенную в портфель со вчерашнего дня, перо и чистый пергамент. Опустив книгу на колени, она положила на неё пергамент и начала писать. Отметив такую аудиторию, как Окклюменция, она остановилась. Девушка прекрасно поняла, для чего директор порекомендовал этот предмет, и не удивилась бы, узнав, что только ей, и Гарри с Роном. Над вторым предметом она призадумалась. Трансфигурация, Чары или Зелья. Нужно было решить, что ей сильнее хочется изучать. Смотря какую работу она будет писать. Этот вопрос сначала нужно обсудить с учителями. Гермиона отложила перо и посмотрела на огонь.
«Ну, какую работу можно сделать по Трансфигурации? Не знаю. А по чарам? Изучать латынь и создавать новые заклинания? Хм, возможно это интересно. Так же, как и зелья. Можно создать лекарство. Например, для оборотней, - думала она. – Значит Чары или Зелья».
Обе возможности были очень заманчивыми. Поднявшись из кресла, положив книгу с пергаментом и пером на стол, она подошла к окну. Солнце уже начало подниматься. На улице было так красиво и спокойно, что девушка не удержалась и решила подняться на Астрономическую башню, чтобы полюбоваться рассветом и вдохнуть свежий утренний воздух.
По пути она никого не встретила. Собственно так и должно было быть. Все еще спят. Ну, возможно кроме Филча с его кошкой. Но Гермиона была рада, что в коридорах было пустынно. Она поднялась по ступеням и распахнула дверь. Свет встающего солнца на несколько секунд ослепил ее. Она поднесла руку к глазам, чтобы защитить их и вышла на площадку башни. Свежий утренний воздух ударил в ноздри, освежая разум, даря лёгкость и своего рода чувство жизни. Солнышко, как единичная полуокружность, прилегающая к осям, примыкало к горизонту. Золотые кроны деревьев, казалось, радуются рассвету, доживая свою короткую жизнь. Гермиона подошла к краю площадки, ограниченной каменными зубцами. Перед ней, внизу, раскинулся целый океан золотых и багряных крон исполинских деревьев. От этого пейзажа дух захватывало. Солнце согревало, девушка не заметила, как закрыла глаза и предоставила этим нежным лучам ласкать своё лицо.
«Как прекрасно».
На край одного из оградных зубцов, на который девушка невольно облокотилась, зачарованная утренней картиной, села небольшая сине-зелёная птичка. Девушка заметила ее тогда, когда «зверёк» задел ее крылышком, может случайно, может специально, чтобы обратить внимание. Гермиона очень удивилась птице, подняв при этом бровь. «Зверёк» как-то вопросительно смотрел на нее. Гермиона, озадачено смотрела на маленькое чудо.
- Что? Ты хочешь, чтобы я погладила тебя?
Птица склонила переливающуюся зеленью головку и Гермиона поняла, что она хочет. Девушка протянула руку к маленькой головке небесного создания и аккуратно погладила. Птичка от удовольствия прикрыла глазки и запела. Мелодия была тонкой, но хорошо различимой, красивой. И она была не похожа на песнь феникса, хотя была такой же прекрасной.
Гермиона была удивлена до глубины души, что не заметила, как сзади к ней приблизилась высокая фигура. Человек остановился, не желая напугать девушку.
Птица прекратила песню и открыла глазки, смотря на Гермиону, девушка тоже открыла глаза и посмотрела на певца. Девушка заметила, что зверёк смотрит куда-то поверх ее плеча.
Вот теперь она почувствовала чьё-то присутствие за спиной. Она медленно обернулась. И испуганно отшатнулась, как раз в расщелину между зубцами. Если бы Северус не схватил её за руку, то она упала бы вниз. Поставив девушку на ноги, он неохотно отпустил ее.
- Мерлин, мисс Грейнджер, простите! – совершенно искренне, извинился Снейп.
Испуг постепенно проходил, сменяясь удивлением.
«Снейп извинился? Невероятно, - ошарашено подумала девушка, всматриваясь в лицо мужчины. – Где же хладнокровие? Неприязнь? Отвращение?»
- Профессор Снейп, что… что вы здесь делаете? – кое-как выговорила Гермиона.
На лицо Снейпа опять вернулось выражение хладнокровия и отчуждения.
- Думаю, то же, что и вы. Пришёл посмотреть на восход, - проговорил он.
Гермиона еще раз удивилась, она не думала, что он снизойдёт до ответа.
- Никогда не думала, что вам нравится рассвет, вы же живёте в подземельях, - не подумав, ляпнула девушка.
«Какого чёрта, ты несешь Гермиона!? – мысленно отругала она себя.
Его лицо осталось непроницаемым, Гермиона уже хотела извиниться, но не успела.
- Даже такой «нечеловек», как я способен оценить прекрасное, - ей показалось или в его голосе прозвучала обида.
Северус развернулся и хотел уйти. Гермиона почувствовала себя виноватой. Девушка была уверена, что обидела учителя. А он всё-таки человек.
«Где же тот Снейп, который за всё, что она ему сказала, снял бы баллы с ее факультета, назначил наказание? Или еще только собирается это сделать?»
- Профессор! – прежде чем, он бросил бы ей на прощание «сто балов с Гриффиндора», Гермиона догнала его около двери. Он обернулся и посмотрел на нее.
- Что еще мисс Грейнджер, - в своей любимой манере, спросил он, не смотря на нее.
- Я … простите меня, я не хотела вас обидеть, - сказала она.
- Вы не тот человек, который способен обидеть меня, тем более такими глупыми высказываниями, - умело врал Северус, его голос звучал насмешливо.
Гермиона явно прослушала то, что он сказал. Она уже выработала способность не обращать внимания на язвительные и лишённые эмоций ответы Северуса Снейпа. И ещё она очень странно ощущала себя. Мысли путались, горло пересохло. Она вроде бы не боялась Снейпа. Тогда что это за симптомы? Кончики пальцев похолодели. Она и не заметила, что так напряжена! Сердце начало прерывисто перескакивать от удара к удару. Из-за всех этих новшеств она продолжила, не обращая внимания на искусственный холодный взгляд его глаз:
- Спасибо, что поймали меня. Я не знала, что кто-то тоже бывает здесь так рано. Если бы я знала, что вы здесь, то не стала бы вам мешать. Останьтесь, я уйду, - сказала она, пройдя мимо него, который смотрел на нее, ничего не говоря. Она не видела его лица, но, проходя мимо, что-то внутри неё ёкнуло. Гермиона закрыла дверь.
Она неслась в свою комнату, словно ее гнали. Девушка ощущала себя абсолютной дурой, за глупые слова, что она сказала Снейпу. Она не понимала, откуда, во время разговора с профессором, взялась эта неловкость. Сердце до сих пор сильно билось. Щеки горели.
«Да, что со мной, в конце концов?» - недоумевая, спрашивала она сама себя.
Оказалось время уже восьмой час. Она начала собираться на завтрак.
«Два часа зелий!» - смущенно подумала она, выходя из комнаты.

* * *

Уже два часа как он бродил по коридорам замка. Кошмары опять не давали ему спать, а пить снотворное он не желал.
И, как всегда, забрёл на Астрономическую башню. Солнце еще не взошло. Он остановился на западной стороне, и начал рассматривать ту часть леса, на которой находились новые барьеры. Прохладный утренний воздух освежал, прогоняя сонливость.
Внизу находился школьный двор, застелённый густым утренним туманом. Стояла такая тишина, что было как-то не реально. Только лес шумел просыпаясь. Сведя за спиной руки в замок, Северус закрыл глаза прислушиваясь. Через пол часа, до его слуха донеслась мелодия. Мужчина открыл глаза и обернулся. Музыка звучала очень близко. Он обошёл закрытую часть площадки и оказался на восточной стороне башни.
Сказать, что он удивился, ничего не сказать. Он был в шоке. Там у самого края стояла Гермиона.
Сначала он подумал, что совсем спятил, но девушка пошевелилась. Он затая дыхание, неспешно приблизился к ней. Девушка гладила маленькую птицу сине-голубого оттенка, которая пела. Северус, как завороженный следил за ней. Сердце казалось, выпрыгнет из груди, или она услышит его оглушительный стук, с которым комочек разбивался о грудную клетку. Ладони вспотели, по телу разбегались энергетические волны, опускаясь к низу живота.
Мелодия затихла. Северус попытался отвлечься от своих ощущений. Он видел всё словно в замедленной съёмке: как она поворачивается, пугается и быстро отстраняется, как можно дальше. А дальше эта щель в ограждающей стене…
Один удар сердца… Он схватил ее за руку и не дал упасть.
Второй удар… Он отдёрнул руку. Всё внутри переворачивалось. Она могла упасть, погибнуть, умереть!!! Умереть…
«И я бы стал тому причиной. Отвратительный Снейп. Я так напугал ее. Я такой урод, что она даже боится смотреть на меня. До ужаса пугается, - от этих догадок сводило желудок. – Господи, прости меня!
Можно сказать, что у него опять был шок. Хотя слово «шок» в очень преуменьшенном значении. Его руки дрожали, потому он поспешил их спрятать в длинных рукавах.
Ему так хотелось обнять ее. Осознать, что она в безопасности. Ему так хотелось, чтобы она отошла от края площадки. Чтобы с ней было всё хорошо.
«Если бы ты не появился, с ней было бы всё в порядке», - прошипел голос разума.
- Мерлин, мисс Грейнджер, простите! – проговорил он, не свойственным ему голосом. Только потом он понял, что сказал.
Он видел, как выражение страха на личике девушки сменяется удивлением.
- Профессор Снейп, что… что вы здесь делаете? – услышал он, ее голос.
Он предал своему лицу обычное выражение. Кажется, получилось неплохо, потому что девушка заволновалась.
- Думаю, то же, что и вы. Пришёл посмотреть на восход, - он пытался, чтобы голос звучал, как обычно холодно и насмешливо. За годы практики, он делал это на автомате.
- Никогда не думала, что вам нравится рассвет, вы же живёте в подземельях, - сказала она.
Эти слова никогда не были бы услышаны, если бы их произнёс кто-нибудь другой. Но сейчас они резали его лучше самого острого ножа.
- Даже такой «нечеловек», как я способен оценить прекрасное, - ему было обидно, но он не показал этого, по крайней мере, он так думал.
Северус развернулся и хотел уйти. Не нужно ему оставаться здесь дольше. Они могут сделать друг другу больно. Хотя она наверняка даже не подозревает, как сильно может ранить его.
- Профессор! – он уже дошёл до двери.
Обернувшись, он немного испугался, потому что она подходила к нему. Дрожь, которая немного притупилась, во время их диалога, опять набирала обороты. Она подошла и остановилась в двух метрах от него, но в глаза так и не посмотрела.
- Что еще мисс Грейнджер, - отстраненным голосом спросил он, также, не смотря на нее.
- Я … простите меня, я не хотела вас обидеть, - сказала она.
- Вы не тот человек, который способен обидеть меня, тем более такими глупыми высказываниями, - от этой лжи заныло сердце.
Она была настолько близко, что он чувствовал ее тепло, ее запах. Опять энергетические волны побежали по телу, направленные к нижнему полюсу.
- Спасибо, что поймали меня. Я не знала, что кто-то тоже бывает здесь так рано. Если бы я знала, что вы здесь, то не стала бы вам мешать. Останьтесь, я уйду, - пытаясь побороть наваждение, Северус не сразу понял смысл ее слов. Он почувствовал, только когда её тепло оказалось в полуметре от его тепла, а потом исчезло. Лишь хлопнувшая дверь оповестила его, что он опять один.
Он поднял дрожащую руку и стиснул занывшие виски. Хотелось закричать от бессилия. Но он держал себя, как всегда. Подавив эмоциональные порывы, он решил благоразумно спуститься обратно в подземелья. Оказавшись у себя в кабинете, он подошёл к своему столу и достал оттуда маленькую бутылочку с золотистой жидкостью внутри, средство от головной боли. Создав кубок с водой, он сел на стул и накапал в кубок несколько капель. Закрыв бутылочку, спрятал ее обратно в стол. Размешав жидкость в кубке, выпил ее. Вкус лимонового чая. Головная боль начала затухать.
«Вот бы так просто избавляться от возбуждения, - усмехнулся он, опуская взгляд вниз. – Хотя есть другой способ это сделать, - он уже потянулся к брюкам, но остановился. – Нет, не смей! Начнёшь представлять в мыслях, захочешь в реальности. А ты знаешь, что это не возможно!»
Он опустился в своё любимое кресло и закрыл глаза. В камине пощёлкивали дотлевающие угольки. Через какое-то время Северус понял, что пора подниматься на завтрак.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Понедельник, 18 Февраль 2008, 14:09 | Сообщение # 7
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава № 3
Поцелуй

- Гермиона, ты, что не успела, к сроку, все учебники выучить? – спросил Рон, наливая себе чая.
- Что? – рассеянно, спросила девушка.
- Что, ты такая разбитая? – перевёл Гарри.
- Да, ничего, не выспалась, - объяснила она. – Я сегодня Снейпа в Астрономической башне встретила.
- Что ты там делала? – удивился Гарри, похлопывая по спине, подавившегося Рона.
- Я решила немного прогуляться, вот и забрела в башню, - объяснила она друзьям. – Потом появился Снейп. Он так тихо подошёл ко мне, что я испугалась от неожиданности…
- Ну, еще бы, таких, как он еще поискать, - вставил Рон.
Гермиона предпочла не слышать комментариев Рона, она продолжала:
- Так вот, он меня напугал, и я чуть не свалилась с башни. Но он вовремя схватил меня.
- Что он до тебя дотрагивался? – вспылил Рон. – Да какое он имеет право трогать своих студенток! – парень, аж, побагровел от злости.
- Он спасал мне жизнь! – возмутилась Гермиона.
- Перед тем как способствовал ее угрозе, - выпалил парень. – Может, он специально всё подстроил, чтобы убить тебя.
- Тогда, он не стал бы спасать меня, - угрюмо сказала девушка.
Вдруг Рон покраснел еще больше, его глаза заблестели не добрым блеском и он, тихо, проговорил:
- А может, он подстроил всё так, чтобы потрогать тебя.
- Что? Чушь! – Гермиона недоумевала от подобной мысли друга.
- Может, ты не заметила, что в этом году ты очень изменилась? Ты посмотри на себя! Да, каждый нормальный парень не сводит с тебя глаз. А этот старый извращенец, наверное, спит и видит, как ты будешь у него… - звонкая пощёчина, оборвала пылкую речь парня.
Гермиона поднялась из-за стола и ушла, не сказав ни слова.
Ей были обидны слова Рона, но в них была доля правды.
Сегодняшняя встреча в Астрономической башне была довольно странной. И Снейп был очень странным. Но Гермиона никогда не поверит, что этот человек извращенец, и когда-либо сделает ей больно. С чего она это взяла, девушка не знала.
Выходя из Большого зала, она оглянулась на учительский стол, чтобы посмотреть пришёл ли профессор Зельеварения. В этот момент девушка налетела на кого-то, практически очутившись в его объятьях. Она подняла голову и встретилась взглядом с пронзительными темными глазами. Она была ниже и смотрела на него снизу вверх. Казалось, время на несколько минут остановилось. Она вглядывалась в его глаза. Глубоко очень глубоко, на самом дне этих обсидианов, прежде чем он успел это скрыть, она увидела, то, что не ожидала увидеть. Мгновение тем славятся, что они самые неповторимые и быстро проходят. И это мгновение закончилось.
Он отшатнулся от нее, словно от прокажённой.
- Мисс Грейнджер, вы, что свой ум променяли на неуклюжесть, - сказал он, как отрезал.
Гермиону подобное заявление задело. Она сама осуждала неуклюжих людей.
- Нет, профессор, я вас не заметила, - выдавила Гермиона.
- Так купите очки. Будет на одного очкарика больше. Хотя Поттер и в очках-то плохо видит, - с насмешкой проговорил Северус, смотря на девушку.
Упоминание Гарри остудило гнев Гермионы. Она поняла, что Снейп лишь прикрывается призрением к Гарри, чтобы разозлить ее, и что-то скрыть. Она уже давно заметила, эту его тактику. Достаточно эффективная, если подумать.
«Он боится своих эмоций. Как правильно Рон заметил, профессор, кажется, неравнодушен ко мне. Или как же понимать то, что было в его глазах. Или мне только померещилось. Тогда бы уж точно не в глазах Снейпа». – Мысли залетели дальше, чем она могла себе представить.
- Простите профессор, - осторожно извинилась она. – Я приму к сведению совет об очках. Могу я идти?
- Можете, - коротко ответил он.
Гермиона не стала дожидаться продолжения и бросилась наверх по лестнице в класс Нумерологии.
Северус остался стоять в дверях, смотря ей в след.
«Она игнорирует мои колкости, - забралась к нему в голову странная мысль, которая немало удивила его. – Что бы это значило?»
С этим вопросом он и вошёл в Большой зал.

