Меню сайта

Форма входа

Поиск

Главная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Маггл | RSS


Скрытая под маской...


Пятница, 22 Сентябрь 2017, 16:36
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: ada, Tailita 
Фанфики » Пейринг СС/ГГ » Фанфики » "Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак (СС/ГГ, Гет, Роман, Макси)
"Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак
adaДата: Суббота, 12 Январь 2008, 23:53 | Сообщение # 1
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Этот Фанфик Мой самый любимый! Хотя, он ещё не закончен, Я с нетерпением жду новых и новых глав! Автор - ljnkzncv ТЫ ПРОСТО НЕПОДРАЖАЕМА! applause С нетерпением жду проды!

Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Среда, 16 Апрель 2008, 08:05 | Сообщение # 21
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 13
Рождество

ОТ АВТОРА: А вот и то чего многие из вас ждали – 13 глава! Ох, сколько уж я над ней сидела, бог не даст соврать! Надеюсь, вы оцените мой непосильный труд.

Всё утро шёл снег. За окошком лежал целый сугроб белоснежных хлопьев. Потому, когда Гермиона открыла окно, чтобы впустить Мартина – сову от ее родителей, по полу рассыпались белые крупинки. Лёгкий морозец лизнул кожу девушки. Гермиона закрыла створку и подошла к ухающей сове, приземлившейся на спинку ее кресла у камина.
Птица была загружена увесистым свёртком.
- Здравствуй, милый, - проговорила девушка, поглаживая сову по рыжему оперению.
Она отвязала свёрток, к которому был привязан конверт. Письмо немного намокло, но написанное было видно хорошо. Родители сообщают, что на Рождество уезжают в Германию к родственникам. И так как Гермиона остаётся на каникулы в Хогвартсе, то родители решили сделать ей подарок заранее.
Девушка отложила письмо и начала распечатывать пакет. Гриффиндорка не удержалась от восхищённого возгласа. Это было платье. Белоснежное длинное платье.
«Невероятно, ну мама!» - девушка прижала к себе вещь и закружилась по комнате.
Обычно она не относилась столь трепетно к одежде, но сегодняшние день и ночь были особенными.
«Ему должно понравиться. Обязательно должно».
- Малфой так вообще в обморок упадет, как и все остальные, - хмыкнула девушка. – И почему я так не скромно в этом уверена? – Девушка вздохнула. – Северусу нужно немедленно заняться моим перевоспитанием. Я становлюсь такая же высокомерная, как и Драко.
Когда девушка вчера рассказала любимому с кем она идёт на бал, Северус вполне спокойно отнесся к этому. Но от Гермионы не ускользнула грусть в его глазах. Гриффиндорка очень даже понимала мужчину, ей тоже хотелось пойти именно с ним. Она могла бы вообще не идти, но вчерашняя игра сделала этот вариант невозможным. Для Северуса необходимо было отвести подозрение от них. Если кто-нибудь узнает об их связи, то это грозит большими неприятностями не только Снейпу, но и Дамблдору. Сейчас нельзя этого допустить. Слава богу, Малфой не пользуется ситуацией, хотя он не знает, зачем девушке понадобилось идти на бал с ним, а не с тем, кого она любит. Раньше Гермиона никогда бы не подумала, что доверится Драко, и даже будет считать его другом, но сейчас это неоспоримый факт. Хотя раньше она бы не поверила, что декан Слизерина так слепо влюблён в нее. Всё-таки жизнь не предсказуема!
Аккуратно сложив платье, девушка убрала его в шкаф. До праздника еще больше чем пол дня, так что у нее было время, для того, чтобы посидеть в библиотеке. Взяв тетрадку, в которую она записывала то, что ей удалось узнать о щите Хроноса и карандаш (перья было брать неудобно, для них была нужна чернильница; ручки в волшебной школе не работали, как надо), и вышла из комнаты.
Сейчас на девушке не было форменной мантии. Полугодие закончено и завтра все разъезжаются по домам, а значит, что ее обязанности старосты и вообще студента остались во вчерашнем дне. Надев тёмный джинсы и тёмно-синий свитер, девушка почувствовала себя немного свободнее. А в этой одежде не чувствуешь себя бесформенной, как это бывает в мантии.
Девушка зашла в абсолютно пустую библиотеку. Шаги гулко отдавались по всему помещению. Гермиона направилась на второй этаж, где находились книги по различным защитным заклинаниям. Походив вдоль стеллажей и поводив пальцем по корешкам книг, она, наконец-то, нашла, что искала. Два пыльных тома легли на ее рабочий стол у окна, где она обычно сидела, и где ее не могли достать любопытные. Эти тома она уже давно приметила, но всё никак не могла «дойти» до них. Но сейчас, как никогда, можно приняться за чтение, а потом и на каникулах тоже.
Смахнув пыль с обложки, девушка раскрыла фолиант и принялась просматривать оглавление.
- Заклинание Амброзии, заклинание Мефистофеля,... Морганы, - медленно перечисляла она, ведя пальцем по древней странице. Внезапно ее глаза расширились в удивление. - Ухты! – воскликнула он. – Заклинание золотой Андромеды, сознанное Альбусом Персевальдом Вулифриком Брайаном Дамблдором. Здорово! Заклинание незыблемости барьеров... его изобрёл директор, - Гермиона открыла этот раздел и углубилась в чтение.
Если она хотела поставить щит, то он должен быть надёжным. Заклинание Дамблдора ей в этом поможет.
Около часа прошло, но Гермиона упрямо продолжала штурмовать параграф за параграфом. И при этом, абсолютно не замечая, что за ней наблюдают.
***
Северус стоял около одного из стеллажей, скрестив руки на груди и оперевшись плечом о полки. Он наблюдал за Гермионой уже около десяти минут. Девушка была, наверное, единственная в замке, кого не задевал сегодняшний бал, что очень нравилось Снейпу. Гриффиндорка переворачивала листок за листком. Книга была старая и пыльная, потому Северус решил, что это что-то из древних заклинаний, притом высших. Это единственные книги, которыми меньше всего интересуются ученики. Исключая Гермиону. Мужчина улыбнулся и, оттолкнувшись от стеллажа, направился к любимой.
- Мисс Грейнджер, смотрю, вы пренебрегаете праздничным днём, это заслуживает высшей меры наказания, - профессорским тоном проговорил Снейп.
Гермиона ни капельки не испугавшись неожиданного появления, оторвалась от книги и проговорила:
- А разве самый грозный профессор должен следить за своей студенткой, вместо того, чтобы заниматься своими обязанностями?
- Думаю, он не против на некоторое время пренебречь этими самыми обязанностями, - заметил Северус, подходя ближе к девушке.
- Неужели? – улыбнулась красавица.
- Да, - подтвердил он, останавливаясь около нее и улыбаясь.
Гермиона потянула его за разворот мантии. Мужчина присел около нее. Она заглянула ему в глаза.
- Ты, правда, не обижаешься, что я иду с Малфоем? – серьезно спросила она. – Если тебе не нравится, то я могу всё отменить.
- Нет, Гермиона, все нормально, - ответил Северус, беря ее за руку. – Всё-таки я сам виноват, что всё так получилось. И это как нельзя кстати нам. Я уверен, что Драко сдержит своё слово и не позволит себе ничего лишнего.
Они с минуту смотрели друг другу в глаза, потом Гермиона сказала:
- Ты ведь не уйдёшь с бала?
Снейп опустил глаза.
- Гермиона...
- Северус, не уходи.
- Но, что я буду там делать...
- Любимый, ты знаешь про небольшую веранду в западном крыле замка? – снова прервала его девушка.
- Конечно, - ответил мужчина.
- Приходи туда после полуночи, - наклоняясь к нему, прошептала Гермиона. – Я хочу, чтобы ты тоже был счастлив в этот вечер, а не скитался вокруг замка, как заблудшая душа, - она улыбнулась и прильнула к его губам.
Сердце Северуса подпрыгнуло и от слов девушки, и от поцелуя. Теплота разлилась по всему телу. Возможно, теперь Рождество для него тоже будет праздником, а не очередным серым днём.
Гермиона почувствовала, что внизу живота уже нарастает сладостно ноющий пучок. Почему-то поцелуя становилось мало. Она хотела прикоснуться к нему.
Не разрывая поцелуя, девушка протянула руки к его груди. Провела обеими руками по его плечам, отметив его реакцию. Потом одна ее рука заскользила вниз... Мужчина задохнулся от столь откровенной ласки. Хотя рука девушки добралась только до пряжки ремня. Он накрыл её своей рукой, останавливая.
- Что ты делаешь? – удивлённо воззрился на нее Северус, пытаясь привести дыхание в порядок.
Гермиона покраснела.
- Я хочу этого, Северус, - проговорила девушка, поднимая на него глаза.
Мужчина долго смотрел на нее.
- Ты уверена?
- Да.
Он поднял ее руку и поцеловал в ладошку, а потом поднялся на ноги и отошёл к одной из полок с книгами.
- Если ты хочешь еще подождать, я не против. Я не хочу заставлять тебя.
- Ты не заставляешь. Я люблю тебя, и... я действительно хочу этого, – уверенно сказала девушка. – Я приду сегодня к тебе.
Мужчина сначала немного озабоченно посмотрел на девушку, а потом его глаза странно сверкнули.
- Нет, я не могу, - резко сказал он, отступая еще на шаг к стеллажу.
- Северус, оставь своё благородство, я и так знаю, что оно у тебя есть! – хмыкнула девушка.
- Нет, Гермиона, ты еще слишком молода, я не могу позволить себе...
- Северус! Если мне не изменяет память, ТОГДА на Астрономической башне тебя это не очень заботило, - рассердилась девушка.