* * *

Нумерология и Трансфигурация прошли так быстро, что она и глазом не успела моргнуть. Поистине, когда чего-то боишься, время летит со скоростью света, неумолимо приближая тебя к тому чего ты страшишься. А Гермионе было чего бояться. Зелья. Не то чтобы она боялась, что чего-то не знает. Нет. Её страх был иным. Мастера Зелий она тоже не боялась. Она боялась тех ощущений, которые возникают, когда он находится поблизости. Девушка еще не определилась, что это за ощущения.
Как такое возможно, что раньше таких чувств не возникало? Раньше она вообще ничего не ощущала по отношению к этому человеку, лишь год назад она начала жалеть его, а сейчас в ней поднимались, какие-то не знакомые чувства.
Пока она шла в его класс, то ей чудились обсидиановые глаза. Почему она никогда раньше не замечала, как необычны его глаза? Раньше она никогда не была так близка к нему.
Когда они столкнулись, она точно помнила, что его первой реакцией было не оттолкнуть ее, а обратное. Он практически обнял Гермиону. И девушка ощутила тёплое тело. Пусть за какие-то доли секунды, но она совершенно точно почувствовала, как сильно ударилось его сердце о ребра, словно желало пробиться к ней. Стучать в одном ритме с ее сердцем.
Гермиона остановилась в тёмном коридоре.
- Я, наверное, спятила, - в слух, сама себе вынесла вердикт девушка.
- По мне так это произошло еще на первом курсе, когда ты решила таскаться за Поттером и Уизли, - раздался тихий голос, за спиной Гермионы.
Гермиона мгновенно вытащила палочку и наставила ее на Малфоя.
- Даже не старайся, - сказал слизеринец. – Я не собираюсь обижать больных людей.
- Где же твои дружки? Неужели на развод подали? Или Лорд посчитал тебя не достойным их дружбы, - в том Малфою ответила девушка.
Драко лишь хмыкнул.
- Не беспокойся Грейнджер, Тёмный Лорд позаботится не только о моей дружбе, - с этими словами он ушел вперед.
Гермиона последовала за ним. Ей очень не понравились слова Малфоя. Можно было рассказать о разговоре Дамблдору, но Гермиона догадывалась – директор знает, что, как и Гарри, его друзьям тоже грозит опасность.
Девушка вошла в класс одной из последних. Нужно было садиться по одному за парту, и она предпочла сесть перед Гарри, чем на последнюю парту за Роном. В это году в класс Зельеварения попало только восемь человек. Большую половину школы, как и самого Снейпа, приводило в недоумение, как туда попал Лонготтон. Но тем не менее из Гриффиндора было только четверо человек, трое из Слизерина, среди которых Малфой, и один из Рейвенкло. В этом году, по настоянию, директора Снейп принял в класс учеников с оценками по СОВ не только с «Превосходно», но и с «Выше ожидаемого». Таким образом, набралось всего восемь человек из бывшей параллели шестых курсов.
Как всегда, урок начался с эффектного появления профессора. Все два часа Гермиона пыталась лишний раз не обращать внимания на Снейпа. Но каждый раз, когда он проходил около ее парты или где-то поблизости, что-то внутри нее напрягалось.
«Что за ерунда! – злилась она, в который раз пытаясь нарезать картофелеобразный корень. – Я же не боюсь его. Почему же вздрагиваю при каждом его приближение?»
- Мисс Грейнджер, можно узнать, что это вы делаете? – Гермиона застыла, руки задрожали, кончики пальцев снова похолодели.
- Пытаюсь нарезать корень белого Бриония, - выдавила из себя девушка, так тяжело и неуютно ей еще никогда не было.
- А вы уверены, что это действительно он? – с нажимом проговорил профессор, приподнимая одну бровь.
С слизеринской половины класса послышались смешки. Гермиона рассеянно посмотрела на корешок, который она уже третий раз пытается нарезать.
«Это же корень папоротника – Щитовник. Гермиона о чем ты только думаешь! Положи я его в котёл, то ознаменовала бы приход нового Лонготтона», - от напряжения, она закусила краешек губы.
Девушка подняла глаза на профессора и чуть не открыла рот от удивления, Снейпа не было. Он ушел в сторону Невила, который пытался затушить огонь под своим котлом, но, по всей видимости, был так напуган предстоящим разбирательством с профессором, что у него ничего не получалось. Зелье в его котле угрожающе побулькивало, и цветом оно было далеко от нужного.
Гермиона слышала, как профессор отчитывает парня за бездарность и неуважение к его предмету. Гермиона почувствовала себя виноватой, то, что она чуть не сунула в своё котёл посторонний ингредиент, говорили о ее невнимательности, за что Снейп всегда придирался ученикам. А ей он ничего не сказал, только предупредил о её ошибке. Раньше бы Снейп и пальцем не пошевелил, чтобы кого-то предупредить, а наоборот посмотрел бы, что получилось. Если конечно это не угрожало жизни студента, или было очень болезненно и неизлечимо. Гермиона понимала, что это он делает не из-за удовольствия поиздеваться над учеником, или по крайней мере это не главная его цель. Она понимает, что таким образом он пытается внушить детям, что не соблюдение правил в Зельеварении может стоить жизни. И он прав.
«Однако факт остаётся фактом, он ничего не сказал мне, - думала девушка, нарезая, в этот раз, нужный корень. – Не стоит делать поспешных выводов. Он всё-таки знает мои способности. Однако разве Снейп упустит момент поиздеваться над гриффиндорской Всезнайкой. – Вклинился иной голосок, очень смахивающий на подстрекающий голос Рона Уизли. – Но не может быть, чтобы все мои догадки были верны! С чего бы это Снейпу начинать обращать на меня внимание. Он уже не мальчик и, наверняка, отношения со студенткой ему не претит. Тем более с его то жизнью, ему меньше всего сейчас нужна подобная нервотрёпка, – она переложила мелко порезанный корешок и начала степенно помешивать зелье в своём котле, которое уже приобрело нужный розоватый оттенок. – А может, очень даже нужна! – сказал голосок, теперь подражая голосу Гарри. – Ему сейчас, наверное, так одиноко! Неужели у него никого нет. Да и сидит он всегда в подземельях». – Она перестала помешивать зелье и посмотрела на зельевара.
Он уже давно переставший ругать Невила, сейчас сидел за своим столом, и что-то писал в журнале. Парта Гермионы была второй на ряду по правую руку профессора, и она могла разглядеть его лицо. Это было так необычно сидеть и всматриваться в лицо профессора Снейпа, потому что Гермиона никогда бы не подумала, что будет заниматься этим. Обычно девушка смотрела на него, когда хотела, что-то спросить или ответить, и то она предпочитала смотреть поверх его плеча. Она понятия не имела, почему так делала, но сейчас это не имело значения. Она смотрела на него. На его хмурящееся лицо. Он поморщился. Это девушка понять могла. Из-за неправильно сваренного Невилом зелья, в классе витал сладковатый приторный запах. Это раздражало нервы, и начинала побаливать голова, как от запаха краски.
Запиликавшие часы привлекли внимание девушки. Это был маленький будильничек, который сообщал ей, что пора добавлять следующий ингредиент. Отключив тихий звоночек, Гермиона начала добавлять приготовленный корень. Зелье приобрело красный цвет. Девушка сверилась с учебником. Да, всё правильно.
- Гермиона, - позвал ее тихим голосом Гарри. – Гермиона, помоги мне пожалуйста. – это прозвучала, почти, умоляюще.
Гермиона кинула на учителя короткий взгляд. Снейп всё еще, что-то писал. Девушка повернулась к Гарри.
- Ну, что случилось?
- Я что-то сделал не так. Оно не принимает розового оттенка, как в книге, - зашептал он.
Гермиона заглянула в его котёл. Вроде бы всё нормально, но зелье не переходит на третью стадию.
- Добавлял орех каштана? – спросила она, вспоминая.
- Да, добавлял. Потом мешал, три по часовой, семь против. Добавил, клевер, кипрей…
- Кипрей? Он добавляется в самом конце, - сказала Гермиона. – После клевера идет Брионий. Тебе нужно нейтрализовать эффект белладонной, - быстро зашептала Гермиона, что-то ей подсказывало, что не стоит долго сидеть спиной к Снейпу.
- Спасибо, - услышала она отворачиваясь.
Девушка исподлобья посмотрела в сторону преподавателя. Он так и сидел, склоняясь над журналом. Гермиона вздохнула. Её зелье, уже практически готовое, побулькивало и начало приятно пахнуть. Через пять минут девушка добавила в котёл клевер и начала собирать вещи. Собравшись. Она заглянула в котёл. Всё зелье готово. Она налила половничек в специально приготовленную склянку, и подняла руку.
- Сэр, можно сдать работу?
Снейп оторвался от журнала и посмотрел на студентку.
- Вы, уверены, что всё сделали правильно? – спросил он.
Он думал, что вызовет негодование со стороны девушки, из-за того, что смел, усомниться в ее способностях. Но Гермиона отчего-то была не расположена к неприязни и негодованию. Она лишь скептически посмотрела на учителя и уверенно кивнула.
- Тогда можете пока не сдавать. Через пятнадцать минут мы проверим то, что у вас получилось.
«Он, что действительно сомневается в моём умение варить эти чёртовы корешки», - раздражённо подумала она.
Его ухмылка остудила её пыл. Он просто решил поиздеваться.
«Ну, что ж профессор ваше право. Вы же Снейп! У тебя это в крови!» - на этот раз со злобой подумала девушка, даже не заметив, пусть, в мысля, но назвала профессора на ты.
- Хорошо, профессор, я уверена, что всё сделала правильно, - твердо сказала она.
Снейп, никак не отреагировал на ее слова, а лишь напомнил тупоголовым студентам, что время подходит к концу, и чтобы они, сдавая образцы, не забыли подписать их РАЗБОРЧИВЫМ почерком.
Гермиона усмехнулась.
«Лучше было сказать профессор: «Постарайтесь, чтобы ваши руки не тряслись, убивать я вас не намерен, за ваши никчёмные головы. Директор не позволит». Это было бы вернее».
Девушка от ничего не делания, занялась тем же делом, что и пол часа назад. Она устроилась поудобнее и повернулась в сторону учительского стола. Но не прошло и двух минут, как послышалось громогласное БУЛЬК, где-то с задних парт. Гермиона резко обернулась. Котёл Рона был безнадёжно расплавлен. Сам парень был с ног до головы облит тёмно-коричневой жижей. Рон пытался убрать горячую слизь с лица и рук. Девушка сорвалась с места и выхватив палочку выкрикнула:
- Аqua!
Из волшебной палочки хлынул холодный поток воды.
- Solvere, - тихо, прекратила она действие заклинания. – Рон? – она приблизилась к нему, Гарри тоже подскочил к другу.
- Профессор, ему нужна помощь, - обратилась Гермиона к подошедшему учителю.
На лице Снейпа было лишь отвращение к бардаку учинённому Роном. Взмахом палочки он убрал беспорядок.
- Мистер Поттер, отведите его в больничное крыло, - приказал он, даже не посмотрев на девушку.
- Гарри еще не доделал свою работу, профессор. Я могу проводить Рона, - сказала Гермиона, в упор, смотря на преподавателя.
- Таким образом, хотите избежать проверки вашего зелья? – ядовито поинтересовался Снейп.
- Нет, - сдержано ответила Гермиона. – Если хотите, я могу вернуться, сразу же, как удостоверюсь, что с моим другом всё в порядке.
- Не стоит беспокойства мисс Грейнджер, будет следующий урок, тогда вы не открутитесь, - сказал профессор. – Можете идти, только сдайте ваш образец.
Быстренько поставив склянку на поднос на учительском столе, девушка взяла сумку и пролетела мимо профессора. Она почувствовала, как он вздрогнул. Девушка подхватила под руку покалеченного Рона.
- Идем, - как можно заботливее, проговорила она.
- Что случилось Рон, почему зелье взорвалось? – попыталась отогнать от себя навязчивые мысли девушка, останавливаясь. Они уже вышли из подземелий, и сейчас стояли напротив пустого Большого зала и лестницей наверх.
Она посмотрела на друга. Парень был весь мокрый, волосы висели сосульками. Проделанный, парой учеников из подземелий, путь был отмечен мокрой дорожкой.
- Я немного отвлёкся, - буркнул он, утирая рукавом лицо. Лучше бы ему этого не делать, потому что слизь оставшаяся на одежде, теперь снова украшала его лицо. Гермиона ухмыльнулась. Так смешно выглядел парень.
- Ты чего? – не понял он.
- О, Рон, - улыбаясь, поговорила она, доставая из кармана платок и стирая с лица парня остатки зелья. – Что могло тебя так отвлечь? Это же было простейшее зелье.
Кожа парня покраснела еще больше, толи от ожога, толи оттого, что девушка терла ее или еще чего-нибудь.
- Я думал о тебе, - сказал он.
Гермиона перестала оттирать пятно на скуле парня.
- Что? – единственное, что она смогла сформулировать.
- Прости за то, что я сказал тебе на завтраке, - угрюмо произнёс он, смотря на свои ботинки. – Я приревновал тебя.
- Но, почему? – зная ответ, спросила она.
- Ну, знаешь, ты давно мне нравишься. И я не хочу, чтобы кто-то навредил тебе, - он взял ее за руку.
Гермиона от шока не успела ничего предпринять. Он подошёл совсем близко и, наклонившись, поцеловал ее. Гермиона не стала сопротивляться, она разрешила Рону себя поцеловать. В конце концов, их дружба к тому и вела. Тогда спрашивается, почему не с Гарри? С ним у неё тоже дружба Ответ прост: потому что НЕ с Гарри.
Это был не просто поцелуй. Девушка чувствовала, как напряглось тело парня. Он положил руки ей на плечи и прижал к себе. По ее спине побежали мурашки. Он тяжело дышал, когда отстранился от нее и посмотрел ей в глаза.
- Думаю тебе уже лучше, и ради этого стоило взрывать котёл? – улыбнувшись, проговорила она.
- Да, - облегчённо, выдохнул Рон.
- Пойдём, нужно, чтобы мадам Помфри осмотрела ожоги, - сказала Гермиона.
Они продолжили путь в медицинское крыло, не заметив, как из Большого Зала, из-за одной из створок огромных дверей выходит довольная профессор МакГонагалл.

* * *

«Чёртов, Уизли!» – злился Северус, смотря как за Гермионой закрывается дверь.
Ему так не хотелось оставлять ЕЁ с ним. Северус видел, как парень поглядывает на Гермиону. Еще в прошлом году было всё понятно. Но в этом году мальчишка наверняка захочет большего. Руки начинали мелко дрожать от этих мыслей.
- Сдавайте работы и можете убираться отсюда, - сказал он. – И, да, еще кое-что, пятьдесят балов с Гриффиндора за расплавленное школьное имущество. Передайте мистеру Уизли, что завтра его ждёт отработка с Филчем.
Все начали собираться. Через пятнадцать минут Северус уже находился в учительской, и засовывал классный журнал, в шкафчик специально предназначенный для них. В учительской было практически пусто. За столом около окна сидели профессор МакГонагалл и профессор Стебель пили чай и разговаривали.
«Опять сплетничают! Неужели ни одна женщина без этого не обходится?!» - подумал он.
- Да, мисс Грейнджер прекрасная ученица и в этом году она очень повзрослела, но не думаю, что Уизли ей подходит, - донеслось до его чуткого слуха.
Он прислушался.
- Нельзя сказать, что Рональд Уизли умнейший. Да, они очень разные, - согласилась МакГонагалл, – но, ты же знаешь, что противоположности притягиваются. Тем более то, что, я сегодня увидела, когда шла сюда, тому подтверждение, - довольно, проговорила она.
- А ты точно уверена, что он поцеловал ее? – произнесённый вопрос, поразил Северуса, заставив сердце подскочить и упасть в небытие.
- Да, я уверенна, - ответила МакГонагалл, тем самым, лишив мужчину опоры под ногами.
Чувствуя, что не может стоять, Северус перебрался на кресло у камина и сел спиной к профессорам.
- И она была не против, - заметила МакГонагалл. – Вся светилась. Думаю, из них получится хорошая пара.
Ему стало в сто раз хуже. Воздух уходил из лёгких, а он всё не мог заставить себя дышать. Пальцы с силой сжимали подлокотники. Мысли метались в голове.
«Поцеловал? Не возможно! Нет», - потеряно думал он.
Внутри стало как-то холодно и пусто. Он закрыл глаза, пытаясь привести мысли в порядок, но это оказалось не так просто. Северус порывисто поднялся с кресла и вылетел из учительской.
«Всё-таки жизнь решила опять сыграть со мной злую шутку, - проносились мысли у него в голове, так же как и он несся по коридорам. – А я ведь еще даже не начал жить. Ещё одна немая боль, после которой наконец-то последует долгожданный конец». – От этих унылых мыслей хотелось позорно плакать, но естественно он не смел позволить себе такой роскоши. Человек без сердца не может плакать.
Он опять оказался в своих комнатах, в своём кресле и с бокалом дорогого «Бардо».
«Будь проклят весь этот мир, Волан-де Морт и Дамблдор с их войною, пусть буду проклят я, Уизли…, но не ОНА, - сердце опять заболело. Противоречивые чувства разъедали его. – Как можно любить и ненавидеть одновременно? Проклинать и боготворить? Но, нет … как, ну, как я могу ЕЁ ненавидеть. ОНА - АНГЕЛ, а ангелов нельзя ненавидеть. ОНА чиста, невинна. А я нечестив и безобразен, как я могу осуждать ЕЁ выбор. ОНА в праве выбирать. Только такие БОЖЕСТВА имеют право выбирать. Я заслужил это, - он опустил лицо в ладони и застонал. – Как же больно, как же плохо. Скорей бы смерть».


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Понедельник, 18 Февраль 2008, 14:18 | Сообщение # 8
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава № 4
Ложные выводы

Утро вторника было так же замечательно, как и предыдущее. Девушка села на кровати и потянулась. Настроение было просто великолепным. Вчера Рон предложил ей встречаться, и она согласилась, хотя внутри появилось какое-то странное ощущение.
Гермионе, как и любой девушке в ее возрасте, хотелось испытать чувства первой любви. Она бодро спрыгнула с кровати, надела тёплые тапочки и пошла в душ. Струи прозрачной и тёплой воды дарили прекрасные ощущения и давали возможность настроиться на новый учебный день.
«Интересно, что из этого получится? – думала девушка, намыливая губку. – Ведь, я ничего не чувствую к Рону. Но, возможно, чувства придут позднее, когда мы узнаем друг друга поближе. Я и так много о нём знаю. Хотя, кто знает, может, и не всё, раз не думала, что он решится предложить мне гулять».
Смыв с себя мыло и повязав вокруг головы полотенце, девушка вышла из ванной. Подойдя к столу, она заглянула в расписание, приколотое к стенке над столом. Сегодня было две пары: Трансфигурация до обеда и Зелья после.
«Зелья. Снейп. Что же мне делать с ним? Ведь, если мои подозрения верны, что мало вероятно, то…, а что я могу с этим поделать. Он точно ничего не сделает мне», - рассуждала она.
Перед ее глазами начали всплывать его глаза, такие тёмно-карие, невероятно красивые. В них было что-то необычное и очень грустное. Она опять вспомнила момент, когда они столкнулись в дверях Большого зала, тепло его тела от её собственного. Сильные руки, практически обнимающие ее. А что было бы, если он действительно обнял, прижал к себе, а эти глаза поглотили ее? Интересно было бы почувствовать вкус его губ….
«Ты что, с ума сошла?! О чем ты думаешь! – Гермиона сама поразилась собственным затаённым желаниям. – Это же Снейп! Это невозможно, невероятно! – она подошла к окну. – Но почему, невероятно. Он тоже человек и к тому же мужчина. – Гермиона наблюдала за Хагридом, спозаранку решившем покопаться в своём огородике. – Но он так стар. Сколько ему? Лет сорок. Он тебе в отцы годится! – проснулся голосок Рона в ее голове. – Но разве возраст помеха для лю… Стоп! Рано еще об этом, - быстро притормозила она. На щеках девушки выступил румянец. – Всё же не понятно, как такой человек, как Снейп, может обращать внимание на нее. Из-за красоты? Возможно, ведь только в этом году моя внешность так сильно изменилась. Что же выходит? Как женщина я его не привлекаю? Только как кукла?! – гневно, подумала девушка. – Что ж профессор, я покажу вам, как куклы умеют злиться! – резко развернулась Гермиона. – Значит, мой ум вас не задевает, а на красоту вы падки! – на ее лице появилась злорадная ухмылка.
Гермиона даже не заметила, что совершенно забыла о новоприобретенном парне. Все ее мысли были забиты идеями, как можно проучить Мастера Зелий. И ей даже в голову не пришло насколько сама мысль проучить профессора, была колоссально нереальной, невероятной. Почему-то Северус Снейп абсолютно не пугал ее, а наоборот всё больше и больше привлекал.

* * *

С протяжным стоном он сполз с кровати. Голова жутко болела. Вчера он «немного» перебрал вина, успокоительного и виски. Последнее было явно лишним. Нащупав, на стоящем рядом с кроватью кресле халат, мужчина, натянув его, пошатываясь, пошёл в ванную.
- О, боже! – холодная вода хлынула из душа, заставляя его проснуться окончательно и бесповоротно.
Дотянувшись до крана, он открыл горячую воду. Облокотившись обеими руками о кафельную плитку стены, он прерывисто дышал. Туман в голове рассеялся, но осадок от алкоголя не так просто изжить. Тёплая вода стекала по светлой коже, но он практически не замечал этого. Мысли снова и снова вращались вокруг одной и той же темы.
Взмахом руки Северус отключил воду, но так и не смог сдвинуться с места. Встряхнув головой, он развернулся и, прислонившись к стенке, осел вниз. Сейчас он больше походил на мокрого забитого щенка, нежели на Страшное Чудовище Подземелий, как считали его студенты. Не было сил даже пошевелиться, но нужно было вставать, одеваться и идти учить детей.
Вся его жизнь была принуждением. Его бы воля, то человек по имени Северус Снейп давно бы уже не существовал. Жизнь – это боль, боль – это то, что заставляет чувствовать себя живым. Поразительно глупо, но кто с этим поспорит. Кто спорит, тот не живёт. Северус не спорит, он просто живёт болью. Всёгда. Не было такого момента, чтобы удача благоволила ему. Была удача, в результате, которой он выживал. Но можно ли назвать это удачей? Возможно, это всего лишь опыт. Опыт – это единственное за, что мы платим в этой жизни.
Так что же можно назвать удачей? то, что ты живёшь или то, как ты живёшь?
С самого детства, он ощущал свою непринадлежность к этому миру. Ну, зачем он нужен такому миру, в котором его не ценят, не любят, боятся? Зачем? Зачем Дамблдор вытащил его из той гниющей ямы? Зачем вернул жизнь? Даже, если эта война закончится, он не сможет обрести покой. Ошибки всей его жизни до конца дней будут преследовать его в кошмарах, и не будет никого, кто сможет помочь преодолеть эту боль. Много ли в мире таких людей, как он, с разбитыми изодранными душами? Возможно, Дамблдор и вернул его к жизни, потому что Северус знал все аспекты боли. Холодный расчёт Альбуса Дамблдора? Да, директор очень умён, несмотря на свою обманчивую внешность. На то он и Дамблдор – Великий волшебник! Но, тем не менее, старец никогда бы не отправил Северуса к Волан-де Морту не будучи уверенным, что тот справится. Северус не сомневался, что старый волшебник любит его и не позволит убить. Дамблдор многое может предвидеть.
Снейпу бесспорно жаль своего покровителя, потому что на плечах директора лежит огромная ответственность. Каждый раз, когда кто-нибудь из Ордена погибал, Дамблдору приходилось очень плохо, хотя он не показывал этого. Но Снейп видел это. За годы преподавания в Хогвартсе, Северус хорошо изучил старого волшебника, и, можно сказать, полюбил, как наставника. Дамблдор всегда был добр, отзывчив и ласков с Северусом, чего никто никогда не делал, даже собственная мать Снейпа, не говоря об отце, который бросил его и Эйллин Принц, еще, когда мальчику было девять лет.
Пытаясь заглушить поток малоприятных мыслей, мужчина поднялся на ноги, придерживаясь за стену. Пол часа прошло, прежде чем он смог покинуть ванную комнату.
На нем была лишь полоска зелёного полотенца, обмотанная вокруг бёдер.
Сейчас много студентов оказалось бы в глубочайшем шоке.
Нельзя было сказать, что в обнажённом виде мужчина был не красив, как раз наоборот. Стройное гибкое тело, выделяющиеся мышцы, которые были очень даже кстати, кожа была не такой уж бледной или желтоватой, как казалось со стороны. Волосы сейчас не были сальными и не застилали лицо, они были мокрыми, убранными и делали лицо более молодым. Таким образом, Северус Снейп опровергал все теории студентов, о том, что он ужасный урод. Жаль только, что сам мужчина не видел этого. Он всегда считал себя умным, но никак не красивым. Ему всегда внушали, что таких, как он, еще поискать. Такую политику проводили Мародёры, когда он учился в Хогвартсе.
Достав из шкафа новый комплект своей однообразной мантии, он начал одеваться. Надев брюки, зашнуровав ботинки и накинув рубашку, не застёгивая, он прошёл в соседнюю комнату, которая была его личной лабораторией.
Время было семь часов, а Северус уже что-то варил. Это что-то было зельем от похмелья. Холодный душ, конечно, хорошая вещь, но он должен был быть полностью в своём уме, когда будет снимать баллы с нерадивых учеников или, когда увидит ЕЁ. Ему нужно будет держать себя в руках.
Без четверти восемь он уже выходил из подземелий, направляясь на завтрак. Всё, что ему сейчас было нужно – это чашка крепкого кофе.