- Ты не понимаешь, - тоже вспыхнул он. – Я твой учитель! Мне сорок два года, как я могу посягнуть на семнадцатилетнего ребёнка!?
- Я тебе уже давно говорила, что меня не интересует, сколько тебе лет!
- Зато меня интересует! – мужчина порывисто отвернулся от девушки и уставился невидящим взглядом в окно.
Гриффиндорка, хмурясь, смотрела на профессора. Сначала в душе поднималось негодование, возмущение в сопровождение с сомнениями, но потом что-то повернулось в ней, и она поняла, в чём дело. Полный смысл сказанных мужчиной слов дошёл до неё. Она поднялась с места и подошла к нему.
- Северус, ты нужен мне сейчас, а ни когда я выросту. Тогда ты тоже мне будешь нужен, но сейчас особенно, - она встала перед ним. – Я понимаю твои чувства. Ты думаешь, что я соглашаюсь на это, потому что не опытна в таких вещах и совсем не понимаю, чем мне это грозит. Ты ошибаешься. Ты тот человек, к которому я испытываю удивительные чувства. Эти чувства заставляют меня смотреть на мир по-другому, но не терять голову при этом. Я достаточно взрослая, чтобы распоряжаться своей жизнью. Я не хочу, чтобы ты думал, что заставляешь меня, если бы ты меня не привлекал, то я уж точно не стала бы признаваться тебе в любви. – Она подняла руку и провела ею по его щеке, замечая, что его глаза смотрят на нее, не отрываясь, - Ты должен избавиться от этого пункта неполноценности, ты далеко не старик! – она коснулась пальчиком его носа и улыбнулась, когда он немного смутился. – Если ты не хочешь, чтобы я чувствовала себя совратительницей учителей, лучше тебе внять моему совету.
Размеренный и успокаивающий голос девушки, как и ее логика, немного остудил Северуса.
- Надеюсь, я смогла хоть немного убедить тебя? – умоляюще проговорила она, смахивая с его лица прядку упавших волос.
«Может ты и права», - подумал он, всматриваясь в ее золотистые ласково смотрящие на него глаза.
Северус поймал ее ладошку и переместил к своим губам.
- Ты в который раз вытаскиваешь меня из моей невероятной самокритичности, - он немного неуверенно улыбнулся ей. – Знай, что я не буду заставлять тебя, если ты передумаешь.
- Я не передумаю, недоверчивый ты мой, - тоже улыбнулась девушка.
Гермиона подняла свободную руку и провела ей по его волосам.
- Что же ты всю ночь варил?
Северус опустил глаза.
- Ладно, можешь не говорить, - почему-то Гермиона догадывалась, отчего не спалось мужчине, оттого ей стало совестливо. – Думаю, нам обоим стоит привести себя в порядок.
Снейп хмыкнул.
- Что ты читаешь? – спросил он.
- Да, ничего особенного, - проговорила она.
Девушка вернулась на своё место, мужчина расположился напротив нее.
- Неужели. С каких это пор высшая защитная магия стала «ничем особенным»? – приподнимая бровь, вопросил он.
- Просто нужно было чем-то заняться, - проговорила она, переворачивая страницу.
- А как же все приготовления для бала?
- Хм, - усмехнулась она. – Я терпеть не могу всю эту нервотрёпку. Заклинания я нахожу намного полезнее, чем наведение марафета у себя на голове.
Северус рассмеялся.
- Странно слышать такие слова от самой красивой девушки Хогвартса, - проговорил он.
- Перестань, - щёки девушки немного порозовели.
- Что? Тебе об этом, должны были сообщить еще в начале учебного года, - удивился профессор.
- Да уж сообщили, - угрюмо проговорила девушка, возвращаясь к книге.
- Что-нибудь интересное?
- Да. Я читаю про заклинание «Золотая Андромеда»...
- Заклинание Дамблдора, - хмыкнул Северус.
- Ты знаешь?
Глупый был вопрос, но всё же.
- Конечно, я знаю. Еще на пятом курсе на него наткнулся.
Еще более глупый вопрос:
- А ты умеешь его накладывать?
- Это очень сложное заклинание и требует много силы от волшебника, - спокойно проговорил мужчина. – Я могу наложить его, но только в особой ситуации. Это заклинание нужно только для сокрытия чего-то очень важного. Например, штаб Ордена Феникса, находится под таким заклинанием, и Хогвартс тоже.
- Здорово!
- Да.
- А много, чего еще профессор Дамблдор изобрёл?
- Достаточно.
- Расскажи.
- Это очень долго, - предупредил Северус.
- Мне всё равно нечего делать. Притом мне очень нравится, когда ты что-то рассказываешь, - улыбнулась она.
Мужчина тоже улыбнулся и, покачав головой, начал рассказывать.
***
Хогвартс, под белоснежной шапкой, был красив, как снаружи, так и внутри. Елки в Большом зале стояли нарядные, с потолка падал снег, на стенах были морозные узоры. Зал был украшен различными сверкающими звёздочками, игрушками и мишурой. Четыре факультетских стола были заменены отдельными столиками. Центр зала был освобожден для танцев. На весь зал уже играла тихая мелодичная музыка.
***
Гермиона ушла из библиотеки еще пол часа назад и сейчас сидела перед зеркалом и, как она выразилась, наводила марафет у себя на голове. Плавными движениями девушка проводила по выбранным локонам и те сразу принимали ту форму, которую она хотела. Через час волосы гриффиндорки стали волнистыми, а на кончиках немного вились. Осталось только немного подкрасить глаза и губы.
Девушка не любила много краситься в отличие от большинства студенток Хогвартса. И пестро одеваться тоже. Пока она шла сегодня из библиотеки то видела, как девушки уже одетые в вечерние платья перебегали от туалета к туалету. Такое ощущение, что там у них центры моды. Гермиона лишь качала головой и проходила мимо.
«Пустая трата времени. И чего они находят в рассматривание платьев друг друга?» - недоумевала она.
Северус сегодня рассказал ей очень много интересного. Вот это имеет значение. Всё-таки сейчас идёт война, а они еще и на балы время находят.
- Честно говоря, я не понимаю, зачем нужен этот бал? – спросила девушка профессора, когда они собирались уходить из библиотеки.
- Профессор Дамблдор считает, что дети имеют право на счастливые минуты, пока есть такая возможность, - скривившись, проговорил мужчина.
- Это, как пир во время чумы, - заметила Гермиона, ставя книги обратно на полки.
- С одной стороны директор прав – нужно ценить такие моменты, как этот, особенно во время войны, когда завтрашний день может стать последним. Бал позволит немного разрядить напряжение.
Девушка немного задумалась, потом согласно кивнула. Из библиотеки вышла только она, мужчина ушёл по потайному ходу.
- Этот проход я обнаружил еще в те годы, когда учился здесь. Он ведёт в коридор, где находится вход в гостиную Ревенкло.
Девушка на прощание поцеловала его в щёку и ушла. Их не должны были видеть вмести.
Сейчас Гермиона размышляла о его реакции на ее согласие провести с ним ночь. Девушке согревало сердце оттого, что Северус настоящий джентльмен и уважает ее решения. Она видела его сдержанную радость от ее слов. Девушка знала, что его мучает разница в возрасте между ними. Как взрослый и уважающий себя мужчина, да к тому же профессор, он не может прикоснуться к своей студентке. Очень часто она видела эту борьбу в его глазах. И Гермиона знала, что возможно сегодня вечером опять с ней столкнётся. Она очень ценила такую правильность его характера.
Девушка поднялась со стула и пошла в спальню, где лежало платье. Мановением палочки, разгладив на белоснежном платье все складочки, девушка принялась одеваться. Когда последние штрихи в ее внешнем виде были произведены, девушка посмотрела на наручные часы. Время было ровно девять вечера.
С Малфоем они договорились встретиться у входа в Большой зал.
Еще раз, оглядев себя в зеркало, Гермиона удовлетворённо вышла из своей комнаты.
- Гермиона!
Девушка обернулась. К ней, заведя руки за спину, подошёл Гарри Поттер. Те, кто был в общей гостиной, повернулись в ее сторону, и начали рассматривать.
- Прекрасно выглядишь, - проговорил он.
- Ты тоже, - заметила девушка.
Парень действительно очень презентабельно выглядел: черная атласная мантия, белая рубашка и волосы очень даже приложены.
- А что ты с волосами сделал? – улыбаясь, проговорила подруга.
- Джинни, что-то поколдовала, и вот такое получилось, - смущённо проговорил он, немного наклонив голову.
- Она просто молодец. Ты ее ждёшь?
- Да. Что за привычка опаздывать! – возмутился юноша.
Гермиона еще шире улыбнулась.
- Тебе стоит привыкнуть к этому и не удивляться, - посоветовала гриффиндорка. – Я пойду, а то у Драко не такое прочное терпение, как у тебя.
- Иди. Будь поосторожнее с ним.
- Всё будет хорошо. Приятного тебе вечера.
- Тебе того же.
Гермиона прошла через проём и направилась вниз, по дороге надевая длинные белые перчатки из атласа, которые прилагаются к платью.
Малфой, как и договорились, стоял около входа в Большой зал и даже не думал поглядывать на часы, как делали многие, стоящие рядом (кто тоже дожидался своих партнёрш). Кажется, Драко, уже наученный опытом с Пенси, знал, что нет смысла следить за временем, когда ждёшь девушку.
Гермиона улыбнулась этой мысли и начала спускаться по мраморной лестнице.
Драко, заметив ее, застыл. На лице его было непередаваемое выражение. Всё-таки до Снейпа ему еще далеко. Видно было, как расширяются его глаза, и перехватывает дыхание. Многие парни, остолбеневшие рядом с ним, стояли с такими же симптомами, смотря на нее.
- Здравствуй, - улыбнулась девушка, подходя к юноше.
- Ты выглядишь просто волшебно, - с хрипотцой в голосе проговорил Драко.
- Спасибо, ты тоже здорово выглядишь.
Малфой на удивление был, практически, в таком же костюме, что и Гарри, только из тёмно-зелёного атласа.
- Идем, - проговорил Драко.
Девушка взяла парня под руку, и они, под взглядами множества глаз и звуки музыки, вошли в зал.
***
Профессор Хогвартса вышел из магазина под пёстрой вывеской «Лучшие мантии Мадам Малкин». То, что он выходил из подобного заведения, уже говорит, что Северус сегодня сделал что-то нехарактерное ему. Он, кажется, заметил это, но ни капли не расстроился, по этому поводу. Всё то, что он сегодня собирался сделать, только для одной любимой гриффиндорочки. То, что она ему сегодня сказала, о её желание быть с ним этой ночью, заставили его еще тщательнее присмотреться к своему внешнему образу. Разглядывая себя в зеркале, мужчина пришёл в недоумение. За что эта бедная девушка полюбила его? Бледная кожа, тёмные круги под глазами, сальные волосы и мрачный взгляд, дополнявший всю картину.
«Уж далеко не сравнить с Драко Малфоем», - расстроено подумал он, критично продолжая рассматривать себя в зеркале, после того, как вернулся из Косого переулка.
То, что она сегодня поведала ему о своём желании, заставило его немного растеряться. Девушка даже не представляла, какие сомнения терзали его на протяжении всего этого года. Пока он не знал об ответных чувствах Гермионы, он продолжал мечтать о близости с ней, но сейчас, когда мечта претворилась в жизнь, он чувствует лёгкий испуг, от того правильно ли он поступает по отношению к девушке. Он безумно желал ее. Но разумно ли пользоваться этим ребенком, не осознающим всей значимости своих желаний? Эти мысли сильно мучили его. Пока Гермиона была против откровенной любви с ним, он был даже рад этому.
Мужчина прикрыл глаза, от переполнявших голову мыслей, заныли виски.
Но все те доводы, которые она привела ему сегодня, заставили его усомниться в своих мыслях. Всё же она понимала, чего хотела, и он был только рад, что девушка поведала ему об этом. Стало значительно легче. Вот почему он отправился в магазин за новой мантией, и не только мантией.
***
Яркий свет и бурлящие голоса разливались по залу. Большой зал был заполнен народом. Гермиона посмотрела на Драко.
- Ну, что не было больше скандалов? – спросила она.
- Я еще ее не видел, - хмыкнул парень. – А у тебя не было скандалов?
Девушка удивлённо приподняла бровь.
- А почему они должны быть у меня?
- Ну, как я понял, ты пошла со мной, чтобы позлить своего парня, - на лице юноши появилось странное выражение.
- Да, ты прав, но я тоже не видела его со вчерашнего дня, - проговорила Гермиона, копируя ухмылочку Малфоя.
- Он из Гриффиндора? – с сомнением спросил блондин, подводя девушку к парному столику.
- Нет, - честно ответила девушка.
- Это хорошо. А то моё чувство достоинства было бы полностью уничтожено, - вздохнул парень, помогая девушке сесть, подвигая ей стул. – Надеюсь, и не их Хаффлпафа? – нахмурился он.
- Нет, - весело хмыкнула девушка.
- Значит Ревенкло или Слизерин, - задумчиво проговорил парень, пододвигая свой стул поближе к ней.
- Эй, перестань! Я всё равно не расскажу тебе кто он, - погрозила девушка, лукаво улыбаясь.
- Ну, что ты, я и не думал выяснять. Просто мне интересно, что в нем такого есть, чего нет у меня, - чисто в малфоевском стиле проговорил парень, ухмыльнувшись.
Гермиона пронзительным взглядом посмотрела на юношу. Драко приподнял бровь, подобно Северусу. Девушка покачала головой.
- Драко, мы могли бы поговорить о чём-нибудь другом? Я не хочу весь вечер негодовать по поводу поведения своего парня.
- Так почему ты решила так жестоко отомстить ему? – не сдавался юноша, поставив локти на стол и положив подбородок на скреплённые пальцы.
- Я не мщу ему, - вознегодовала девушка. – Просто я хочу, чтобы он понял, чего может лишиться, - правдоподобно соврала красавица.
Парень как-то загадочно-хитро улыбнулся и принялся наливать в бокалы пунш.
Девушка, обрадованная небольшой отвлеченностью Малфоя, оглядела зал в поисках хмурого лица и пронзительного взгляда. Она чувствовала, что он еще не пришёл, но всё же решила осмотреться, заодно посмотреть, где расположились ее друзья.
Гарри и Джинни только что вошли в зал. Несмотря на то, что парню пришлось очень долго ждать свою любимую, он светился от счастья, смотря на Джинни. Девушка смущённо опустила глаза, под вездесущими взглядами поклонников Гарри. Поттер абсолютно не замечал остальных взглядов, он погладил девушка по ладошке, которая держала его под руку, и что-то прошептал ей на ухо. Джиневра робко улыбнулась ему и заметно приободрилась.
Гермиона улыбнулась паре. Гарри ей кивнул, Джинни тоже улыбнулась, а потом удивлённо посмотрела на Малфоя. Лучшая ученица Хогвартса подмигнула ей. Младшая Уизли лишь, снисходительно улыбаясь, покачала головой.
Немую сцену прервало появление того самого пронзительного обжигающего взгляда. Обладатель этого взгляда появился не через входную дверь, а со стороны учительского стола. Гермиона осторожно посмотрела в сторону профессорского стола, чтобы Драко не заметил, куда она смотрит.
Профессор тоже незаметно смотрел на девушку.
«Просто восхитительна! Боже, какое чудо!» - восхищался он, следуя к своему месту за большим круглым столом, для учителей.
Сам Северус не замечал, что на него тоже смотрели с редким удивлением. На этот раз мрачный профессор, не был настолько мрачен. Его мантия была тёмно-синей, волосы не были грязными, а на лице не было прозрения и отвращения к окружающим, оно было просто сосредоточенным.
Гермиона словно заворожённая следила за своим мужчиной. Она не могла поверить, он надел другую мантию. Наверное, это был первый раз, когда его видят в таком виде.
«А говорил, что не имеет хорошего вкуса», - улыбнулась про себя девушка.
Мужчина шёл уверенно и властно, не обращая внимания на взгляды в его сторону. Он сел рядом с МакГонагалл.
Гермиона видела, как декан Гриффиндора что-то сказала Северусу, тот самодовольно улыбнулся МакГонагалл.
«Мистер Снейп, вы непростительно солгали мне!» - подумала она.
«И в чём же я тебе солгал?» - раздался голос в ее голове.
Девушка улыбнулась и отвела взгляд от учительского стола, чтобы Драко не видел, что она улыбается, смотря именно на Снейпа.
«Значит, ты постоянно читаешь мой мысли!»
«Нет. Только если они касаются меня. Тем более ты сама захотела, чтобы я тебя услышал! - заметил мужчина. – Так в чём же я обманул тебя?»
«В том, что ты просто невероятно сексуален, - девушка мельком посмотрела на Северуса и увидела чуть заметные розовые пятна на его бледных щеках. – О, ну, что же мы так смущаемся, дорогой профессор».
«Прекрати! Иначе по яркости я превзойду ёлку позади меня», - проговорил он.
«Ладно, - согласилась она, - хотя было бы интересно посмотреть на это», - случайно мелькнула мысль.
«Гермиона!»
«Извини».
Из-за учительского стола поднялась профессор МакГонагалл, чтобы пожелать всем счастливого Рождества и объявить бал открытым.
«Постарайся не слишком затуманивать разум девушкам и не разбивать им сердца. Подожди до вечера».
«Что!!!»
Гермиона хихикнула, заметив, как Снейп за учительским столом резко дёрнулся, разговаривая с профессором Синистрой. Девушка позволила Драко увести себя на танцевальную площадку.
- Она пришла с Забини, кто бы мог подумать, что она так быстро найдёт мне замену! – услышала девушка полный негодования голос Драко.
Сначала девушка не поняла о чём это он, думая о Северусе.
- Кто? – переспросила она.
- Пенси, - с вздохом ответил Малфой, ложа руки на талию девушке, и начиная вести в танце.
- Не переживай. Ей просто надо было пойти с кем-то, - подбодрила его девушка. – Вообще не понимаю, почему ты с ней?
- Потому что тебя уже заняли, - проговорил парень, наблюдая за плавными движениями Гермионы. – Ты хорошо танцуешь.
- Спасибо, ты тоже.
- Это этикет, - немного скривился юноша, - все Малфои обучены этому.
Девушка лукаво улыбнулась Драко.
- А жену тебе ещё не выбрали?
- Думаю, если бы отец позволил себе такое, то до возращения Волан-де Морта он бы не дожил, - хищно улыбнулся парень, приближая к себе девушке согласно правилам танца.
- Ты называешь его по имени, - констатировала девушка. – Ты не боишься его?
- Смотря, в каком смысле, Гермиона, - серьезно проговорил он, серые глаза стали немного грустными. – Я боюсь, что он сделает что-нибудь с моей матерью или отцом. Но за себя я не боюсь, - твёрдо сказал юноша.
Гермиона улыбнулась парню.
- Ты молодец.
- Не стоит так льстить мне, - заметил он. – Многое во мне достойно осуждения.
Гермиона опять отметила некую схожесть между Малфоем и Снейпом.
Несколько минут они молча кружились по залу, среди других пар, не редко ловя на себе восхищённые взгляды.
- Расскажи, что у вас там с Уизли не заладилось. Хотя я могу тебя понять.
- А, что тебя так это заинтересовало?