***

- Гермиона, ты просто потрясающе выглядишь, - открывая рот от изумления, выдохнул Рон.
Девушка подошла к дожидавшимся ее в Общей гостиной юношам. Она была облачена в интересный наряд: облегающую тёмно-коричневую рубашку, короткую тёмно-зелёную юбку (что-то на подобии мини-юбки, только чуть по длиннее и в школьном стиле), высокие, чуть ли не до колен, носки дополняли образ. Школьную мантию она несла в руках, как и портфель. Гермиона не просто потрясающе выглядела, она выглядела сексуально. Только Рон очевидно решил умолчать об этом или просто был не в состоянии выговорить это.
- Ты что, решила сразить Рона на повал? - подколол ее Гарри, забирая портфель у Гермионы, и впихивая его в руки, растерявшегося Рона.
- Ну я же согласилась быть его девушкой, значит, я не могу, появляться на публике в своём старом обличии, - не моргнув глазом, соврала подруга. – Поддерживаю твою репутацию милый, - неискренне добавила она, смотря в глаза Рону.
Сам Ромео неуютно переминался с ноги на ногу.
«Ну, и где же наш доблестный рыцарь? – подумала девушка, всматриваясь в лицо долговязого друга. – То устраивает взрывы ради меня, то так глупо не может слова выговорить».
- Я правда нравлюсь тебе, Рональд? - мягкость этой фразы, с долей официальности его имени, сделала своё дело.
Парень приободрился и посмотрел на девушку.
- Ты великолепна, - оценивающе проговорил Рон.
«Замечательно», - расчетливо, подумала девушка.
- Пойдёмте на завтрак, - сказала девушка.
Прежде чем троица вышла из Гриффиндорской башни, Гермиона накинула на плечи школьную мантию, и, запахнувшись, пошла за друзьями.
- А от МакГонагалл не попадет? – украдкой спросил девушку Гарри.
- Я просмотрела школьные правила. Я не нарушила ни одного пункта, - заметила Гермиона. – В отличие от некоторых, я очень осторожно отношусь к этому.
- Хм, - хмыкнул Рон, - а мы что не осторожно обходим все правила?
- Ваша осторожность приводит к очередному взысканию или снятию очков, - уточнила Гермиона.
- В редких случаях, - сказал Гарри.
Гермиона закатила глаза.
Завтрак проходил в угрюмом молчании. Видимо учеников не очень вдохновляла первая учебная неделя и раннее утро. Как только начался завтрак, директор сообщил ученикам, чтобы они прихватили с собой чего-нибудь с завтрака, так как обед сегодня отложится до ужина. В Большом Зале будут устанавливать оборонительные щиты.
Это сообщение еще больше омрачило день студентам.
- Сегодня самые паршивые уроки, а теперь ещё и обеда не будет, - хмуро проговорил Рон.
Его повествование услышала только Гермиона, потому что Гарри увлеченно о чём-то беседовал с Джинни.
- Кто составлял расписание? - продолжал возмущаться он. - Трансфигурация еще куда ни шло, но два часа со Снейпом – это просто катастрофа, - продолжал Уизли.
- Что ты выбрал для дополнительного изучения? – решила сменить тему Гермиона, боковым взглядом следя за учительским столом. Тёмная фигура еще не соизволила появиться на трапезу.
- Ну, думаю, я возьму Чары и ЗОТС, - невесело ответил парень. – Только эти два предмета и были в моём перечне.
- Оба этих предмета очень важны в работе Мракоборца, - заметила девушка.
- Да, и Гарри мне тоже самое сказал, - отпивая из стакана чай, проговорил Рон.
- А что Гарри выбрал? – полюбопытствовала она.
- Окклюменцию и ЗОТС, - быстро ответил Рон. – Но, знаешь, на этот раз Окклюмецию у него будет вести Дамблдор.
- Это замечательно. Гарри! Директор говорил с тобой? – обратилась девушка к разговаривающему с младшей Уизли Поттеру.
- Да, вчера, - ответил Гарри, оборачиваясь к друзьям. – Он прислал ко мне феникса и попросил зайти к нему. Мы с ним долго говорили. – Он понизил голос. – Помимо окклюменции мы с ним будем еще чем-то заниматься, только он не сказал чем.
- Ну, понятно с кем это связано, - тоже тихо, сказала Гермиона. – Ещё что-нибудь важное он сказал? О своих планах на твой счет?
- Он сказал, что всё будет зависеть от наших с ним занятий и дел, в которые он будет меня посвящать.
Девушка вздохнула. Ничего нового она не узнала.
Боковым зрением она заметила какое-то движение со стороны учительского стола. Гермиона, повернувшись, посмотрела на движущуюся тёмную фигуру. Он выглядел практически так же, как и всегда. Вот только чуть бледнее и под глазами круги тёмнее обычного.
«Он не спал, - решила Гермиона. – Всю ночь, наверное, учеников распугивал по замку. – Мелькнула разумная догадка.
Профессор Снейп прошёл к своему месту. Поморщившись, налил себе чего-то из графина и начал обводить зал хмурым взглядом.
Первым инстинктивным рефлексом Гермионы было бы отвернуться, что она чуть не сделала, но, придерживаясь своего плана, она этого не сделала. Девушка поймала его взгляд и остолбенела. Она не знала почему, но замерла и перестала дышать, продолжая всматриваться в его глаза.
Но он не стал задерживать на ней взгляд и с безразличием отвернулся. Естественно, безразличие было поддельным.
Пока Гермиона вместе с Гарри и Роном шла наверх в класс Трансфигурации, ей в голову закрадывались различные сомнения, насчет вчерашних выводов, относительно профессора Зельеварения.
Профессор МакГонагалл все два урока объясняла новую тему. Предыдущий урок она посвятила введению семикурсников в тему «Экзамены на носу». Сегодняшняя тема была не нова для Гермионы. На каникулах она просматривала учебники. Но, тем не менее, в этом году Трансфигурация была очень сложным предметом. Девушка не без труда вникала в смысл сказанных профессором слов. Рон, располагавшийся с ней за одной партой, сидел с остекленевшими глазами, мыслями далеко отсюда. Гермиона даже не пыталась призывать его к тому, где он находится, тем более, что с такими лицами сидела половина класса.
Девушка вздохнула. Первая учебная неделя - всегда тяжело. Она уже представляла сколько ей предстоит в этом году выучить, не беря в счет то, что она уже выучила на каникулах. Нужно было определиться с научной работой.
Под конец урока Гермиона задержалась для того, чтобы поговорить со своим деканом. Друзьям она посоветовала спускаться в подземелья. Хотя она всё же думала, что Рон, как ее парень подождёт ее, но нет. Он ушёл вместе с Гарри. Девушку это немного задело. Она сама не знала почему, но ей не понравилось, что Рон о ней не подумал.
«Пусть это даже каприз, но он даже не спросил, хочу ли я, чтобы он меня подождал», - подумала, она и усмехнулась глупым мыслям.
- Профессор, могу я поговорить с вами?
- Да, конечно, мисс Грейнджер, - вопросительно посмотрела на нее профессор Трансфигурации.
- В этом году я хочу заняться научной работой, чтобы в дальнейшем посвятить себя науке. И я хотела посоветоваться с вами, профессор, - сказала Гермиона, подходя к преподавательскому столу.
- У вас очень большой потенциал мисс Грейнджер, - сказала профессор. – Думаю, что вы сможете заниматься наукой. Какой предмет вы выбрали?
- Ну, я пока не определилась. Думаю, или Чары или Зелья.
- Понимаю почему вы выбрали эти два предмета: они очень разносторонни, - ничуть не обидевшись, что лучшая ученица не выбрала Трансфигурацию, проговорила МакГонагалл. – Чары – достаточно интересная наука, но есть одно «НО». Сейчас очень много народу занимается усовершенствованием заклинаний. Можно, конечно, взять Чары как научный проект, но заниматься этим, как наукой не советую – напрасно потратите время. Хотя, - призадумалась она, - сейчас идет война, и, возможно, это будет полезно для вас, если вы изобретёте какое-нибудь защитное заклинание, например, щит против Непростительных проклятий. – Профессор сняла очки-прямоугольнички и начала протирать их платком. – Что касается Зелий, то это очень практично и нужно сейчас. Особенно лечебные, исцеляющие зелья. Такая работа очень ценится. Настоящие зельевары очень ценны. Вам нужно поговорить с профессором Снейпом, он уже как двадцать лет занимается наукой! Лучшего в сфере Зелий нет, да и не только в этой сфере. Он может вам подс
казать, чем лучше заняться в этой жизни. Возможно, в не очень рациональной форме, но, - водрузив очки на нос, продолжила МакГонагалл, - Северус поразительно остр на глаз, если это касается людей. Сколько я с ним работаю, я уже привыкла смотреть в подтекст того, что он скажет. Многих задевает то, что он говорит о них. Но как это не приятно - его слова истины. Я уверена, он поможет вам, вы давно доказали, что отличаетесь от многих. Он хоть никогда не признает, но понимает это. Поговорите с ним, мисс Грейнджер. И смотрите в подтекст, это поможет вам в жизни, - посоветовала профессор.
- Хорошо, профессор, я поговорю с профессором Снейпом, - Гермиона была немного ошарашена таким восхищенным отзывом, кто бы мог подумать, что всё это о Снейпе. И кто это говорит – МакГонагалл, которая как декан Гриффиндора, должна быть против Слизеринского декана. Но то, как МакГонагалл говорила о нем! Гермиона невольно ещё больше начала уважать Грозу подземелий.
«Значит, он еще и «Человек науки». Невероятно! Но предсказуемо. Это так здорово, но согласится ли он обучать меня?»
- А какие ещё предметы вы выбрали для дополнительных занятий? – услышала девушка голос профессора.
- Окклюменцию, - сказала она. – По совету директора.
- Это хорошо, - удовлетворённо сказала МакГонагалл. – Вы ведь понимаете, почему этот предмет был включён в ваш список? – профессор посмотрела на ученицу поверх очков.
- Конечно, профессор. Я буду стараться достичь успехов по этому предмету, - довольно проговорила девушка. – А меня тоже, как и Гарри, будет обучать профессор Дамблдор? – практически утвердительно проговорила она и очень удивилась ответу МакГонагалл.
- Боюсь, что нет. Профессор Дамблдор будет занят обучением мистера Поттера. Окклюменция требует много душевных сил, мисс Грейнджер, и директор сейчас не в том положении, чтобы оставаться без сил, - строго проговорила профессор.
- О, конечно, я понимаю, - быстро, согласилась Гермиона. – Тогда кто же? – осторожно, спросила она, чувствуя, что ответ ей не понравится.
- Профессор Снейп, - ответ декана Гриффиндора прозвучал так безжалостно.
Гермиона обречённо посмотрела на МакГонагалл.
Кажется, профессор поняла взгляд студентки и сочувственно произнесла:
- Директор и профессор Снейп – единственные окклюменисты в школе. И как я вам уже советовала, вам нужно найти общий язык с профессором Снейпом. Думаю, вам повезёт больше, чем Поттеру в прошлом году. У Гарри и Северуса отношения не сложились с самого начала, а к вам профессор Снейп относится вполне терпимо.
«Знали бы вы насколько. Возможно, - подумала Гермиона, это-то и пугало ее больше всего. – Ты что, боишься? Ты же план разработала, как проучить Снейпа. Да, какой план! Такой, что краснеть можно начинать прямо сейчас».
- Хорошо, профессор, я попробую, - наиграно, улыбнулась Гермиона.
- Вот и хорошо, мисс Грейнджер, а теперь ступайте на урок, сейчас будет звонок, - сказала МакГонагалл, опуская глаза на стопку пергамента перед ней, которую когда-то достала.
Гермиона вышла из класса и поторопилась в подземелья, у нее были не хорошие предчувствия насчёт своих планов, всех планов.
Звонок заставил ее сердце упасть в пятки.
«Черт! Вот первый шаг начать хорошие отношения с учителем – опоздать к нему на урок. Да и насколько опоздать! Я еще не спустилась даже на первый этаж!»– критично думала она, пробегая по к0оридору второго этажа.

* * *

Утро уже началось не лучшим образом, так чего же можно ждать ото дня?
Он видел ЁЕ на завтраке, и она посмотрела на него. Он отвёл взгляд, ему было больно смотреть на НЕЁ. Ему нужно было справиться с этой болезнью, вытравить ее, как яд. Северус чувствовал взгляд на себе, но не смотрел в ответ.
«Зачем она смотрит? – текли непонимающие интонации голосков в голове. – Наверное, моё отвратительное настроение каждый раз отражается на лице. Да, привыкнуть пора. – Уныло подумал он, наливая себе кофе. – А может, я стал еще отвратительнее, что даже она заметила? – ему стало совсем плохо, сердце сжимало острой проволокой, а виски обручем.
Головная боль начала разрастаться так же, как и отвращение к себе.
Он предпочёл уйти из Зала, пока его не начало скручивать от боли, как и вчера, но вчера был алкоголь, а сейчас здравый разум гнал его в Подземелье от ЕЁ света. Чтобы только не задеть её своей темнотой, не запятнать невинное создание. Он хотел проклинать, ненавидеть, причинить боль ей, но не мог. Никогда! Может, она никогда даже не посмотрит на него, но он никогда не причинит ей вред и никогда не позволит это другим. Он любит, просто любит. «За что?» - часто спрашивал он себя. Но никогда не мог найти ответа. Просто любил искренне и нежно. И пусть боль от ЕЁ нелюбви сожжёт ему сердце, он не скажет ЕЙ ничего, а лишь уползёт куда-нибудь и умрёт. Такова его судьба.
Он не знал, за какие грехи всё это.
«Ты льстишь себе, Северус. За какие грехи? У тебя богатый выбор этих самых грехов!»
Когда-то он совершил ошибку, вступив в ряды Пожирателей Смерти, но это не было его выбором. Дамблдор помог ему свернуть с этого пути, и сейчас Северус делает всё на благо волшебного мира.
Во времена первой войны, исполняя приказы Темного Лорда, он убивал. Он не раз сожалел об этом. Он очень дорого заплатил за это – он потерял мать! Пожиратели Смерти убили ее во «время чистки», уничтожения полукровок. Это сломало его. Он никогда ни хотел служить Волан-де Морту, но теперь он хотел этого для того, чтобы отомстить за мать. Снейп помогал Дамблдору во всём, он жаждал мести. Но так и не дождался её. За то время, что Тёмный Лорд считался умершим, жажда мести притупилась вместе с болью. Конечно, Северус и сейчас хотел уничтожения Тёмного Лорда, но сейчас он научился думать не только о месте, но и о том какие последствия могут повлечь его необдуманные действия.
Уже практически двадцать лет по ночам его преследуют кошмары. Самые различные – наполненные разных извращений, которыми занимались слуги Хозяина: убийства, пытки, изнасилования. Да, там были изнасилования. И это было отвратительно, хуже убийства, или пыток – это было насилие над душой. Два раза Волан-де Морт заставлял его сделать это. Никогда, никогда в жизни он не хотел бы так исковеркать душу своим жертвам, но его заставили. Тёмный Лорд наложил на него заклинание. Северус не знал такого проклятия, но прочувствовал его сполна. От этих двух грехов ему не отмыться никогда.
Потому за все эти восемнадцать лет он с отвращением смотрел на женщин, собственно говоря, как и они на него, как он думал. От одной только мысли о близости с женщиной на него накатывают неприятные ощущения и море воспоминаний. Оттого он никогда не искал общества. А что касается потребности, то ему вполне хватало отвращения к себе.
Но оказывается жизнь ещё не всё взяла. Она решила совсем добить его, показав какая он мразь. Гермиона – это тот Свет, которого он никогда не сможет достигнуть. Она – это тоже солнце, до которого человеку не суждено дотронуться, оно согревает своими лучами, но остается недосягаемым.
Гермиона Грейнджер почти восемнадцатилетняя девушка смогла пробудить в нём столько светлых чувств, которых он никогда не видел в себе, не знал, что они есть в нём. После долгих лет отвращения к противоположному полу в нём проснулись давно забытые мужские инстинкты. Он не мог запретить себе думать о ней, хотеть её. Никто больше не пробуждал в нём подобного, только она. И вот он – рок судьбы – он не может прикоснуться к ней. НИКОГДА.
Все эти мысли и чувства не раз обыгрывались в его голове. Он знал, что так будет всегда и пытался смириться, но где-то на краю сознания затаилось что-то такое, что он не посмел бы назвать надеждой.
Первые уроки у пятикурсников проходили относительно спокойно, никаких происшествий. Северус только обошел класс, чтобы посмотреть за порядком приготовления зелий студентами. Не обнаружив ничего особенного, кроме как несколько испорченных, но не опасных зелий, он вернулся обратно за свой стол.
Только после того, как кончился урок и в класс ввалились семикурсники, Северус вспомнил, что Альбус что-то говорил об отмене обеда.
Северус злорадно ухмыльнулся. Ученикам явно не нравилось понятие «нет обеда». Семикурсники пришли очень раздражённые, пусть их было только восемь, но всё же… Хотя пока в классе было только семеро.
«Что же, святая троица потеряла мозг компании? Наверняка где-нибудь в библиотеке оставили», - хмыкнул он.
Пока ребята рассаживались, Северус просматривал свои планы на уроки седьмого курса, сделанные еще летом. Когда прозвенел звонок, он оторвался от своих записей и, взмахнув палочкой в сторону доски, начертал там рецепт необходимого зелья.
Он хотел вернуться к своим записям, когда его взгляд скользнул, скорее по инерции, в сторону, где должна была сидеть она.Однако увидел он только Поттера, готовящего ингредиенты для зелья, но она должна сидеть перед Поттером.
Перо выпало из рук Мастера Зелий.
«Она не пришла на урок? С ней что-то случилось!?! Нет, она просто опаздывает, - изо всех сил пытался заставить себя дышать Северус. – Поттер не волнуется, да и Уизли тоже, значит и я не должен. – Но желудок продолжало скручивать от тревоги. – Нужно спросить Поттера, что с ней. Может, она попала в больничное крыло, а я не знаю. Нужно спросить».
Только Северус открыл рот, чтобы спросить Гарри, где Гермиона, как в дверь постучались, и вместо язвительного обращения, профессор сказал:
- Войдите.
Дверь открылась и в класс вошла Гермиона Грейнджер.
Знала бы девушка, какая гора сейчас упала с плеч её учителя. Северус разозлился.
- Что позволяет вам, мисс Грейнджер, так непозволительно опаздывать на мой урок! – не сдержавшись, закричал он, что все присутствующие в классе подскочили. – Где, с вашего позволения, вы были? – умерив пыл, спросил он.
Гермиона испуганным взглядом смотрела в пол.
- Я разговаривала с профессором МакГонагалл и забыла, что сегодня нет обеда, - девушка совсем замолкла.
- Вы такая же безответственная, как и ваши друзья! – проговорил Северус, точно зная, что это неправда, и что это обидит девушку, но сейчас в нём говорило нечто другое. Он за неё волновался, у него всё внутри переворачивалось, а она просто забыла о нём!!! – Пятьдесят баллов с Гриффиндора за ваше халатное отношение к предмету.
Он видел, как она поднимает полные слёз глаза на него. Эти слёзы вызвал он. Он сделал ей больно, но она ему тоже сделала. Но он же говорил, что никогда не причинит ей боль? Сейчас он говорит с ней как учитель, и с этой точки зрения он прав.
- Вы хотите сказать, что я не прав, мисс Грейнджер? – он сам не понял, что сказал. Этот вопрос вырвался сам по себе.
Класс, кажется, тоже не понял. Все восемь пар глаз были прикованы к учителю.
Внезапно в ее глазах что-то изменилось. Он заметил это, но не смог объяснить это выражение на ее лице.
Гермиона стояла и смотрела на него. То, что он сказал – это прозвучало, как утешение. Или он хотел убедить себя, что он прав. Но зачем ему оправдываться перед ней? Но он это сделал перед семью очевидцами. Это означает только одно – все её выводы верны. Но только в одном она ошиблась. Если бы его привлекала в ней только красота, то он не стал бы рисковать ради нее своей репутацией.
«Он рискнул, значит, я нравлюсь ему, - эта мысль поразила ее, как молния. – Не может быть, профессор… или может. Но как такой умный, образованный и талантливейший человек, как вы можете по… полюбить такую как я? Неопытную девчонку, которая ничего не сможет вам дать, кроме разочарования».
Северус стоял и смотрел на нее, не понимая её вопросительного взгляда.
- Вы можете сесть, мисс Грейнджер, - сказал он.
Девушка на ватных ногах прошла к своей парте и начала приготовляться к уроку. Она заметила, что все ученики смотрят на нее. Вопрос профессора был благоразумно «забыт».
Малфой с недоумением и отвращением, как и все Слизеринцы, смотрел на Гермиону.
- Ты как? – прошептал Гарри через парту.
- Ничего, - ответила она, отирая рукавом мантии мокрые глаза.
- Держись, мы все знаем, что он гад из высшего отряда пресмыкающихся, - злобно прошептал Рон, да так, что пол класса это слышало.
Все кроме Слизеринцев злобно ухмыльнулись. Гермиона не разделяла точку зрения Рона.
Девушка посмотрела на доску с зельем, потом на свою парту… Исподлобья она посмотрела на НЕГО. Он смотрел на какие-то бумаги. Этот взгляд был очень знаком девушке. Взгляд, при котором ничего не видишь, а думаешь о чем-то своём.
«Может, он думает о том, что сказал? Или обо мне?» - эта мысль заставила её покраснеть.
Она дотронулась до своих пылающих щёк.
«Если это и так, то причём здесь я? Какое дело до его чувств мне? – подумала она. – Я не обязана отвечать ему. Он мне даже… нет, почему же, нравится. Даже не во внешности дело, а в уме. Он очень умный человек, и это очень привлекает. Но его характер? – засомневалась она. – Кто знает какой этот человек внутри! Внешность часто бывает обманчива».
Два часа прошло в нарезании ингредиентов и соблюдении последовательности добавления их в котел. На этот раз они варили Сонное зелье.
Всё это время Снейп сидел за своим столом и что-то писал, только изредка посматривая на учеников. Гермиона до конца урока работала, не поднимая головы, даже, когда профессор смотрел на нее.
Только когда закончился урок и Гермиона, решившая не разговаривать сегодня с профессором, вспомнила, что Снейп на прошлом уроке пообещал проверить ее зелье.
Выходя из кабинета, девушка посмотрела на него. Он так же сидел за своим столом и рассматривал склянку с образцом, взятую с подноса. Гермиона не стала задерживаться и вышла из кабинета.
Всю дорогу до Гриффиндорской башни Рон гневно возмущался действиям Снейпа, по отношению к Гермионе. А девушку – потеря пятидесяти очков нисколько не трогала. Рон только и трещал, что потеряли столько очков! Гермиону начало это раздражать. Когда она упомянула, что он с Гарри своими ночными вылазками больше очков отбирают у факультета, а она первый раз потеряла столько.
- Вчера ты тоже потерял столько очков, притом намеренно, - укорила она юношу и посмотрела на Гарри, ища поддержки.
Но Поттер, кажется, и не слышал, о чем они разговаривали. Он думал о чём-то другом.

Последующие дни не были отмечены ничем интересным. Сложные и долгие уроки заняли всё время Гермионы. Поговорить с профессором Зельеварения так и не удалось. МакГонагалл разрешила девушке подождать со сдачей списка с дополнительными предметами до следующей недели. Гермиона была очень благодарна ей за это. Девушке нужно было время, чтобы подумать, что делать со сложившейся ситуацией. Ситуация была совсем не из лёгких. А про свой план она совсем позабыла.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Понедельник, 25 Февраль 2008, 21:55 | Сообщение # 9
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 5
Разговор с директором

Все выходные Гермиона провела в библиотеке, делая уроки и иногда думая о Роне. Юноша предложил после обеда прогуляться по берегу озера. Воскресенье было прекрасным, но уже прохладным.
Обед закончился. Гермиона видела, как глаза Гарри, посматривающего на нее за обедом, лукаво поблескивали.
Девушка и юноша вышли на улицу. Рон взял ее за руку. Гермиона почувствовала себя неловко. Парень посмотрел на нее и улыбнулся, она немного расслабилась. Шли молча, прислушиваясь к звукам природы. Девушка осмотрелась. Всё вокруг было так красиво и спокойно. Гладь озера была невероятно ровной. Ничто не тревожило ее. Только редкий золотой листочек, оторвавшийся от золотой шапки деревьев, долетевший до воды, опускался на гладь, совсем незаметно тревожа ее. Воздух был чистым и позволял оставить все проблемы позади. Запретный лес сверкал золотом на солнышке.
Поглощенная созерцанием удивительной природы, девушка пропустила вопрос Рона.
- Извини, что ты сказал? – переспросила она.
- Гарри мне сегодня сказал, что мы хорошо сморимся, - не чуть не обидевшись, повторил Рон. – И он совершенно прав. В этом году ты стала еще красивее, чем раньше. – Они остановились.
- Все говорят, что я очень сильно изменилась внешне, - честно произнесла Гермиона, - но знаешь, я больше чувствую внутренние изменения. А о них мне никто ничего не говорит Рон. Даже ты. Вы все смотрите на внешность, а как же душа?
- Но как я могу оценить твою душу, если мы с тобой вместе только неделю, - нахмурился юноша.
- Мы с тобой уже семь лет Рон. Когда я была на четвёртом курсе ты даже не видел того, что я девушка., – произнося это девушка была совершенно спокойна. – Что же изменилось?
Парень смотрел на нее, ничего не говоря.
- Я не знаю, что произошло. Но, ты вдруг стала мне не безразлична, - спустя несколько минут, ответил парень.
- Гарри тоже не безразличен мне, но я не с ним, - продолжала допытываться Гермиона.
- Но к тебе у меня не такие чувства, как к другу, - тихо проворил Рон. – Это что-то другое… - сердито пробурчал парень.
- Не сердись на меня из-за моих вопросов, - поспешила с объяснениями Гермиона. – Всё это я спрашиваю, для того, чтобы ты понял, что если у нас не получится, мы были честны друг перед другом. Я не хочу недопонимания.
Парень заметно расслабился, и улыбнулся девушке.
- Я постараюсь, чтобы всё получилось, - протянул он, беря ее за вторую руку и притягивая ближе.
- Я очень надеюсь, на это, - улыбнулась в ответ Гермиона, позволяя обнять себя.
Она опять почувствовала, как его тело отреагировало на близость ее тела. Она была почти на голову ниже его, потому ей пришлось привстать на носочки, чтобы ответить на поцелуй парня. Во время поцелуя она точно ощутила, что чуть пониже живота ей, что-то упирается.
Догадалась, что это может быть, она только, когда Рон отстранился. И это открытие напугало её. Рон хочет её. Девушка не знала, что и думать. Она много раз думала о подобной близости: по ночам, ей снились сны, не детского содержания. Но она не думала, что «первый раз» наступит так быстро. А Рон наверняка, захочет. И Гермиона прекрасно понимала, какой у него характер, а когда выпьет, это вообще страшное дело. И он во много раз сильнее её. Ей стало еще страшнее от этих мыслей. Она задрожала, и вздрогнула, когда он сжал её руку в своей ладони и повёл дальше вдоль берега. Он не заметил её напряженности.
Когда они вернулись в замок, Гермиона сразу же отправилась в библиотеку. Ей совершенно не хотелось сейчас видеть Рона или еще кого-нибудь из друзей. Ей нужно было побыть одной. Обложившись огромными стопками томов, она отгородилась ото всего и думала, думала, думала.
Девушка листала книгу по древним рунам. Рун в этом году не было, но Гермиона знала, что эта наука ей еще пригодится в Циклических Зельях. Ей так и не удалось поговорить с профессором Снейпом. Её очень смущало и пугало то положение, в котором она оказалось. Её полюбил взрослый мужчина, в два раза старше её. Гермиону даже не пугало, что этот человек наводит ужас на окружающих. Она его не боялась, и многие его действия понимала. Пугало не это. Пугало то, что он во много раз опытнее, умнее, и она по сравнению с ним ничто. Он разочаруется в ней. Гермиона даже не допускала мысли, что если бы она была абсолютно равнодушна к Северуса Снейпу, то с ужасом бы думала о возможности их отношений. Любая другая студентка в школе с отвращением смотрит на него, а от мысли о близости с ним их вообще вывернет на изнанку. О подобном факте Гермиона услышала ещё на пятом курсе, ночью в спальне, когда девочки обсуждали личные жизни профессоров. Тогда она услышала много нелицеприятных рассуждений и сплетен относительно Снейпа. Много всяких гадостей. Сейчас Гермиона абсолютно не верила подобным сплетням, да и тогда не верила.
Всю неделю она украдкой посматривала на него, и чувствовала его горящие взгляды, когда она отворачивалась. Он всегда отворачивался, когда она, как бы, между прочим, бросает равнодушные взгляды в сторону учительского стола. На уроках он предпочитал обращаться с ней как и раньше. Но Гермиона чувствовала изменения в обращениях. Осторожен, он был осторожен. Одновременно, не позволял заподозрить себя ни в чём, одновременно тщательно подбирая слова. Гермиону поражало всё это. Она подыгрывала ему, ничем не показывая, что видит его насквозь.
И тут рождается еще один вопрос. Почему она так просто раскрыла чувства профессора? Он – один из лучших двойных шпионов, который способен обманывать Волан-де Морта, не способен был обмануть восемнадцатилетнюю девушку. В голову заползали разные нехорошие мысли, о том, что это всего лишь игра, обман. Но зачем Снейпу это нужно? Просто использовать ее? Получить удовольствие?
От этой мысли её передернуло.
«Такой человек как он не может опуститься до такой степени! – категорично, отвергала эту мысль Гермиона. – Откуда тебе знать, на что способен Снейп? Он когда-то входил в ряды Пожирателей! Откуда тебе известно, как пострадала его психика? – Гермиона задумалась, но потом возразила своим же мыслям. – Но ведь Дамблдор доверил ему учить детей, значит, он ему полностью доверяет. А Дамблдор, чтобы не говорили, что он сумасшедший – Великий Волшебник!»
Ответ на вопрос что же ей делать она так и не нашла. Ей нужен был совет опытного взрослого человека. И у кого же она могла его спросить? У друзей? Ха! Обычно, это они спрашивают у нее. Странно, другим она способна дать совет, а себе нет. Вот незадача. И что же делать?
« МакГонагалл, наверняка, знает его очень хорошо. Она же учила его, как и Дамблдор. Но, ни к кому из них я не могу обратиться, - думала она, закрывая книгу уже по Чарам. – Тогда больше не к кому обратиться. Ну, что же делать?» - сложив руки на столе, она опрокинула на них голову, и от безысходности застонала.
Так она просидела некоторое время. Но, внезапно в голову пришла одна мысль. Очень логичная мысль. Кто может дать на ее вопросы ответы. Расставив все книги по своим местам, девушка отправилась в Совятник.