- Просто, на моем достаточно дорогом костюме, скоро дырка прожжётся от его взгляда, - проговорил Драко, заканчивая танец и начиная другой, под мелодичную музыка вальса.
Девушка хмыкнула и, перестроив расположение рук под вальс, начала рассказывать юноше о Роне.
***
Время до двенадцати пролетело очень быстро, даже по меркам Гермионы. Весь вечер она проговорила с Драко. Он рассказал ей о своей семье, а она поделилась с ним некоторыми соображениями насчёт его отца. Слизеринец не считал Люциуса таким уж злым или фанатичным, как Тёмного Лорда. Когда-то Малфой-старший присоединился к Волдеморту, для того, чтобы тот не убил его семью. Во всем было виновато звание чистокровности и богатства, конечно. У него просто не было выбора.
Гермиона так удивилась, что Драко настолько доверился ей и рассказал об этом.
- Ты ждёшь от меня ответной откровенности? – спросила она.
- Нет, что ты, - ответил он, наливая себе еще пунша. – Просто так хотелось с кем-нибудь поговорить. С другими небезопасно об этом разговаривать.
- А со мной, значит, безопасно, - лукаво улыбнулась девушка, отпивая из стакана с соком.
- Да, я верю тебе.
- Почему?
- Просто ты очень похожа на человека, которого я очень уважаю и можно сказать люблю, - спокойно ответил юноша.
- Можно ли узнать, кто это? – заинтересовалась девушка.
- Не многие меня поймут, но это Снейп, - ответил Драко, отпивая из стакана. – С самого начала он очень помогал мне. Не только с учёбой, но и в жизни. Он помог мне справиться, когда меня вызвал к себе Волан-де Морт. Тогда отец был в Азкабане, и я остался совсем один, мама ничем не могла мне помочь перед Тёмным Лордом, - Гермиона оторвала взгляд от часов и посмотрела на Драко. - Именно Снейп, рискуя своей жизнью, не допустил, чтобы эта змееподобная тварь поставила мне метку.
- Каким образом он смог это сделать? - посерьёзнела девушка.
Вопрос девушки, словно, отрезвил парня, заставляя понять, что он сказал много лишнего.
- Не волнуйся, расскажи мне, я не кому не скажу. Я сама очень хочу понять профессора, и я всегда знала, что в душе он хороший, - попыталась убедить его девушка.
Драко несколько минут молча раздумывал, но потом вновь заговорил:
- Он убедил Волан-де Морта, что сначала меня стоит проверить на верность, прежде чем ставить метку.
- Что же они с тобой делали? – похолодев, произнесла девушка.
- Ничего. Тёмный Лорд дал мне задание, которое я должен выполнять в течение этого учебного года.
- Какое?
- Я должен следить за Дамблдором, - просто ответил Драко.
- Директор знает?
- Конечно. Это было вторым местом после больничного крыла, куда я пошёл.
- Тебя сильно покалечили? – бледнея, одними губами проговорила девушка.
- Не меня – Снейпа, - уныло ответил тот. – Это цена, которую он заплатил за небольшую отсрочку для меня.
Гермиона застыла. Сердцу стало тесно в груди, в горле встал ком. Стало так больно за любимого. Девушка невольно начала обводить зал взглядом в поисках ЕГО. Но профессора нигде не было.
Время подходило к двенадцати.
- Драко, спасибо, за откровенность, - искренне проговорила девушка, поднимаясь со стула. – Ты не против, если я тебя покину? Не обижайся, пожалуйста. – Девушка наклонилась к парню и поцеловала его в щёку.
- Конечно, Гермиона. Принцессы вольны приходить и уходить во сколько им хочется, - улыбаясь, проговорил он, дотрагиваясь рукой до места на щеке, куда она его поцеловала.
- Ты уезжаешь на каникулы?
- Да, к маме.
- Будь осторожен, - на прощание проговорила она, улыбнувшись.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Среда, 16 Апрель 2008, 08:06 | Сообщение # 22
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 13
Рождество(Продолжение)

***
Снег крупными хлопьями падал на мраморный пол огромной веранды. Деревья стояли под снежными шапками, как снежные грибки, их стволы тоже, казалось, слеплены из снега. Весь пол и стены были в снегу. Один потолок искрился россыпью звёзд. Из Большого зала, отдалённо слышались звуки музыки. Часы, висевшие под потолком, уже забили полночь.
В центре всего этого снежного великолепия находился человек. Он, заведя руки за спину и сцепив их в замочек, кружил по залу, заставляя снежинки закружиться в вальсе вместе с ним. Он пытался не думать ни о чём, а лишь наслаждаться тишиной и моментом ожидания. Впервые ожидание не было для него таким болезненным. Мужчина был абсолютно спокоен и уверен, что она придёт. Так и случилось.
Он почувствовал кроткие, мягкие шажки позади него. Северус остановился и обернулся.
Она улыбнулась и медленно подошла к нему.
- Вы хорошо танцуете, профессор, - заметила Гермиона, останавливаясь около него и смотря прямо в бездонные глаза.
- Вы тоже, мисс Грейнджер, - немного поклонился он.
- Вы ведь не откажите мне в танце? – спросила девушка.
- Если вы хотите?
- Я хочу, - выдохнула она.
Он расцепил руки за спиной и шагнул к ней.
Музыка, раздающаяся из зала, была хорошо слышима здесь. Играл медленный танец. Это был последний танец бала.
Мужчина подошёл к девушке еще ближе, она обвила его шею руками и положила голову на плечо. Они медленно закружились по веранде. Снежинки вздымались вокруг них маленькими вихрями.
- Всё прошло хорошо? – спросил он.
- Да, замечательно, мы весь вечер обсуждали, почему я выбрала тебя, а не его, - насмешливо проговорила девушка.
- Он догадывается обо мне?
- Нет, что ты, конечно нет.
- Хорошо.
- Он рассказал мне, как ты не позволил Тёмному Лорды заклеймить его.
Северус улыбнулся.
- Мне стоит поговорить с парнем, прочистить ему мозги, чтобы не рассказывал подобное никому.
- Он мне доверяет, - притворно обижено проговорила Гермиона.
- Не сомневаюсь, но ему это будет полезно, - ухмыльнулся Северус.
- Он сказал, что любит тебя, - спокойно проговорила девушка, улыбаясь.
- Правда? – искренне удивился мужчина.
- Да. Он очень благодарен тебя за то, что ты для него делаешь, - она погладила мужчину по тёмным волосам, ощущая их мягкость.
- Ну, тогда ладно.
Несколько минут они танцевали, наслаждаясь тишиной и теплом их тел.
- Ты сегодня прекрасно выглядишь, - тихо проговорила она.
- А ты просто божественно, - прижимая к себе любимое существо, прошептал Северус.
- Не преувеличивай.
- Я люблю тебя, - проговорил он, закрывая глаза и отдаваясь во власть чувствам, что кружились в нем, также как сейчас они среди этой сказочной картины. И музыка зазвучала громче и была она такой странной и невероятно красивой. Она лилась из глубины горящих любовью сердец, струны которые сейчас переплетаются воедино.
- Я слышу такую чудесную музыку, - проговорила девушка, чувствуя, как бьётся его сердце.
- Я тоже ее слышу, - его голос прозвучал заворожено.
- Это сердце?
- Думаю, да.
- Удивительно.
- Да.
- Я очень люблю тебя, - проговорила девушка, чувствуя, как от этого признания из клубочка внизу живота по всему телу разошлись энергетические разряды.
Она поплотнее свела бёдра, чтобы унять уже такое бурное и нестерпимое желание. Чувства неожиданным образом обострились. Она ощутила тепло его ладоней у себя на лопатках – это заставило ее тело трепетать. Каждый удар его сердца с двойной силой отдавался в ее ушах. Его тёплое тело и объятья заставляли ее таять, а дыхание сводило с ума. Ноги подгибались, она еле стояла. Становилось жарко.
Через какое-то время, после того, как она разобралась со своими ощущениями, Гермиона заметила его напряжение и неровное дыхание. Она заметила, что они уже остановились и стояли просто обнявшись.
Внутри него поднималась жажда и нестерпимое желание. И было оно столь стихийно и обжигающе. Мужчина чувствовал ее хрупкую фигурку в своих руках, ее трепещущее сердечко эхом отдавалось в его голове, лёгкое дыхание отгоняло последние разумные мысли. Словно наркотик, она сводила его сума, одним только своим присутствием рядом с ним.
Он потёрся щекой о её висок, потом губами приник к её пылающей щёке, затем нежно коснулся трепещущего веко, потом другого. Отбросив мягкие каштановые локоны с плеч девушки, он мягко спустился к ее шее.
«Моя дорогая... любимая, нежная...» - мелькали мысли.
Руки Гермионы по собственной воле потянулись к его груди, пытаясь пробраться под рубашку. Он ласкал ее шею, вдыхая дурманящий запах ее кожи. В венах закипала кровь.
«Нужно остановиться и спросить ее еще раз», - мелькнула разумная мысль.
- Не нужно спрашивать, Северус, я никогда не передумаю, - откуда-то услышав его мысли, ответила девушка.
Мужчина оторвался от очаровательной шейки и заглянул в ее затуманенные чуть приоткрытые глаза. Она тоже заставила себя посмотреть на него. В его душе уже пылал огонь, и он увидел в ее глазах тоже самое. Ему стало так легко, и он не стал противиться себе.
Северус мгновенно нашёл ее губы, и дурман захватил их разум, а пламя охватило тела. Чем больше углублял он поцелуй, тем сильнее всё внутри распалялось. Он чувствовал, что она уже не может стоять на ногах. Мужчина оторвался от живительных губ и поднял девушку на руки, прижимая к себе.