* * *
Дни пролетали, на удивление, быстро и монотонно. И уже вторая учебная неделя подходила к концу, а Гермиона всё еще никак не может поговорить со Снейпом. Профессор МакГонагалл уже несколько раз напоминало ей, чтобы та поторопилась.
И вот, когда закончился урок по Трансфигурации в четверг, МакГонагалл опять остановила Гермиону.
- Надеюсь, на этот раз вы всё решили, мисс Грейнджер? – строго заметила она.
Гермиона не стала больше тянуть. Она достала листок, где уже отметила окклюменцию, и написала Зелья.
- Вот и замечательно, мисс Грейнджер, - сказала МакГонагалл, принимая лист от девушки и просматривая его. – Завтра после обеда профессор Снейп ждет вас в своём кабинете. Удачи вам.
- Профессор, а еще кто-нибудь выбрал Зелье в качестве дополнительного предмета? – со слабенькой надеждой спросила девушка.
- Не знаю, - ответила профессор, смотря на девушку поверх очков, - но из гриффиндорцев никто.
Гермиона разбитая вышла из класса Трансфигурации. Снаружи ее ждали друзья.
- Что случилось Герми? – спросил Рон.
Гермиона поморщилась, услышав, как ее обозвали половинчатым именем.
- Да ничего особенного, только по пятницам, я весь день буду проводить в компании сарказма и язвительных высказываний, - уныло проговорила девушка, - то есть с профессором Снейпом. И я чувствую, что его класс на дополнительных занятиях будет состоять только из моей скромной персоны.
- Что?! Какие предметы ты выбрала? – удивился Гарри.
- Окклюменцию и Зелья, - ответила Гермиона, заметив, как заблестели глаза Рона. – Оба предмета ведёт Снейп.
- А почему Зелья? – с вызовом спросил Рон.
- Потому что в дальнейшем, я хочу заниматься Зельями, - спокойно объяснила она.
Рон насупился.
- Зачем? У тебя столько талантов, а ты хочешь именно Зелья. Ты что хочешь тоже закопаться в подземельях? – злился Рон.
Девушку раздражало неприятие Рона ее выбора.
- В чём дело Рон? Снейп лучший в Зельях, он должен помочь мне с научной работой, - чуть повысила голос Гермиона.
- Целый день в компании этого урода. Как ты могла выбрать этот предмет? – выпалил парень.
- Я выбрала этот предмет, потому что мне нравится заниматься им, и я хочу связать с ним свою жизнь, - спокойно проговорила девушка, но по её интонации было понятно, что ее очень разозлил этот разговор и Рон в частности. – И тем более, Рон, пора повзрослеть, Снейп вполне нормальный человек.
Лицо Рона сменило окраску, от бледного до красноватого с бордовыми пятнами.
- Что ты сказала? – тихо, прошипел Рон.
Гермиона немного покраснела, но не чуть не смутилась.
- Я сказала, что профессор Снейп очень умный и опытный человек. Он окажет мне честь, уча тому, что знает сам, - твёрдо сказала девушка, сложив руки на груди.
- Ты, что совсем тронулась, - взорвался Рон. – Может, он предложил еще каким-нибудь опытом поделиться? Извращенец. Может, ты не замечаешь, как он смотрит на тебя в Большом зале или на уроках. А когда вы с Гарри на уроках перешёптываетесь, он смотрит на вас, но ничего не говорит. Когда мы с Гарри такое пробовали, он не оставался в долгу. А ты хочешь с ним одна целый день в Подземельях пробыть! Тогда он захочет не только смотреть на тебя! Кто потом узнает, что он с тобой делал. Заклинание забвения легко и просто.
- Замолчи, Рон, - Гермиона уже не скрывала слёз.
Ей было так обидно, но не только за себя, но и за профессора! Рон глуп, как никогда. Снейп ни такой, как его расписал Уизли. Она это докажет. Пусть не глупому подростку, но себе точно. Снейп никогда не сделает с ней ни чего, о чём говорил Рон. Гермиона почему-то была уверена в этом.
Она развернулась и пошла прочь от Рона, и остолбеневшего Гарри. Ей не хотелось видеть никого. На Защиту она не пошла, удивив сама себя. Прогулять урок это не в её стиле. Но та борьба, что была внутри нее, ни на чем не давала ей сосредоточиться.
Не осознавая того, Гермиона всё больше углублялась в тему: «Северус Снейп». Почему, зачем думает о нём, она не знала. Когда переставала или начинала думать о нем, она тоже не замечала. Он занимал все её мысли. Она искала и находила оправдание многим его словам и действиям. Гермиона начинала понимать, насколько он бывает прав относительно учеников и лично неё. Он когда-то назвал её Всезнайкой. Тогда её обидели его слова, эта резкость и прямота задели её самолюбие. Но, тогда он был прав. Её вопросы и бурное желание проявить себя действительно сбивают. Но теперь девушка прекрасно это знала.
Теперь Гермиона понимала, почему директор так ценит этого человека, и всегда защищает.
- Здравствуйте, мисс Грейнджер.
Гермиона чуть не упала со скамейки. Прямо перед ней на квиддичном поле, стоял Альбус Дамблдор.
- Директор! Что вы здесь делаете? – приводя нервы в относительный покой, проговорила Гермиона, не особо заботясь, о чём она говорит.
- Думаю, как и вы, решил сделать перерыв в расписании, - заметил старый маг, присаживаясь рядом с молодой девушкой.
Гермиона смутилась. Директор знал, что она не была на уроке.
- Мне было немножко нехорошо, - поспешила она оправдаться, но Дамблдор опередил её.
- Правда, сегодня хороший день для прогулок, мисс Грейнджер? – заметил директор. – В такие дни хочется ни о чем не думать, кроме любимых тем. Да… Посмотрите на природу, мисс Грейнджер. Как прекрасна она на закате своего времени. У неё нет времени на раздумья, она просто живет. Ей некогда делать выбор. Иногда размышляя о выборе можно совсем его потерять. – Гермиона ловила каждое слово директора. – А посмотрите, на озеро. В пасмурную погоду оно тёмное зловещее, а когда выходит солнышко, оно светлое и открытое для солнечных лучиков. Нужно только осветить тьму, чтобы понять, что в ней ничего нет. – Девушка присмотрелась к старому волшебнику. То о чем он говорил, было так странно. - Природа тот же человек, она тоже носит маски. Многие люди носят маски. Почему? – сделал паузу Дамблдор и посмотрел на Гермиону. - Потому что они очень много знают. Некоторые сливаются со своей маской, а некоторые нет, но продолжают носить ее, потому что так безопасней, и для самого носителя маски и для других людей.
Дамблдор замолк, а мысли в голове девушки всё летели и летели. Невероятно, но директор, кажется, знает, о чем она думает. Возможно, Окклюменция?
- Профессор, вы можете рассказать мне что-нибудь о профессоре Снейпе? – попросила она и добавила. – Я собираюсь, заняться научной работой по Зельям, а он ведь давно занимается наукой, и я хочу немного узнать его получше. Чтобы не так сильно раздражать.
Девушке показалось или директор хмыкнул.
- Почему Гермиона, вы думаете, что я сделаю для вас исключение, и расскажу что-нибудь о Северусе? – спросил директор.
Этот вопрос застиг девушку врасплох. Она не знала, как сказать директору обо всём. И не навредит ли это профессору Снейпу.
Заметя, что задумалась надолго, девушка поспешно, сказала:
- Я не знаю, как объяснить это профессор…
- Начни с самого начала, - подбодрил ее старец.
В его глазах была поддержка и Гермиона не стала обманывать директора.
- А вы ничего не сделаете профессору Снейпу? – она понимала, что не позволительно так разговаривать с этим человеком.
Почему-то её сейчас больше заботило благополучие ЕЁ профессора Зельеварения.
Дамблдор лишь удивлённо улыбнулся девушке.
- Впервые слышу, чтобы о Северусе проявляли такую заботу.
- Ну, я неуверенна, - Гермиона пыталась подавить волну смущения, - понимаете профессор, все эти две недели профессор Снейп вёл себя так странно по отношению ко мне…
Гермиона ожидала увидеть непонимание и удивление на лице Альбуса Дамблдора, но увидела лишь, поразившую ее, широкую улыбку и добрый блеск голубых глаз.
- Вы ведь знаете, что с ним происходит, мисс Грейнджер? – довольно, проговорил он.
- Значит он на самом деле …? – потерянно вопросила она.
- Ах, мисс Грейнджер. Удивительная штука жизнь! Те чувства, что сейчас испытывает Северус – удивительны! Но они истинны. Они чисты и бескорыстны. Никому, никогда я не стал бы рассказывать об этом, мисс Грейнджер. Надеюсь, вы это понимаете. – Заметил Дамблдор. - Я верю, что вы разумнее многих. Я ни коим образом не обязываю вас ни к чему, и Северус этого никогда не сделает. Вы свободны, делать свой выбор, жить своей жизнью. Северус никогда не станет заставлять вас, принуждать или обвинять. Он сильный человек и сможет справиться с этим. Не бойтесь его, он никогда не прикоснётся к вам и не причинит боли…
- Нет, нет! - воскликнула Гермиона, заставляя директора удивлённо приподнять бровь. – Я знаю директор. Знаю, что он ничего мне не сделает. Он ни такой, каким его представляют глупые студенты и все остальные. И я не боюсь его… Я очень даже понимаю его, - говорила она не замечая, что удивление в глазах мудреца сменилось на нечто другое. – Все эти дни, я обдумывала все его действия и слова, и соглашалась с ним. Многие осуждают его, но он ведь прав. То, что профессор Снейп видит, он не скрывает это за мягкими и поучающими словами, как вы или другие учителя. Он говорит всё как есть. И я знаю, с какой целью он это делает. Это позволяет понять, на что способен человек. Таким образом, профессор Снейп доносит до учеников всю суровость реальности. А он-то прекрасно знает, каково там за пределами Хогвартса, когда смерть смотрит тебе прямо в глаза красными кровавыми глазами.
Можно сказать, что Дамблдор был немного ошеломлен, словами Гермионы. Девушка сама не понимала, что восхищалась Северусом. Но директор смотрел глубже. И он видел то, что сама Гермиона пока еще не видела. На сердце у него потеплело.
Последние время директор видел, как не легко Мастеру Зелий из-за этого ОТКРЫТИЯ. Снейп всеми способами пытался скрыть это от него, но Дамблдор разгадал тайну профессора Зелий еще во время каникул, а догадывался еще раньше. Но о том на кого было направлено внимание вездесущего Грозы Подземелий, директор узнал только летом. Старец видел, как Мастер Зелий мучается от нелюбви. Северус всегда считал, что его никто не способен полюбить. Он считал себя не очень привлекательным. Дамблдора всегда удивляло, что Северус с его-то умом заботится о таких мелочах как внешность. В человеке главным должна быть душа. А душа у мальчика невероятно красивая! Потрёпанная жизнью, но от этого она стала только прекраснее.
И сейчас перед Альбусом сидела девушка. Она говорила о Северусе так просто, словно он ее друг, она понимала его, это было, несомненно. Дамблдор улыбнулся. Северус всегда был ему очень близок. И Альбус благодарил судьбу, которая наконец-то сжалилась над мальчиком. Сколько мучений выпало на судьбу этого человека, и он как никто заслужил счастья.
Но, есть, как всегда, одно огромное «НО». Как всегда.
Принесут ли эти отношения хороший исход или обернуться трагедией. Сейчас идёт война. И Дамблдор прекрасно понимал, чем это грозило только начинающейся истинной любви.
Пока директор размышлял, девушка замолчала и тоже погрузилась в раздумья.
- Что мне делать директор? – услышал он её тихий и растерянный голос.
- Оно тебе подскажет.
- Оно?
- То, что бьется и трепещет в унисон его.
- Сердце? – догадка была столь неожиданна.
Но ответа не последовала. Девушка подняла голову, но директор уже шёл по направлению к замку.
Гермиона еще несколько часов не возвращалась в замок, наплевав на все свои обязанности старосты. Но когда ноги начали замерзать, как и все остальные части тела, она всё же благоразумно поспешила к Хогвартсу. На ужин она не пошла, а просидела весь вечер у себя в комнате: читая, уча – готовясь к завтрашним занятиям. Она не знала, что задали на завтра по Защите, но выучила следующий параграф. Повторила не много различных зелий и перед сном попыталась очистить разум, для окклюменции, последнее вообще не получилось. Потому что из её головы никак не шла одна мужская фигура с глубокими обсидиановыми глазами. Так она погрузилась в неспокойный, но очень, очень приятный сон, наполненный очень «интересными» образами.

* * *
«Почему она не пришла на урок? – расхаживая взад-вперед, по собственной гостиной, думал Мастер Зелий. – Как-то странно на меня посматривали Уизли и Поттер. Может, она очень обиделась на меня за то, что я снял пятьдесят баллов, и теперь решила отказаться от моих уроков? - В ужасе подумал он, запуская руку в волосы. – Нет, того быть не может, чтобы она отказалась он моих уроков, это ей не выгодно. Но, что же тогда? – злость и беспокойство странно сочетались в его сердце. – Просто пропустила один урок, потому что обиделась. Да, это логично. А может она пытается свыкнуться с мыслью, что по пятницам ей придется всё время проводить вместе с отвратительным профессором? – в желудке похолодело. – Вот это возможно.
- Перестань протирать в ковре дырку и зайди в кабинет директора, - остановил Северуса голос портрета очередного бывшего директора Хогвартса.
Не медля, Северус направился к директору. Дамблдор добродушно поприветствовал Снейпа и предложил располагаться в кресле – и чашку чая со сладостями. Хмурый мужчина скептически посмотрел на старшего волшебника.
- Я хотел поговорить с тобой о моем отбытии из школы, на следующей неделе, - сказал директор, расположившись в противоположном кресле. – Я предупредил Минерву и наших людей среди Мракоборцев.
Снейп продолжал хмуриться. Взяв себе чашку чая, он немного отпил и поставил на столик рядом с креслом.
- Если случится, действительно, что-то с чем вы не сможете разобраться, то ты знаешь, как со мной связаться.
- Альбус, вы уверены, что моя помощь вам не нужна? – спросил Северус, смотря в глаза директору.
- Не волнуйся мальчик, я справлюсь, - улыбнулся старый волшебник.
Дамблдор был единственным человеком, которому Северус разрешал называть себя мальчиком и не чувствовал при этом неискренности говорящего. Он никогда не признался бы в этом, но эта ласковая форма всегда дарила ему ощущение защищенности, нужности кому-то. Если только это говорил Альбус.
- Нужно будет проверять щиты. Я не очень доверяю людям из Министерства, так что, если тебя не затруднит…
- Конечно, директор, я буду проверять щиты, - согласился Северус.
- Как раз сегодня днём, возвращаясь из леса, я заметил, что на твоём предмете отсутствует один ученик, - как бы, между прочим, произнёс старец. – Мисс Грейнджер была на квиддичном поле.
Внешне Северус остался спокоен, но всё внутри него напряглось.
Директор внимательно следил за своим подопечным. То, что он увидел, вызвало улыбку. Не было сомнений – Северус любит девочку. Но изо всех сил пытается не показывать этого, чтобы не навредить ей.
- Если тебя это интересует, то с ней было всё в порядке, - Дамблдор видел, как облегчение накатило на Северуса.
Впервые в жизни Снейп был настолько незащищён в своих чувствах. Главное, чтобы Гермиона не уничтожила эти светлые чувства, иначе она просто убьёт его.
- С чего бы меня начала интересовать гриффиндорская выскочка, - возмутился Снейп. – Прогуляла мой урок. Завтра она получит сполна, - как бы Северус не пытался казаться рассерженным и мстительным, директор видел, как тот расслабился. – А она не сказала вам, причину своей некомпетентности? – язвительно добавил он.
- Сказала, - улыбнулся старый волшебник. – Но не стоит её строго судить. Её причина была достойной. – Заверил он.
- Да? И, что же это? – ядовитая ухмылка, хорошо скрывала любопытство.
- Любовь, Северус.
Сердце мужчины упало. Он ожидал чего угодно только не этого. И не сейчас. Каждый день ОНА, сжигала его душу. А сейчас она по самую рукоять всадила в его захлёбывающееся от боли сердце нож.
«Боже!»
Воздуха начало не хватать, он задыхался. В уголках глаз защипало, что ему пришлось, чтобы скрыть позорной реакции сбежать из кабинета Дамблдора к себе в Подземелья. Дамблдор ничуть не попрепятствовал бегству. Он понимал, что мужчине нужно побыть одному, справиться со всем самостоятельно. Старый волшебник сочувствовал той внутренней боли, что испытывал Северус. Но не имел права вмешиваться. ОНИ должны сами разобраться.
Северус бежал в подземелье, не обращая ни на кого внимания. Никто не должен видеть его таким. Как давно он не ощущал этой влаги на глазах. Как давно он не плакал? Со дня смерти матери, но сейчас… Раньше он никогда бы не подумал, что подобная глупость способна так глубоко его ранить. Да, и никогда бы он не позволил себя ранить. Но от НЕЁ он не мог защититься. ОНА уничтожит его. Теперь он точно это знал.
Добравшись до своих комнат, он достал виски и повалился в кресло.
Не прошло и пяти минут, как он опять стоял на ногах и кружил по комнате, раскидывая вещи, скидывая всё со стола на пол, переворачивая сам стол, круша мебель. Ярость от безысходности заставляла это делать. Заставляла рычать от злости и выть от разрывающегося сердца.
Через пол часа, когда от комнаты осталась лишь память, мужчина стоял на коленях около камина и смотрел на огонь невидящим взглядом. Боль немного утихла. Ей на смену пришло успокоение, смирение, но не пустота или равнодушие. Он успокоился и всего лишь, понимая, что ничего не сможет поделать. Тяжело вздохнув, он поднялся на ноги и, пошатываясь, направился в спальню. От сильного эмоционального срыва начинало знобить и тянуло в сон. И мужчина не стал сопротивляться. Стянув с себя вещи, и забравшись под одеяло, он свернулся клубочком и уснул.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Понедельник, 25 Февраль 2008, 22:19 | Сообщение # 10
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 6
Необузданные желания

Проснулась она в глубоком шоке от увиденного. Одеяло было сброшено на пол, простынь – помята. Волосы были мокрыми от пота и разметались по подушкам. Всё её тело пылало. Низ живота пронизывало сладостным желанием. Кожа была чувствительнее обычного. Невероятное возбуждение охватывало её.
Во сне она видела мужчину. ЕГО сильные руки держащие её, нежные губы, прикасающиеся к её губам, страстные, жаркие поцелуи. Его тело, к которому она в агонии прижималась, словно, он был её спасением. Она чувствовала, как его руки гладят её, ласкают. Ощущала его горячее дыхание на своей коже. Его тёмные глаза смотрящие так преданно, и с такой любовью. Её сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди.
Гермиона с широко распахнутыми глазами лежала на кровати. Шокировало ее не то, что ей приснилась подобная сцена, а то, что в ней был ОН. Ей и раньше снились любовные сны. Но раньше на месте ее партнёра всегда был мужчина без лица. Она всегда представляла своего партнера, человеком которого она будет любить, потому во снах этот человек представал перед ней без лица.
И сейчас лицо у этого человека было. Это был Снейп! Во сне он был так ласков, заботлив, а его глаза светились не тем холодом, гневом или презрением, в них была такая любовь, страсть, ласка, как и во всем, что он дарил девушке в сновидение. С ним было так уютно, спокойно. Она чувствовала себя в его объятьях защищенной ото всего. Забывала обо всех несчастьях жизни: о войне, и боли, страхе. Во сне она чувствовала, что тоже любит его. Он не был похож на того Снейпа, которого все знали, как Злого Властелина Подземелий. (Гермиону всегда раздражало такое прозвище!) Он не был другим, но и не был собой. Гермиона не знала, как это объяснить. Она не знала, какой он на самом деле.
И сейчас ей как никогда хотелось это выяснить. Она дотронулась до своего разгоряченного тела. Оно очень хорошо знало эти прикосновения. Руки спускались всё ниже и ниже, по груди, животу, к ноющей точке. Воображение рисовало невероятные картины. Сердце билось так сильно. ЕГО глаза, вглядывающиеся в ее душу с такой нежностью, преследовали ее. Дыхание сбивалось, энергетические разряды наполняли каждую клеточку ее существа. Пальчик двигался так быстро, неумолимо приближая девушку к блаженной границе сознания. Она застонала. Разрядка была просто великолепна.
Девушка лежала на кровати и слушала, как в ушах раздаются удары сердца. Она смотрела в окно на кротко поднимающееся над горизонтом солнце.
«Что же теперь? Выходит, я тоже не равнодушна к нему. Или, - она судорожно вздохнула, - или это из-за знания о его чувствах ко мне? Боже, что же делать?»
Несколько дней назад Гермионе пришло письмо от матери, которой девушка рассказала о своей ситуации. Тогда Гермиона просто предполагала, что профессор любит ее. Среди бесконечных предупреждений и напутствий, мама всё-таки посоветовала ей благоразумно поговорить с этим человеком. Гермиона и сама знала, что нужно поговорить с НИМ, но её всегда останавливал страх. Она боялась не потому, что он Снейп, а потому что он намного старше её, он ее профессор. И еще она боялась выставить себя полной дурой. Боялась увидеть разочарование в его глазах.
Дотянувшись до тумбочки за волшебной палочкой, девушка произнесла:
- Алохомора.
Створки окон, заскрежетав, отворились, впуская в комнату свежий прохладный воздух и звуки щебетание птиц.
Девушка подняла одеяло с пола. Чистый воздух освежил разум, прохлада зарядила тело новыми силами. Завернувшись в одеяло, она поднялась с постели и подошла к окну. Окно выходило на восточную сторону. Она посмотрела вниз. Площадка во дворе уже была усеяна золотыми листиками. Не сильный ветерок гонял их.
Озеро было голубовато-синего оттенка, как и чистое небо над ним.
«Сколько же таких деньков осталось?» – подумалось Гермионе.
Лес шумел, как и прежде. Деревья начали снимать свои пышные золочёные кроны, орошая ими всё вокруг. Хоть это и доставляло какое-то разочарование, от утери такое красоты - это тоже было прекрасно.
Вдруг до девушки донеслась тихая мелодия. Она показалась знакомой.
Девушка поискала глазами по небу. Мелодия становилась всё громче.
На подоконник окошка Гермионы вспорхнула маленькая сине-зелёная птичка.
- Я так и знала, что это ты, - улыбнулась девушка, протягивая руку к маленькой головке.
Птичка, прикрыв глазки, довольно запела. Девушка продолжала поглаживать мягкие пёрышки, когда тихо проговорила:
- Кто же ты такая?
Птичка открыла глазки, прекращая мелодию, и посмотрела на девушку.
- Ты же понимаешь, что я говорю? – спросила девушка.
Птичка продолжала посматривать на Гермиону.
- Ах, ну, ладно. Может, ты чего-нибудь хочешь? Совиное печение или воды? – спросила девушка.
Маленькое создание склонило набок головку и согласно чирикнуло.
- Тогда пойдём, - Гермиона поднесла к птице два пальца.
Зверёк вспорхнул на предоставленный девушкой насест. Гриффиндорка улыбнулась еще шире, и отправилась на свою маленькую кухоньку.