Демон Хогвартса распустив тёмные крылья плаща, понёс своего ангела в прилежащую к веранде комнату. Северус хотя и сомневался, что девушка не передумает, но всё же приготовился.
В комнате стояла огромная кровать, под белоснежным прозрачным пологом. По углам комнаты горели волшебные светильники, давая неяркий, утренний солнечный свет. Создавалось впечатление, что они сейчас не в какой-то комнате, а на огромном поле, усыпанном прозрачно-голубыми брильянтами. Словно небо упало на землю, окаймив ее белоснежными облаками. С потолка продолжал опускаться снег. Всё было невероятно сказочно.
Мужчина опустил свою драгоценную ношу на кровать. Девушка стянула с себя перчатки и избавилась от туфель и чулок. Северус скинул с себя верхнюю мантию. Он подошёл к ней, она замерла.
- Ты самое прекрасное существо на этом свете, какое я только видел... Моя дорогая, Гермиона, - он тоже взобрался на кровать. – Если что-то будет не так, скажи мне, я немедленно остановлюсь. - Мужчина легко поцеловал ее в губы, положив руку ей на затылок. Она прикрыла глаза и отдалась в его власть, точно зная, что он не причинит ей боль. Всё её тело отзывалось на его ласки.
Сильная рука притянула ее к себе. Гермиона положила руки ему на грудь, поглаживая ее. Тонкие ладошки пробежали по всему торсу и один пальчик, наконец, задел уголок выехавшей рубашки. Потянув за него, шустрые пальчики проникли под темный бархат рубашки и ощутили шелковистую кожу. Обе ладошки побежали по его быстро вздымающейся груди.
Мужчина странно выдохнул, потом Гермиона поняла, что это был стон, потому что впереди их было еще больше. Кажется, ее прикосновения очень сильно действовали на него.
С губ девушки, Северус переключился на ее шею, плечи и ниже...
Гермиона вздрогнула, когда ощутила дорожку из поцелуев, которую он прокладывал от ее подбородка к груди, которая была скрыта под материалом платья, являющимся препятствием на его пути. Оторвавшись на несколько секунд, мужчина достал откуда-то волшебную палочку. Прошептав заклинание, Северус удовлетворённо вернулся к незаконченному делу. Девушка даже не ощутила, что платья на ней уже нет, и что на кровати она сидит в одном нижнем белье.
«Идеальна!»
Он продолжал нежные исследования. Горячая рука скользнула по тонкой талии, по гибкому позвоночнику, губы тщательно изучали выделяющуюся ключицу. Наградой всему этому был тихий стон гриффиндорки. Через несколько мгновений бюзгалтер был отправлен на пол. Девушка выдохнула и выгнулась навстречу мужчине, припавшему к ее груди.
Женские пальчики зарылись в его волосах, прижимая его голову к своей груди. Гермиона выгибалась навстречу ему, запрокидывая голову. Его ласка сводила ее сума и до предела возбуждала ее.
Его руки скользили по лопаткам, по талии, по идеальным бёдрам. Сжав ягодицы девушки, мужчина с лёгкостью пододвинул ее еще ближе к себе. Лизнув последний раз нежную выпуклость ее груди, Северус хотел продолжить исследования, но девушка притянула его в жадный поцелуй. Её руки лихорадочно шарили по его сильному телу. Она дернула за разворот рубашки, пуговицы полетели в разные стороны. Девушка стянула с него этот мрачный кусок материи и чуть отстранившись, прерывая поцелуй, уставилась на мужчину.
«Боже. Он просто великолепен!» - заворожено разглядывая любимого, думала девушка.
Мужчина стоял перед ней на коленях в одних брюках. Его грудь быстро вздымалась; хорошо очерченные мышцы придавали его телу завидную красоту; тёмные бархатистые волосы спускались на его плечи; в угольных глазах горел огонь, губы были чуть приоткрыты, из них вырывалось тяжёлое дыхание.
Тонкий пальчик пробежал по рельефным мышцам, заставляя Северуса вздрогнуть от удовольствия. Потом девушка опять провела руками по широкой груди. Её рука была перехвачена и одарена нежным поцелуем.
Мужчина не оставил без внимания не один пальчик на ее руке, а также запястье, перегиб в локте и плечико, пока не добрался до ее губ. Он аккуратно уложил ее на белые простыни и заглянул в ее глаза. Она с любовью смотрела на него. Ее глаза вспыхивали страстью, при каждом его прикосновение.
Он погладил плоский живот и спустился к оставшемуся кусочку одежды на девушке. Она прикрыла глаза и откинулась на подушки.
Желание было так сильно, что его начала бить нервная дрожь. Она здесь, она с ним, как множество раз в его снах. Она отвечает на его чувства, ласки. Она смотрит на него также, как и в его последних сновидениях, так предано и с любовью. Её разум так же затуманен страстью, и он послужил этому причиной.
Пробежав рукой по внутренней стороне бедра, Северус зацепил резиночку на ее бёдрах и потянул её вниз. Девушка мелко задрожала. Мужчина успокаивающе погладил ее по плечам, груди, не задевая возбужденной плоти. Переместившись и встав на колени около ее ног, Северус погладил и поцеловал острые коленочки. Потом тоже самое проделал со ступнями и голенями девушки, распрямив обе ее ножки.
Гермиона почувствовала, как он мягко разводит ее колени, как касается рукой между бёдер. Она невольно вновь свела ноги, столь сильно было желание.
- Не волнуйся, всё будет хорошо, - услышала она его бархатистый голос.
Не было сил ответить ему, разум был необычайно туманен.
Он снова начал стягивать с нее трусики. Почему-то только сейчас, для Гермионы это движение послужило будильничком. Она подняла голову и посмотрела на него. Его лицо было напряжено и сосредоточено, от виска спускалась капелька пота. Он был слишком возбуждён, но держал себя.
Последняя деталь одежды была отброшена. Сильные руки раздвинули ее ножки. Гермиона выгнулась, когда его ладонь скользнула к энергетическому узелку, силясь при этом снова не свести ноги. Он погладил темный треугольничек, она задохнулась от такой ласки, сильно сжав простынь. Его пальцы проникли в нее, и она застонала.
Северус чувствовал ее возбуждение, она была напряжена. Он надавил на пылающий бугорок. Её плоть отреагировала на его совсем откровенную ласку.
Она была готова к нему.
Он немного отстранился и принялся раздеваться. Избавившись от последней детали одежды, он вернулся к стонущей девушке.
- Не волнуйся, милая, всё будет хорошо, я не причиню тебе боли, - шептал он, покрывая поцелуями ее тело, одновременно накрывая его своим. – Расслабься, сначала может быть больно, но потом всё будет хорошо.
Девушка кивнула, уткнувшись ему в плечо. Он поцеловал ее в висок.
Гермиона почувствовала, как внизу что-то уперлось в нее, затем резкая боль заставила ее вскрикнуть. Она зажмурила глаза и прижалась к Северусу, вцепившись в его плечи.
Он замер почувствовав ее боль, и позволяя привыкнуть к вторжению. Было ужасно трудно держаться и не взять ее, но страх причинить ей боль был сильнее.
- Как ты? – спросил он, через несколько секунд, целуя девушку лоб.
Было так странно ощущать что-то большое у себя между ног, что Гермиона несколько долгих минут привыкала к этому. Боль потихоньку спадала. Потом она почувствовала успокаивающие поцелуи Северуса на ее лице. Она выдохнула, затаённый воздух.
- Всё хорошо, - тихим голосом произнесла она.
Мужчина еще раз поцеловал любимую в висок и продолжил потихоньку продвигаться в ней, пытаясь причинить ей, как можно меньше боли. Она продолжала сжимать его плечи. Еще одна резкая вспышка боли заставила ее вскрикнуть. Из-под плотно закрытых век девушки покатились блестящие капельки.
- Гермиона, - выдохнул мужчина, - девочка моя... – заволновался он, и хотел было уже отстраниться.
Гримаса боли на ее лице, была понятнее множества слов, и больнее для него.
- Нет, всё нормально, продолжай, - проговорила она срывающимся голосом. Но, видя панику на лице мужчины, она оплела его бёдра ногами, вбирая полностью в себя его плоть.
Девушка задохнулась, он тоже, но попытался не терять голову, от неожиданного действия Гермионы.
Они опять замерли.
- С тобой всё хорошо? – обеспокоено спросил он, посмотрев на нее, и проведя дрожащей от напряжения рукой по ее мокрым волосам.
Она открыла глаза и посмотрела на него. Отцепив руки от его плеч, она притронулась к его лицу, отводя в сторону тёмные пряди. Беспокойство в его глазах оттеняло страсть. Всё его лицо покрылось бисеринками пота. Гермиона притянула его к себе и поцеловала, теперь уже не робким или неумелым поцелуем, а страстным и жаждущим.
Боль внизу живота отступила. Не разрывая поцелуя, мужчина начал двигаться в ней. Сначала медленно, а потом более интенсивно.
Действия Северуса разгоняли по всему телу девушки волны наслаждения и небесного удовольствия. Каждый толчок заставлял ее задыхаться от нового чувства блаженства и превозносил ее на небывалые, неизведанные высоты бытия. Оба тела превратились в один пульсирующий кокон.
Он прижимал ее к себе, она стонала и извивалась, под его телом, он тоже не мог сдержаться от сладостного стона. Казалось, огонь вышел за пределы их сердец и полыхал вокруг них, испуская разноцветные искры страсти.
Мужчина ускорил темп, полностью входя и выходя из нее. Протяжные стоны и неровное дыхание стали единственными звуками вокруг.
Теперь Гермиона полностью ощущала тот истинный порыв, что он испытывал к ней. Он отдавал ей свою душу. Пытался как можно ближе быть к ее существу, чтобы согреться там, чтобы быть частью ее.
Барьер приближался. Еще несколько сильных толчков и девушка закричала, а мужчина громко застонал. Мир разбился на мириады звёзд. Их сердца бились как одно целое, их души слились и стали одним единым.
Она чувствовала, как что-то горячее разливается внутри нее. Момент блаженства тянулся так долго и так приятно. Мир словно раскололся у нее в голове, и она утекала куда-то по реке остановившегося времени. Затем всё кончилось, и Гермиона ощутила на себе тяжесть мужского тела. Он тоже тяжело дышал, но уже пришёл в себя.
Мужчина поцеловал любимую в плечо и хотел откатиться, но всё еще переплетенные за его спиной ноги девушки помешали ему сделать это.
- Я не хочу раздавить тебя, - проговорил он, нежно целуя девушку в уголок губ.
- Ты и не сможешь, - устало проговорила девушка, но ноги с его бёдер всё-таки убрала.
Мужчина поцеловал Гермиону в шейку, а потом в губы.
- Я тебя люблю, люблю, люблю, - говорил он, и каждый раз целовал девушку то в щечку, то в лобик, то в остренький носик. – Моя самая любимая, самая дорогая...
Гермиона счастливо улыбнулась искренним словам любимого. Она тоже хотела, что-нибудь сказать ему, но громаднейшая усталость навалилась на нее, свинцовой тяжестью, и она начала засыпать. Последнее, что она помнила, это как тяжесть с ее груди исчезла, и сильные руки обняли ее, прижимая к тёплому телу.
Северус был просто безгранично счастлив.
«Мой нежный ангел», - думал он, притягивая к себе заснувшую девушку.
Еще долго он не переставал благодарить судьбу, за божество, что, тихонько посапывая, лежало у него на груди. Весь его мир окончательно и бесповоротно переместился в эту девушку. Теперь она владеет его телом, сердцем и душой. Она единственное, что важно для него в этом мире и больше ничто.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Среда, 16 Апрель 2008, 08:20 | Сообщение # 23
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 14
Подарок

Вся комната была залита ярким утренним светом. Было слышно, как за окном пели птицы. Длинные светлые портьеры – раздвинуты, потому вся комната купалась в золотых лучах. Было так необычно и чудесно. Кровать стоявшая посреди комнаты была занавешена прозрачным пологом, потому игривые лучики проникали сквозь них, стремясь разбудить спящих и порадоваться новому дню вместе с ними.
Девушка вот уже полчаса, как не спала. Золотистые лучики играли по ее волосам, лицу и глазам, но ее это не привлекало, она была занята более важным делом. Глаза ее светились счастливыми отблесками, на губах играла лёгкая умиротворённая улыбка. Она смотрела на него, ее руки перебирали его тёмные волосы. Он спал. Девушка слушала его ровное дыхание. Его лицо было спокойным, без привычного напряжения и своей мраморной маски. Казалось, что он помолодел на очень много лет. Второй раз она видела его настолько расслабленным и беззащитным. Первый был в больничном крыле, когда он спал в ее кровати.
Гермиона продолжала своё занятие, она запоминала его черты, каждый штрих на его лице. И не только на лице. Одеяло немного съехало, и девушке представилось большое поле для изучения – грудь мужчины, выделяющиеся мышцы, которые вчера она правильно оценила. Гриффиндорке хотелось изучить Северуса, знать каждую точку на его теле, которая при ее прикосновение доставит ему удовольствие. Она знала, что во время повторной ночи ей представиться такой шанс, но сейчас она хотела бы просто элементарно не смущаться. Да, конечно страсть есть страсть, но всё-таки она никогда еще не видела обнажённых мужчин в натуральном виде, тем более, никогда не прикасалась к ним, вплоть до этой ночи. И так сегодня ночью, она не успела ничего толком рассмотреть.
Девушка села на кровати, одеяло съехало с нее, но Гермиона не заметила этого.
Гриффиндорка провела рукой по спокойно вздымающейся груди мужчины, поглаживая. Отметя, что он не проснулся, она продолжила путешествие рукой. Его кожа была мягкой и приятной.
Проложив путь от груди к животу, девушка остановилась. Дальше было одеяло, которое скрывала то самое, что приводило кожу лица девушки к нежно-алому цвету.
«Нет уж, как-нибудь в другой раз!» - отдёргивая руку, подумала девушка и вернулась к более безобидному занятию.
Переведя взгляд на лицо мужчины, девушка опешила. На нее заинтересованно смотрели два карих глаза, а на губах Северуса играла весёлая улыбка.
- Ну, что же ты остановилась? – спокойно спросил он, наблюдая, как густо краснеет лицо девушки.
- Извини, - отчего-то крайне смущенно пискнула она, стремительно натягивая на себя одеяло.
Тем самым, смахивая его с Северуса.
Девушка испугано зажмурила глаза, хотя было уже поздно. От увиденного щёки нещадно загорелись, и, невзирая на смущение, низ живота предательски затрепетал. Гермиона начала отодвигаться и не заметила, как кровать закончилась.
- Ай! – приземляясь на мягкое место, вскрикнула она.
- Гермиона! – послышался обеспокоенный и удивлённый голос мужчины.
Всё же пришлось открыть глаза. Северус передвинулся на ее край кровати и смотрел на нее сверху.
- Как ты?
- О... – простонала девушка, отворачиваясь.
Теперь ее больше смущала реакция ее организма, нежели нагота мужчины. Клубочек внизу сладостно заныл.
«Я говорила о продолжение ночью, а не прямо сейчас!» - возразила сама себе девушка.
- Гермиона, - раздался голос Северуса, совсем близко.
Мужчина соскочил с кровати и подошёл к девушке, только на этот раз на бёдрах у него была простынь.
- Прости, я напугал тебя, - проговорил он, поднимая девушку на руки и сажая обратно на кровать. – Ни стоит сидеть на полу, с утра всё-таки холодно. – Заботливо заметил он. – Моя дорогая, посмотри на меня.
Гермиона посмотрела на мужчину, тот улыбнулся.
- Всё хорошо? Ничего не ушибла?
Она покачала головой.
Потом его лицо стало чуть серьезнее.
- Ничего не болит?
Она заглянула в его глаза и поняла о чем он. Когда она только проснулась, ей было немного некомфортно там между ног, но потом как-то само всё прошло.
- Не беспокойся всё хорошо, ты, как и обещал, не сделал мне больно, - попыталась заверить его девушка.
- В следующий раз не будет так больно, - сказал он, не обращая внимания на шипение совести. – Ты же не против следующего раза?
- Нет, конечно, - улыбнулась Гермиона, а про себя взмолилась, чтобы этот самый раз не наступил прямо сейчас.
Он присел рядом с ней на кровать.
- Ты ведь не уедешь на каникулы? – немного отстранённо спросил он.
Северуса вот уже несколько недель мучил этот вопрос. Так не хотелось отпускать ее, но в тоже время он не имел права и задерживать.
- Нет, конечно. Я хотела эти каникулы провести с тобой, - ответила она. – Ты ведь не против?
- Я счастлив, - улыбнулся он.
Мужчина забрался на кровать и встал на колени около сидящей девушки. Его рука скользнула к ее волосам. Девушка откинула голову назад, и его гуды коснулись ее.
«А Мерлин с ним, можно и сейчас!» - плюнула на всё девушка, увлекаемая обратно на кровать страстным поцелуем.
***
- Ты носишь его... Я вчера и не заметил, - улыбаясь, проговорил мужчина.
Северус полулежа, сидел, откинувшись на спинку кровати, девушка лежала у него на груди, чертя что-то там пальчиком. После слов мужчины ее рука потянулась к изумрудному камушку на груди.
- Он стал зеленым, - заметила она.
- Да, одно из свойств александрита.
- А почему я не должна была надеть его? – спросила девушка, целуя мужчину в солнечное сплетение.
- Ты же не знала, кто тебе его подарил.
- Почему же, я знала, что он от тебя, - еще целуя чуть пониже, проговорила девушка. – Когда только его ко мне доставили вместе с розой, я сразу подумала о тебе. Только ты мог поздравить меня так оригинально и романтично.
Мужчина усмехнулся, погладив Гермиону по длинным каштановым кудряшкам.
- Расскажи мне об этом камне, Северус. Директор сказал...
- Альбус, и об этом знает? – притворно сердито проговорил мужчина.
- Да. Только не сердись, я должна была быть уверенной, что это действительно от тебя, - забеспокоилась девушка.
- Ну, тогда ладно, - еще раз усмехнулся мужчина. – Этот камень уже тысячи лет принадлежит моему роду.
- Он ведь от Гриффиндора?
- Да, - опять удивился Северус, но потом добавил, - Альбус, и об этом тебе рассказал?
- Угу, - улыбнулась девушка, обнимая мужчину, и прислоняясь щекой к его груди.
- Александрит принадлежал моей прабабушке Белатрисии Аргентине Принц. Она потомок Гриффиндора, а через нее и я, - мужчина немного скривился. – Годрик когда-то подарил такой камень своей возлюбленной, говоря, что в этом камне заключена частичка великой силы любви, которая будет оберегать его носителя.
Девушка ненадолго задумалась. Она размышляла насчёт того случая, что произошёл с ней на озере. Ведь когда слизеринка бросала в нее заклинание, оно не было простым отбрасывающим.
«Надо спросить у Гарри, что это было за заклинание», - подумала она.
- Защита является естественной? – задумчиво спросила Гермиона. – Не просто барьер, как при щитовых заклятиях?
- Да, это очень древняя магия. Она перенастраивает проклятие противника, - ответил профессор, продолжая перебирать волосы девушки. – Я никогда не носил этот камень. В замке мне не нужна была охрана такого рода, а к Тёмному Лорду я не мог взять его. Потому что Волдеморт противник всего, что связано со светлыми силами, а уж этот камень, как никак несёт добро. Волан-де Морт такие вещи ощущает на силовом уровне. И потому это было еще опаснее для меня.