* * *
Он резко сел на кровати. Сон, что ему снился, был просто невероятен! Его кожа горела огнём желания. Чувствительная точка ниже пояса, невероятно ныла и требовала разрядки. Всё лето он просыпался подобным образом, но сегодня было намного сильнее, чем прежде.
«Чёрт возьми!!!», - выругался он, вскакивая с кровати.
Сильнее стягивая простынь вокруг бёдер, он вбежал в ванную. Открывая на всю холодную воду, он уже хотел забраться в ванную, но остановился. В зеркале он заметил своё отражение: заметно было, что кожа на лице пылает, как и на остальных участках тела, глаза были немного мутными, но решительными. Мужчина так и стоял, всматриваясь в собственное отражение, и даже не заметил, как на него нахлынули воспоминания.
Сон. ОНА опять в его сне. ОНА опять в его объятьях, отвечающая на его поцелуи и ласки. Все, как и было летом. Но сейчас, он видел ЕЁ глаза. Они не были неживыми, как в его сновидениях ранее. Теперь они смотрели на него с ответным чувством.
- Нет, - простонал он. – За, что ты так мучаешь меня?!
Но он не слышал своего голоса. Воспоминания видения не желали оставлять его разум, захлёстывая всё больше.
Прекрасная тонкая фигурка в его объятьях, мягкие теплые губы, глаза… Такой нежный, искренний взгляд ЕЁ глаз. ОНА смотрела на него понимающе, поддерживающе и любя!
«Какой сладкий обман», - думал он, но не желал воспринимать.
Давление в паху стало более острым, напомнив ему о необходимости решить эту проблему. Ждать больше было невозможно и больно. Он забыл о холодном душе. Холодный душ это хорошо, но не сегодня. Сегодня ему предстоял целый день наедине с НЕЙ, и он должен держать себя в руках. А для этого нужно…
Откинув простыню в сторону, он прислонился к холодной кафельной стене и опустил руку …

* * *
На завтрак она не пошла, позавтракав вместе с неожиданным утренним гостем. Птичка не любила совиные печения или воду, а предпочитала то, что ела Гермиона, то есть овсяную кашу и вишнёвый сок. Это открытие немного удивило Гермиону. Птица улетела тогда, когда Гермиона начала собираться на урок по Защите от Тёмных Сил.
Девушка не пошла искать друзей. Она была очень сильно обижена на Рона. А на Гарри за то, что тот принял сторону Уизли. Ни один из них не пришёл к ней вчера, чтобы узнать, где она была весь день. Видимо им было всё равно. Тогда спрашивается, что это за друзья такие?
Вздохнув, она направилась в подземелья. Снейп вёл Защиту, и он не захотел менять метод и место преподавания.
- Что ж Грейнджер, ты, не перестаёшь удивлять меня, - из гостиной Слизерина вышел Малфой. – прогуливать уроки это в духи Уизли или Поттера.
Гермиона, не обращая внимания на Малфоя, шла дальше.
- Ах, да, я слышал, ты же стала девушкой Уизли, - слизеринец картинно вздохнул.
- Тебе что, делать больше нечего, Малфой? – безразлично проговорила Гермиона.
- Конечно, есть. Вот иду и достаю тебя, а заодно направляюсь в класс на урок, - проговорил он, догоняя девушку.
- Не тем ты занимаешься, Малфой, - вздохнула она.
- Почему же. Злить вас Гриффиндорцев такое удовольствие.
- Но я не злюсь.
- Правда? Может, я не упомянул, что твой Уизли вчера неоднозначно поглядывал на Патил, - Малфой начал рассматривал свои ногти на руках, ожидая бурной реакции девушки.
Гермиона рассмеялась.
- Драко, тебе лучше найти более выгодное дело, - сказала Гермиона, и как бы в дружеском жесте, хлопнула парня по спине.
Малфой, в шоке, замер на месте.
Девушка ухмыльнулась и, сдерживая смех от выражения лица парня, скрылась за дверью в кабинет Защиты.
В классе по Защите от Тёмных Искусств было намного больше человек, чем на зельях - учеников тридцать не меньше. Сейчас ещё не все пришли с завтрака. Профессора тоже не было. Гермиона села на своё привычное место, выложила книгу, тетрадь и перо из сумки. Боковым зрением она заметила, что в класс вошёл немного растерянный Малфой.
Гермиона опять ухмыльнулась. Наверняка, парня поразило, что она назвала его по имени и похлопала по спине. Он первый начал донимать ее, а она ответила. Пусть своеобразно, но это сработало.
Еще дёсять минут собирался класс. Пришли гриффиндорцы. Гарри и Рон тоже пришли, но не стали говорить с подругой. Гермиона не смотрела в их сторону. С ней так никто и не сел, чему она была только рада. Через пять минут, когда все, наконец, расселись, в класс вошёл Снейп.
«Сегодня, он лучше выглядит, чем последний раз, когда я его видела», - отметила она.
Оказалось, что вчера она не зря выучила следующий параграф по Защите. Снейп решил устроить ради разнообразия самостоятельную работу. Каждому на парту опустилось по листку с вопросами. Класс в ужасе притих. Вопросов было за сотню, и они были не простые. Если наизусть знаешь параграф, то ответишь.
- Приступайте, - скомандовал Снейп.
Он не смотрел на нее, но чувствовал ее присутствие. Северус сел за учительский стол, и принялся составлять план работы с Гермионой на дополнительных курсах.
Она сидела и с лёгкостью, почти лениво, отвечала на вопросы.
На втором уроке Снейп объяснял новую тему: Защитный барьер Хроноса.
Его голос был тихим, но его слышал каждый находившийся в классе.
Девушка следила за движениями профессора, когда он прохаживался между рядами рассказывая, что такое Хронос. Все его движения были плавными и элегантными. Раньше Гермиона не замечала этого. Было всё интереснее изучать Снейпа под звуки его бархатного голоса.
Когда урок закончился, Гермиона оставалась сидеть на месте, в то время как все остальные стремились поскорее убраться из логова Слизеринского декана. Покрутив учебник в руках, Гермиона поднялась с места и начала собирать свои вещи. Посмотрев в сторону преподавателя, она немного удивилась. Снейп всё ещё сидел за столом и что-то писал. Собрав портфель, она перекинула его через плечо и пошла прямо к преподавательскому столу.
«Что ты делаешь Гермиона?!»
Но она не чувствовала страха. Ей хотелось поговорить с ним. Еще раз услышать этот низкий, такой прекрасный голос.
- Профессор, - позвала она.
Снейп оторвался от того, что писал, и хмуро воззрился на студентку.
- Да, мисс Грейнджер, - голос был холодный, не такой, какой ожидала Гермиона.
Она всматривалась в его глаза, ища тот блеск…
- Мисс Грейнджер, что вы хотели?
Он удивился, что она так смотрит на него, словно что-то ищет.
- Вы не сказали, что подобный щит может защитить от непростительных проклятий. И непосредственно от Смертельного, - на автомате проговорила она.
- Я знаю, что не упомянул, - согласился он, голос звучал не так холодно, как хотелось Северусу. – Нет смысла упоминать об этом, мисс Грейнджер. Потому что такой щит может создать не каждый человек. Это высшая магия. И эта тема дана, как познавательная, и углублению не подлежит. Заклинание Хроноса очень сложное и не по силам студентам, - закончил он. – Надеюсь, я удовлетворил ваше любопытство. А теперь прошу вас покинуть кабинет. Мне нужно еще приготовиться к нашему с вами занятию. Вчера мне было не до этого. Никогда бы не подумал, что кто-то выберет Зелья, как дополнительный предмет.
Сказать, что Гермиона была удивлена, ни сказать ничего. Впервые она слышит, чтобы профессор Зельеварения так искренне что-то сказал. Или даже по другому. Профессор Снейп никогда не проявлял желания отвечать на надоедливые вопросы Гермионы без язв и сарказма.
- А где я могу достать это заклинание? – спросила Гермиона, продолжая смотреть на волшебника.
- Это заклинание не хранится в школьной библиотеке. К счастью.
Нет, Гермиона ошиблась насчет сарказма.
- Если бы оно было там, то послужило бы соблазном. Заклинание Хроноса при неправильном произнесении, дает обратный эффект. Оно собирает все проклятья направленные против произносящего, и притягиваются к нему не защищая…
- И все же профессор, как можно его узнать?
- Мисс Грейнджер! Вы, что не слышали меня? – рассерженно произнёс Северус, поднимаясь со своего места. – Я же сказал вам, что это опасное заклинание!
Гермиону нисколько не трогала возвышающаяся над ней фигура Грозного профессора. Наоборот это ей нравилось всё больше. Если он действительно ее любит, то точно не оставит это так просто. Его глаза горели гневом. Ему нужно было переубедить её.
«Наорать? Нет, не поможет», - лихорадочно думал он.
- Нежели ни у кого не получался этот щит? – спросила Гермиона.
- Получался, но у очень сильных и умелых магов.
- А вы сами пробовали?
- Я не хочу рисковать, мисс Грейнджер. Тем более это не ваше дело.
- И никогда даже не пытались хоть глазком посмотреть на это заклинание.
Гермиону как всегда понесло, не зная куда.
- Да, какое вам дело! – возмущенно воскликнул профессор.
- Интересно, - невинно проговорила она. – А у профессора Дамблдора получалось?
Северус закипал всё больше. Девушка видела это, и еще она видела, что он пытается привести еще какие-нибудь доводы, чтобы отговорить ее. Ему было не всё равно – это главное. Когда это Снейп пытался оградить студента от чего-нибудь в открытую. Гермиона не стала дальше мучить его.
- Не волнуйтесь профессор, мне просто было интересно ваше мнение, - сказала она, и пошла к выход из класса. Пользуясь его остолбенением («Он и волнуется, что за бред, да дорогой профессор?»), она добавила. – До встречи на дополнительных занятиях профессор.
Северус так и стоял с открытым ртом.
«Что она только что произнесла? – как-то глупо, подумал он. – До встречи на дополнительных занятиях. Это, что шутка среди Гриффиндорцев – милое общение со мной? Что за бред, Северус? Нет, она не может быть так жестока. Она просто захотела поговорить об этом долбаном щите и всего. – Северус вздохнул, обратно усаживаясь на стул за своим столом. – В конце концов, этот щит сам долгое время привлекал меня. Не мудрено, что ее светлый разум им заинтересовался. Это невероятно интересно. И нечего скромничать, ты бы мог много рассказать про это заклинание».
Он продолжил писать список зелий, которых должен будет объяснить девушке.