- Думаю, я уже ощутила силу этого щита, - после недолгого молчание, произнесла девушка. – Помнишь, тогда на озере? – Девушка почувствовала, как рука мужчины замерла на ее голове. – Паркинсон кинула в меня какое-то проклятие, и оно уж точно было не отстраняющим. У слизеринцев обычно более изворотливый ум. Я думаю, что щит камня сработал, вот почему меня откинуло она озеро.
Оба задумались. Северус нахмурился, смотря на девушку. Выходит, это камень стал причиной того, что она чуть не погибла.
- Хотя я не жалею, - тихо заметила девушка.
Северус изогнул одну бровь. Девушка приподняла голову и посмотрела на него.
- Если бы не этот случай, мы бы еще долго не поговорили друг с другом, - улыбнулась она.
- Если исключить то, что у меня чуть сердечный приступ не случился, может ты и права, - заметил Северус, заключая девушку в объятья.
Гермиона еще шире улыбнулась и прижалась к любимому. Так здорово каждый раз ощущать его сердцебиение, чувствовать его запах. Его ласки стали для нее чем-то неотъемлемым и абсолютно правильным, его нежность и любовь – чем-то божественным. Теперь ее душа не была одинока, как раньше. Теперь их тела и души были одним целым и неделимым.
Гермиона прикрыла глаза. Она не собиралась засыпать, просто хотела подольше побыть в этом спокойствии. Мужчина продолжил поглаживать ее волосы, не переставая любоваться идеальной фигуркой девушки. Ее кожа почти светилась, обтекаемая лучами уже дневного солнца. Вокруг стояла тишина, можно было услышать только, как за окном поют птицы. Ни хотелось думать ни о чём, но как всегда в такие моменты, можно только бояться потерять это, и Северус боялся.
«Как же непостоянны люди в своих желаниях, - невесело усмехнулся он. – Сначала они изо всех сил желают чего-то, а потом мучаются из-за того, что получают, потому что боятся потерять это. Что же мне теперь делать? – думал он. - Ведь я не смогу жить без нее. Как и она без меня, я уверен в этом. Мне нужно как-то сберечь ее».
В голове мужчины уже начал зарождаться план по охране девушки.
- О чём ты думаешь? – услышал Северус голосок Гермионы.
Девушка приподнялась на руках и переместилась прямо на мужчину. Профессор удивлённо выдохнул. Живот девушки оказался прямо у него между ног. Нежная кожа ее животика коснулась его плоти. Ох, если бы не принципы, то он бы все каникулы провёл в пастели с этим божеством!
- Что ты делаешь? Неужели не устала? – ласково спросил он, беря девушку за подбородок и заставляя посмотреть на себя.
- А ты, что уже устал? – провокационно улыбнулась девушка хищной улыбочкой, в ее глазах заплясали чёртики. – Кто из нас здесь мужчина, или опять будешь ссылаться на свой возраст?
Северус прищурил глаза, которые тоже лукаво заблестели, на лице расползлась игривая мальчишеская улыбка.
- Для невинной гриффиндорки, мисс Грейнджер, вы слишком развращённы и ненасытны. Я всё чаще склоняюсь к тому, что распределяющая шляпа ошиблась с вашим факультетом. Вы должны были попасть в Слизерин, - заметил мужчина, наблюдая, как девушка целует его грудь, и приходя от этого в восхищение.
- Возможно, вы правы, сэр, - весела, заметила девушка и нежно укусила его.
Тело Северуса пробило электрическим разрядом от этого укуса. Он зарычал и притянул девушку к поцелую. Их опять затянуло в страстную игру.
Мужчина перекатился и навис над Гермионой, целуя ее в ушко. Тем временем ее руки путешествовали по его напряжённому телу.
- Ты сводишь меня с ума... – горячие дыхание лизнуло ухо девушки, отчего она застонала.
Северус улыбнулся, продолжая ласкать любимую, превращая их игру в медленную пытку.
Глаза девушки затуманились от нежности и сводящих с ума прикосновений мужчины. Тело опять превратилась в клубок обнажённых нервов. Северус не торопился переходить к следующему шагу, пытаясь доставить Гермионе максимум удовольствия.
***
Гермиона зашла в свою комнату. Казалось, что улыбка безнадёжно приклеилась к ее лицу. Минувшая ночь и утро были просто великолепны. Мир словно встал под другим углом. Словно перед Гермионой открылся путь на новый этап в жизни. Эта ступень открывала перед ней множество непознанных возможностей и ощущений.
Вся комната была залита лучами солнца. Погода во всем сопутствовала ее настроению. Пока она шла в гриффиндорскую башню, то не встретила ни одного ученика – всё уехали. Профессоров, казалось, тоже не осталось в замке. Почти Безголовый Ник пожелал девушки весёлого рождества. Новый год будет действительно весёлым.
Гермиона сразу же пошла в ванную комнату. Удачно было, что девушка не наткнулась на профессора МакГонагалл или еще кого-нибудь, ну, кроме Ника. Потому что появились бы вопросы, почему она ходит по замку в бальном платье.
Приняв душ, девушка принялась разбираться у себя на столе. Со вчерашнего дня он был еще захламлён косметикой. Присев на стул, девушка мечтательно задумалась. Солнечная атмосфера лишь способствовала этой задумчивости. За окошком раздавалась очень знакомая тонкая мелодия. Гермиона улыбнулась и пошла открывать окошко.
Сине-зелёная птичка вспорхнула на подоконник.
- Здравствуй, Сирин, - проговорила гриффиндорка, поглаживая переливающиеся пёрышки. – Тебе нравится это имя? – спросила она.
Птичка ничем не показала протеста, а лишь запела чуть громче. Девушка улыбнулась.
- Пойдем, позавтракаем, - предложила Гермиона и подставила два пальца.
Сирин вспорхнула на пальчики.
Гермиона угостила небесное создание всем, что ела сама. После небольшого завтрака девушка пошла одеваться. Ей сегодня нужно было сходить в Хогсмид, чтобы купить подарки на Рождество. Северус будет ее сопровождающим, что ее радует и немного затрудняет выбор подарка для него.
Натянув голубые джинсы и зелёный джемпер, девушка прибрала волосы, собрав их в хвостик. Посмотревшись в зеркало и оценив свой вид, как вполне сносно, гриффиндорка взяла зимний плащ и вышла из комнаты.
Птица всё еще сидевшая на шкафу девушки, внимательно наблюдала за ней. Только дверь за гриффиндоркой закрылась, Сирин вспорхнула на подоконник и, окинув комнату вполне осознанным взглядом, пролетела прямо сквозь стекло окна и растворилась в небе.
***
- На западе и востоке щиты в полном порядке, - рапортовал юный мракоборец, идя рядом с Мастером Зелий по заснеженной опушке Запретного леса. – На севере тоже самое, только на юге чары почему-то ослабевают...
- Я все проверю, - холодно заметил Северус, смотря себе под ноги.
Мракоборец поморщился.
- Мы и сами можем установить новый щит?
- Благодарю, мистер Ред, но я сам в состоянии сделать это, - непоколебимо отрезал Мастер Зелий.
- Но ведь мы предназначены именно для этого... – хотел было возразить Ред.
- Непременно для этого вы только и нужны, но с этим вопросом к директору школы. Профессор Дамблдор поручил мне следить за щитами.
- Профессор Снейп, мы представители Министерства... – опять попытался возмутиться парень.
- Вот и хорошо. Там и будете командовать, - насмешливо проговорил Северус. – Думая, на этом наш разговор окончен, у меня есть еще много важных дел. За южным щитом приглядывайте. Через два часа я приду и установлю новый. И ничего не трогайте. – Напоследок бросил Снейп и, не смотря на негодующего мракоборца, пошёл к воротам замка.
Почему он так разговаривал с этим юным служителем власти? Потому что толку от него, как от пятой ноги у собаки. Сколько раз Северус ни проверял заграждения, никогда еще его мнение не сходилось с отчётом мистера Реда. Они плохо проверяют щиты, потому Дамблдор поручил Северусу следить за этим.
Под ногами похрустывал снег, пока мужчина брёл к Главным воротам замка Хогвартс, где его должна была ждать Гермиона. Она хотела сходить в Хогсмид за подарками на Рождество. Честно говоря, девушка немного смутила его этим. Он-то совсем забыл, что на Новый год надо дарить что-нибудь. Единственным человеком, которому Северус когда-либо что-то дарил, был директор. Ито все его подарки были редкими и очень полезными для старого человека зельями. Дамблдор всегда радовался этому, потому что с годами стал очень уставать. Снейпу даже в голову не приходило, что ему когда-либо нужно будет дарить кому-нибудь настоящий подарок, не приготовленный собственноручно. Но вставала другая проблема – что подарить? Эта мысль заставляла его немного растеряться. На день рождение он точно знал, каким может быть подарок для нее, но сейчас...
- Северус! – прервал его мысли звонкий голосок девушки.
Мужчина поднял голову. Она стояла около ворот и махала ему рукой. Северус улыбнулся и, перешагнув через замёрзший корешок, направился к девушке.
- Ты давно здесь стоишь? – посмотрев на часы, спросил он.
- Нет, только что пришла, - улыбнулась девушка. – Пойдём.
- Никуда от меня не отходи и ничего не трогай, - наставительно проговорил мужчина. – Если что-нибудь подозрительное заметишь, скажи мне. Всё понятно?
- А ты думал, как только ты откроишь ворота, я сбегу от тебя и пойду искать Пожирателей Смерти? – немного укоризненно с нотками веселья вопросила девушка.