Гермиона, не спеша, шла на дополнительные уроки в подземелья, неся в руках тетрадь по зельям и карандаш. Она особо не задумывалась о том, как будут проходить уроки со Снейпом. Она почти дошла до нужной двери, когда позади ее окликнул знакомый голос.
- Гермиона, подожди!
Перед ней, запыхавшийся от бега, остановился взъерошенный Гарри.
- Гермиона, я хочу поговорить с тобой, - сказал он.
Девушка посмотрела на часы и ответила:
- У тебя есть десять минут.
Гарри пару раз глубоко вздохнул и начал говорить:
- Рон дурак, Гермиона. Ты не заслуживаешь тех слов, что он сказал. Он сравнивает тебя с теми напыщенными дурами, с которыми привык общаться. Ты умная и рассудительная, и ты всегда знаешь больше нашего. Я всегда ценил тебя за это. Целый день сегодня и вчера я вдалбливал это Рону, потому не подходил к тебе. Я надеюсь, что ты не сердишься на меня за это. Рон, он… я не знаю, почему он так ведёт себя. Я не имею понятия, почему он так странно реагирует…
Ему не удалось договорить, девушка подошла к нему и обняла.
- Спасибо тебе Гарри, - сказала она, - ты отличный друг. И не надо не ссорься из-за меня с Роном. Я знаю, почему он так ведёт себя.
Парень тоже обнял её, исключительно по-дружески.
- Рон знает, что я не люблю его, оттого всяческими путями пытается дать понять, что заботится обо мне. Он думает, что он единственный всё видит. Он пытается сам себе доказать, что любит меня. Но, Гарри это не так. Он испытывает лишь плотские желания, а не глубокие чувства, - девушка улыбнулась другу. – Я думаю, скоро он сам всё поймёт.
- Ты молодец Гермиона.
- Я знаю.
Девушка уже была готова прощаться с другом и направилась к кабинету Зелий, когда Гарри тихо сказал:
- Но ты же понимаешь, что насчёт одного он прав?
Гермиона обернула и посмотрела Гарри в глаза.
Юноша качнул головой в сторону двери, к которой девушка направлялась. Гермиона вздохнула и на мгновение прикрыла глаза.
- Я не знаю, как это объяснить, Гарри, но сейчас мне точно не до этого, - соврала Гермиона.
- Гермиона, я верю тебе во всём, я знаю, что ты разберёшься в этом, но если будет нужна моя помощь, я всегда буду с тобой.
- Спасибо, Гарри, - сказала она, прежде чем войти в класс. – Тогда до завтра, - улыбнулась девушка.
Затворив за собой дверь, Гермиона осмотрелась. Класс был пуст. Девушка посмотрела на часы. Время было уже ровно два часа, она пришла во время. Где же он? Снейп никогда не опаздывает.
Спустя пятнадцать минут, девушка уже начала беспокоиться. Всё-таки Снейп не просто учитель. Вдруг его вызвал Волан-де Морт! От этой мысли становилось ужасно плохо, всё внутри стягивалось в тугой клубок.
«Господи! Пусть он просто опаздывает, - она мерила шагами свободное от парт место около преподавательского стола. – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…»
Дверь со скрежетом открылась, Гермиона обернулась. Это был Снейп.
На Девушку накатило такое облегчение, что ноги начали подкашиваться. Она присела на ближайший стул. Тетрадь и карандаш она положила на парту.
- Мисс Грейнджер, прошу простить меня за опоздание. Директор скоро уезжает и мне многое нужно подготовить к этому.
Гермиона даже не заметила странность, того, что он объяснил ей причину своей задержки. Она просто смотрела на него и думала о том, что только что сума сходила от мысли, что ЕМУ угрожает опасность.
- Мисс Грейнджер, - позвал он.
Девушка поняла, что прослушала вступительную речь по предстоящему занятию.
- Извините, - виновато, произнесла она.
Он воздержался от комментариев, хотя лицо его посуровело.
- Окклюменция – это наука, к которой надо иметь предрасположение. Я смогу дать вам много информацию и тренировку, но большую часть вы должны будете проделать собственными силами и умом. Я очень надеюсь, что у вас дела будут продвигаться лучше, чем у Поттера.
Гермиона слушала его очень внимательно, отбросив посторонние мысли на полку «Позднее».
Его объяснения были очень интересные. Окклюменция вообще очень дано заинтересовала девушку, еще с того времени, когда Снейп учил Гарри. Летом она прочитала несколько книг по Окклюмеции и Легилеменции. И теперь она прекрасно знала, что от нее будет ждать профессор.
Весь первый час профессор рассказывал основные положения данной науки, различные тонкости. Он ходил перед ее партой, увлечённо рассказывая и жестикулируя при этом.
Второй час он посвятил изучению заклинаний защиты сознания. Эти заклинания были очень путанными и неопределёнными. Чтобы произнести одно заклинание, нужно было затратить от двух до пяти минут. И то если быстро говорить. Снейп в совершенстве знал эти заклинания, что незамедлительно продемонстрировал.
«Сколько же он знает», - удивилась девушка.
- Под конец года, вы должны знать столько же, - сказал он.
Гермиона во все глаза посмотрела на него.
- В чем дело? – опять нахмурился мужчина.
- Вы ведь не читаете мыслей?
На его лице появилась ухмылка.
- Для того чтобы понимать вас студентов, мне не обязательно уметь читать мысли. У вас обычно всё на лице написано, - спокойно проговорил он, и присел на краешек парты. – Вот, например, у вас на лице написано, что вы удивлены тем, что я знаю. Поверьте, мисс Грейнджер это самая малая часть моих знаний. Эти знания и, конечно, опыт – много раз спасали мне жизнь. И я думаю, что ваши умения тоже сослужат вам хорошую службу.
- Спасибо, сэр.
Слышать такие слова от Снейпа было в сто крат лестнее, чем от МакГонагалл или директора.
- Это не похвала мисс Грейнджер. Это лишь констатация фактов.
«Пусть называет, как хочет. Всё равно приятно», - мечтательно подумала она.
- Думаю на сегодня достаточно. Я дал вам информации свыше программы и как я и рассчитывал, мы уложились во времени. Если, конечно, у вас есть еще вопросы?
- Да, какую еще можно почитать литературу, чтобы знать больше вашего?
Северусу очень понравилась позиция девушки.
- Думаю, такой литературы вы не найдёте.
- Почему? – удивилась Гермиона.
- Потому что вся она находится в моей личной библиотеке.
- Не может быть, - не сдавалась она, отметив для себя, что профессор имеет свою библиотеку. – Я на каникулах читала несколько книг по Окклюменции и Легилеменции.
- Потому, вы ничего и не нашли из того, что я вам сегодня рассказал, – уточнил он, изогнув бровь.
Девушка задумалась.
«А ведь действительно ничего не нашла», - подумала она, закусив краешек губы.
Посмотрев на него, она в очередной раз удивилась.
На губах профессора играла победная улыбка. Не усмешка или ухмылка, а улыбка. Настоящая. Профессор, кажется, не замечал этого маленького изменения. А Гермиона ничем не показала своего удивления.
- Тогда вы правы, мы уложились во время, - промолвила она, посмотрев на циферблат наручных часов.
- Тогда, если вы не против, давайте перейдём к Зельям. Или вы хотите двадцатиминутную перемену? – язвительно спросил он, но эта язвительность скорее, походила, на шутливую насмешку.
Гермионе это очень понравилось. Даже в своей манере и со своим характером, он может быть милым и учтивым. Как странно, что подобные мысли относятся к Снейпу!
Он, наверное, сам не замечал, как ведёт себя с ней. Потому что сейчас он был …
«Самим собой», - эта мысль была счастливая.
- Чем раньше начнём тем, - она видела, как его рука, тянущаяся за склянкой циркония, замерла на полпути, - тем больше успеем сделать, - как не в чём не бывало, закончила она.
От нее не ускользнуло, что он тяжело, а может облегчённо, вздохнул.
- Я не задержу вас не на минуту дольше, когда мы закончим работу над намеченными мною зельями, - нейтрально произнес он, доставая еще несколько баночек из шкафа, и ставя их на свой стол.
Гермиона немного растерялась. Что она могла сказать, чтобы он не думал, что его общество ей не неприятно.
- А что мы будем готовить, сэр?
- Недавно, я начал экспериментировать с одним составом. Он немного не стабилен. И я хочу добиться от него постоянности единственного результата. Этот состав может излечить оборотней от их проклятья.
- Это просто удивительно! – не сдержалась Гермиона. – Как вам это удалось? Как вы выявили составляющие лекарства? – Её глаза светились любопытством и глубочайшим удивлением.
Северусу были приятны восклицания девушки. Они были настолько искренни и бескорыстны. Обычно, как только он приходит в Министерство с новыми разработками, люди сразу начинают подсчитывать насколько пополнится их сейф в банке, от его открытия, а потом смотрят на эффективность препарата.
Таков мир, ничего не поделаешь.
Но в глазах Гермионы не было алчности, в них был истинно научный интерес. Это одна из причин, по которой, наверное, он так бесконтрольно влюбился в неё. Наверное, вся магия мира и все законы физики сводятся к абсолютному нулю, склоняясь перед любовью. Год назад, Северус никогда бы не поверил, если бы ему сказали, что он влюбится. Тогда он был готов проклясть любую женщину, которая хотя бы намёком проявит к нему интерес. Весь женский пол был ему противен. А что же теперь. Он готов на самые безрассудные поступки ради нее. Он готов целовать пол, по которому она каждый день ходит. Невозможно было это объяснить. Он и не хотел искать на это ответы. Он знал, что эту науку ему не осмыслить.
Алхимия и физика – на чём строился его мир, сейчас лежат в руинах. Просто и безвозвратно их смело чувство к одному божественно красивому, очень умному и невероятно любимому существу.
Северус опять не заметил, как его губы начертали на лице улыбку. Целый год он привыкал к незамысловатым движениям губ, к которым раньше он не был приучен. Вплоть до прошлого года ничего в его жизни не заставляло его улыбаться. А сейчас лишь мысль о ней зажигала в нем огонёк, и заставляла сиять. В душе поднимались тёплые, яркие чувства. Он боялся, что с ней наедине, он не сможет сдерживать себя. Но это оказалось не так. Она была рядом. Но он не чувствовал плотских чувств, ему не хотелось накинуться на нее …
Нет, сейчас он ощущал любовь к ней, но уже на новом уровне. Он уважал ее за такие взрослые мысли, и за всё, что она делает. Наверное, всё это не делает ее игрушкой. Она никогда не была для него куклой для удовлетворения своих потребностей. Но он боялся своих чувств, которые за все сорок лет ни разу не напомнили о себе. Сейчас чувств было слишком много.
Северус попытался отвлечься от потока мыслей. Он заметил, что уже несколько минут стоит и смотрит куда-то в пространство. Девушка сидела молча, не смея тревожить, задумавшегося профессора.
- Надеюсь, это были приятные мысли? - услышал он ее голос, и подошёл к своему столу, поставил на него еще одну склянку.
- Да, - очень тихо, ответил Северус и посмотрел на девушку.
- Что-то не так профессор? – спросила Гермиона, заметя, что его лицо снова нахмурилось.
На самом деле он пытался скрыть чувство благодарности, за такие понимание и тёплые слова. Она так хорошо поняла его.
- Сначала, я расскажу вам, об основных составляющих зелья, а потом мы начнём, - сказал он, пытаясь, чтобы голос звучал привычно независимо и твердо.
Остальное время они проработали в относительной тишине. Говорил практически только он. Она странно притихла. Он пояснял все реакции, происходящие с зельем, рассказал, до какой реакции нужно довести состав и остановить, чтобы получилось лекарство.
Они довели зелье до первой стадии, и это стало первоначальным этапом. Теперь состав должен был настаиваться четыре дня, после чего можно была начинать второй этап.
- Думаю, нет смысла больше задерживать вас, мисс Грейнджер, - в своей излюбленной манере проговорил Снейп, палочкой затушив огонь под котлом, с бурлящим зельем.
- Я хочу поговорить с вами, профессор.
Снейп удивленно посмотрел на девушку.
- Что ж, я слушаю.
Гермиона собралась с мыслями и начала:
- Я хочу заниматься научной деятельностью в сфере Зелий. Для этого я должна написать работу по Зельеварению. И я хотела спросить вас, не могли бы вы помочь мне?
- Быть вашим куратором? Почему вы думаете, что я подойду на эту роль?
- Я знаю, что вы занимаетесь наукой.
- Откуда?
- Профессор МакГонагалл рассказала мне, когда я приходила к ней насчет моих идей с научной работой.
- Почему именно Зелья?
- Мне нравятся Зелья, и профессор МакГонагалл сказала, что это будет практичным выбором, так как хороший зельевар сейчас в дефиците, - сказала девушка, присаживаясь за парту.
- Что ж профессор МакГонагалл права. Такие как я редкость, - самодовольно проговорил он. – Хорошо, я могу помочь вам, но я могу только отвечать на некоторые ваши вопросы, которые вызовут трудности при понимании или изучении. Я не стану делать за вас вашу работу, - категорично закончил он.
- На большее я и не рассчитывала, - довольно улыбнулась девушка.
- Тогда какую тему вы хотите разрабатывать?
- Я еще не знаю. Я думала, может быть, вы мне что-нибудь подскажите, - смущенно проговорила девушка.
- Советую, почитать справочник по медицине, мисс Грейнджер, - на его лице появилась хищная улыбка.
- Справочник?
- Вы же не хотите открыть зелье, которое было открыто век назад? В справочнике, вы найдете разные болезни, лекарств от которых ещё не изобрели. Таким образом, в следующую пятницу, когда вы определитесь с выбором работы, я посмотрю, чем могу помочь вам.
- Хорошо, спасибо, - просто сказала Гермиона и опять незамысловато и очень искренне улыбнулась профессору.
Если бы она знала, как трудно Северусу было не отвечать на эти улыбки.
Тогда до следующей пятницы, мисс Грейнджер, - нейтрально проговорил он.
- До свидания профессор.
Когда девушка вышла, Северус попытался расслабиться и осмыслить ее поведение с ним во время занятия. Не было, похоже, что он неприятен ей. Она улыбалась ему и позволяла себе говорить многое, что ни каждый смог бы сказать ему, боясь его гнева. Но, казалось, она совсем не боялась Грозу Подземелий. Это нравилось Северусу.
Он улыбнулся. Пусть он не сможет получить ее любви, но расположения он желал добиться. Складом ума она была похожа на него, а значит, он сможет заинтересовать ее.
Это подняло настроение Мастеру Зелий. Разлив полученные образцы, которые нужны будут для исследования в дальнейшем, он уже собирался уходить, но…
На одной из парт лежала толстая синяя тетрадь с карандашом. Он несколько секунд посмотрел на тетрадь, потом подошёл и взял ее в руки.
«Забыла», - подумал он.
Взяв карандаш с парты, он вышел из классной комнаты.

Девушка шла по коридору, обдумывая поведение профессора с ней и ее собственное отношение к его обществу. Ей очень понравилось слушать его, разговаривать с ним. Он прекрасно понимал в какую сторону направлены ее мысли, и двигался в туже, для того, чтобы она понимала его объяснения. Он так много всего знал, это невероятно манило Гермиону. Северус Снейп – ходячая энциклопедия. И еще, как он сам упомянул у него обширная библиотека. Гермиона уже загорелась тем, как бы выпросить у него одну книжечку. Странно, что ей вообще пришла такая мысль, но в сложившейся ситуации, она могла себе позволить это. Проблема лишь в том даст ли он? Он ведь не хочет, чтобы кто-то знал о его маленьком секрете, тем более она. Но, тем не менее, девушка хотела попробовать. Ей немного стало стыдно, что она вот так просто пользуется его положением или своим положением?
Она еще не определилась, со своими противоречивыми чувствами, по отношению к профессору. Но, как и сегодня утром, девушке хотел узнать этого человека. Не просто разгадать, как интересную загадку, а узнать как человеческое существо, как мужчину.
Девушка вышла из подземелий в полной задумчивости и абсолютно не услышала, что её кто-то окликнул.
- Герми!
Гермиона аж застыла. Ну, что за идиот ее так называет? Она поморщилась.
Этим идиотом оказался Рон Уизли, выходящий из Большого зала.
Девушка устало вздохнула. Только его ей и не хватало. Новая сцена, новая головная боль, что за незадача. Виски уже начало сдавливать медным обручем.
Тем временем Уизли уже подошёл к ней. Гарри с ним не было.
- Я хочу поговорить с тобой, - угрюмо проговорил Рон, как-то странно разглядывая девушку.
- Я слушаю.
Парень оглянулся, не слышит ли кто.
- Давай забудем, то, что вчера произошло, - начал он. – Я опять погорячился. Я признаю, что не прав, - с неохотой проговорил Рон. – Мне не по себе, когда ты где-то или с кем-то. Мне не всё равно, что с тобой, как ты не понимаешь!?
Гермиона рефлекторно потёрла виски. Ну, вот он опять кричит.
- Ты слишком импульсивен Рон, - спокойно произнесла она. – Ты лучше будешь извиняться, чем не делать ошибок преждевременно. Почему ты думаешь, что я так глупа? Я не понимаю этого.
Рон помотал головой и приблизился к девушке ближе. Гермиона не заметила этого, продолжая потирать виски.
- Нет Гермиона, я доверяю тебе. Я не доверяю Снейпу. Я знаю, как ты относишься к учителям, так же ты относишься и к нему. Но я ему не доверяю. Для тебя я готов с этим смириться, только не прогоняй меня. Ты мне нужна, - он подошёл совсем близко.
Гермиона почувствовала его близость и с запозданием испугалась. Рон хотел поцеловать ее, но девушка отвернула голову.
- Что? – не понял он.
- Ты думал, что вот так всё просто. Попросил прощение и всё, - в ее глазах зажглись искорки.
Парень отпустил ее, понурив голову.
- Да, ты права. Ты можешь простить меня? – как-то вяло проговорил он.
Гермионе не хотелось сейчас говорить об этом.
- Давай поговорим завтра Рон. Сегодня у меня голова болит.
- Хорошо. Давай сходим завтра в Хогсмид? Гарри с Джинни тоже идут, - воодушевился парень.
- Ладно, - нехотя согласилась она.
Мигрень, кажется, затянется на все выходные.
- Тогда пойдём, я провожу тебя до твоей комнаты.
- Пойдём.
Пара начала подниматься по главной лестнице.
Внезапно Гермиона почувствовала, что что-то не так, что кто-то смотрит на нее. Она снова чувствовала на себе обжигающий взгляд. Девушка резко развернулась. Никого не было. Из Большого зала раздавались голоса студентов, пришедших на ужин, и больше ничего. ЕГО нигде не было.
- В чём дело? – спросил Рон.
Гермиона еще немного посмотрела в сторону Подземелий и поспешила к Рону, поджидающему ее на верху лестницы.
- Ничего, пойдем, я так устала, - сказала она.
Она совершенно чётко почувствовала на себе ЕГО взгляд. Возможно, она делает ему больно встречаясь с другим? Эта мысль была не менее поразительной, как и всё остальное, что касалось ЕЁ профессора.
Девушка и юноша скрылись за поворотом. Из-за одной колоны в темноту скрылась одинокая тень, сливаясь с пустотой.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
Фанфики » Пейринг СС/ГГ » Фанфики » "Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак (СС/ГГ, Гет, Роман, Макси)
Страница 1 из 41234»
Поиск:

Наш опрос
Что не хватает сайту?
Всего ответов: 114

Мини-чат

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Copyright MyCorp © 2017