- Нет, я просто предупреждаю тебя, что там может быть опасно, - терпеливо заметил мужчина, складывая руки на груди.
- Не волнуйся, Северус, я это понимаю, - улыбнулась она. – Пойдём уже.
- Нужно соблюдать предосторожность, - сварливо заметил он, вынимая палочку и открывая ворота. – А то, что там могут быть Пожиратели, так это возможно...
- Хватит ворчать, не бойся, я тебя защищу, - заметила девушка, потянув мужчину за рукав мантии.
Ворота за профессором и ученицей закрылись, и они пошли по прочищенной дороге. До этого дорога была занесена снегом, но так как сегодня все студенты отправлялись домой, то дорога была приведена в порядок.
На дорогу позади удаляющейся пары вышла тёмная фигура. Эштен Ред недобро ухмыльнулся.
- Важные дела, да, профессор? Посмотрим, кто кем теперь будет командовать... – он развернулся и пошел к замку.
Два маленьких темных глаза наблюдали за мракоборцем и ушедшими по дороге в деревню Гермионой и Северусом. Птица моргнула и сорвалась с ветки, уносясь в сторону Хогсмида.
***
- А как ты узнаешь, что нужно подарить? – озадаченно спросил Северус, вертя в руках небольшую цветную коробочку.
Они были в подарочном магазине под названием «Вербиус». Это старинный магазинчик и здесь можно было найти много всякой всячины.
Гермиона взяла у профессора коробочку и проложила к остальным. Они стояли около столика для упаковки подарков.
- Нужно знать пристрастия человека, то чего он больше всего любит или хотя бы то против чего он не будет против, - хихикнула она. – Ведь не всегда можно купить что-то, - рассудила девушка. – Вот так я и выбираю.
Северус задумался над словами девушки, а потом сказал:
- Что же больше всего любишь ты?
Девушка, держа в руках предмет, напоминающий степлер и томик по квиддичу, повернулась к мужчине.
- Тебя, конечно, - скептически заметила она.
- Я имею в виду твои пристрастия помимо меня, - улыбнулся он.
- А, ну тогда, это тоже довольно очевидно, - сказала девушка, продолжая укладывать подарок для Гарри. – Думаю, ты не мог не заметить, что я очень люблю читать.
Северус призадумался.
- Неужели тебе моей библиотеке становится мало?
- Нет, ну ты же всего лишь спросил, чем я люблю заниматься, и я ответила.
Северус выругался про себя.
«Можно было прямо спросить, Северус», - съязвил внутренний голосок мужчины.
Девушка, конечно, поняла, зачем он спросил о ее интересах. Гермиона улыбнулась.
- Добби, отнеси эти коробочки в мою комнату, - проговорила девушка, стоящему рядом домовику.
- Конечно, госпожа Гермиона, - пискнул эльф и, щелкнув пальцами, исчез вместе с подарками.
- Пойдём еще в книжный, - сказала девушка Северусу.
Мужчина кивнул, и они вышли на улицу. Через несколько магазинчиков был книжный. Пара вошла внутрь. Колокольчик на двери весело зазвенел. Девушке очень нравилась эта предпраздничная музыка. Она взглянула на мужчину. Он был немного задумчив.
- Я знаю, что ты любишь заниматься алхимией, но не думаю, что я могу удивить тебя редким ингредиентом или книгой какую ты еще не видел, так что мне было бы любопытно узнать, чем я могу тебя удивить? – прямо спросила Гермиона, идя в сторону книжных полок.
- Что? Даже не думай мне ничего покупать! – строго сказал он, следуя за ученицей.
- Почему? – останавливаясь у одной из полок и начиная просматривать книги, спросила девушка.
- Во-первых, ты еще не работаешь, чтобы иметь собственные деньги. Те деньги, что ты сейчас имеешь это родительские. И я никогда не возьму ничего купленного на чужие деньги. Во-вторых, ты уже сделала мне подарок, - он осмотрелся, потом подошел к девушке и развернул ее к себе. – Ты для меня самый дорогой подарок, и мне больше ничего не надо. – Мужчина дотронулся до щеки гриффиндорки. – Я уже много раз говорил тебе, что твоя любовь для меня все, о чем я мог бы только мечтать.
- Северус, милый, я всё прекрасно знаю, но это же праздник... – улыбаясь, заметила девушка, дотрагиваясь рукой до его руки на ее щеке, а потом целуя ее.
- Я знаю, что праздник, но давай твой подарок отложим на следующий год, когда ты хотя бы будешь работать, хорошо? – спокойно заметил он, улыбнувшись.
Гермиона, еще немножко повоевав со всеми возмущенными голосками в ее голове, согласилась с любимым. Для него было действительно трудно принимать что-то от, практически, ребенка. Их отношения и так долго отягощали его совесть из-за несоответствия возрастов, потому Гермиона не стала давить на него. Действительно, что ей стоило подождать. Тем более подарок она могла сделать и другой. Девушка внутренне хитро улыбнулась, оскалив белоснежные зубки.
- Хорошо, Северус, - проговорила девушка.
- Вот и славно, - сказал мужчина. – Тогда скажи мне, чего хочешь ты?
- Так не честно! - возразила девушка.
- Честно, честно, - ухмыльнулся он. – Ну, так что? – Мужчина отпустил девушку и пошёл вдоль ряда с книгами.
- Если я не могу ничего тебе купить, значит и ты тоже, - Гермиона специально именно так поставила фразу. Покупка это одно, а подарок совсем другое. Ведь именно так она убедила себя не воевать с ним из-за подарка.
- Я могу позволить купить себе все что угодно. Я достаточно богатый человек, - заметил Северус, доставая огромный фолиант с верхней полки.
- Северус, я могу повторить тебе твою же нотацию, под пунктом «во-вторых»: Ты для меня не мене ценен, чем я для тебя, - серьезно сказала девушка, складывая руки у себя на груди.
Северус оторвался от книги и посмотрел на девушку. Потом он вернул книгу на полку и подошел к ней.
- Позволь мне купить что-нибудь тебе. Я хочу, чтобы что-нибудь напоминала тебе обо мне, - проговорил он.
- У меня есть твоя любовь разве этого не достаточно? – приподняла она одну бровь.
Северус заметил, что девушка полностью копирует его манеру общения, и улыбнулся. Он шагнул прямо к девушке и обнял.
- Спешу огорчить тебя, милая, ты очень похожа на одного презренного учителя из Хогвартса, - проговорил Северус, чувствуя, как руки девушка обнимают его.
- Я готова собственными руками пересчитать зубы тому, кто посмеет в моём присутствии так назвать тебя, - сказала Гермиона.
- Не надо, мне дороги твои руки, как и все остальные части тела, - улыбаясь и целуя девушку в висок, проговорил он.
- Хорошо, тогда идём в замок, - согласилась девушка.
- Идём, - отпуская девушку, сказал Снейп.
В Хогвартс они вернулись тоже без приключений и тоже в сопровождении маленького пернатого наблюдателя.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Суббота, 19 Июль 2008, 12:04 | Сообщение # 24
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 15
Раздели со мной свою боль...

ОТ АВТОРА: Меня немного занесло, но я надеюсь, что это вас не очень смутит.
Мне очень жаль, что многие думают, что такой любви не бывает. Просто надо знать, как раскрыть ее. В большинстве случаев камень преткновения кроется в непонимании и недоверии. Человек нашего времени слишком подозрителен и недоверчив, как Северус. Потому я пытаюсь раскрыть его настолько эмоционально. А Гермиона является ключом к замку.  Ну, не хочу читать лекции. Приятного прочтения.
Как всегда, ЖДУ КОММЕНТАРИЕВ!!!

Гермиона шла по заснеженной тропинке, возвращаясь от Хагрида, который пригласил ее на чай во время завтрака в Большом зале. В замок возвращаться пока не хотелось, потому девушка решила прогуляться к замёрзшему озеру.
Северус был занят зельем от лунной болезни. Гермионе очень хотелось помочь ему, но мужчина наотрез отказался. Он сказал, что сейчас у зелья самая нестабильная фаза, потому невозможно предсказать, что может случиться. После получасового спора, о том кто для кого, что значит, девушка ушла, громко хлопнув дверью и на прощание, буркнув, что если с ним что-нибудь случится, то она его из-под земли достанет и еще раз задушит. Эта глупая фраза единственная, что в момент негодования пришло ей в голову. На что мужчина грозно прошипел, что будет только рад еще раз повидать ее.
Сейчас, когда девушка немного поостыла, ей было смешно от их маленькой ссоры. Без таких крошечных эпизодов и дня не проходит. Сегодня было тридцатое декабря и второй день взрослой жизни Гермионы Грейнджер. Этой ночью она ночевала в комнатах своего профессора. Правда, ничего интимного не было. Они были очень утомлены за день, и из-за предыдущей ночи, за которую они мало спали.
Девушка улыбнулась счастливым воспоминаниям и чувствам.
- Простите, мисс!
Гермиона от неожиданности резко обернулась.
Перед ней стоял высокий мужчина в тёмной мантии и чёрными волосами. Глаза его были серыми почти выцветшими. Он смотрел прямо на девушку, каким-то оценивающим взглядом, что не очень понравилось Гермионе.
- Извините, что напугал, - проговорил он. – Я Эштен Ред командир отряда мракоборцев, - немного самодовольно проговорил он.
От голоса Реда у Гермионе по спине пробежал холодок.
- Я слушаю вас, мистер Ред, - учтиво проговорила девушка.
- Я хотел бы узнать, как зовут вашего лесничего? – улыбнувшись девушке, проговорил Ред. – В лесу неподалёку я обнаружил потерявшегося ягнёнка эндрона, думаю лесничему стоит взглянуть на него.
- А разве директор не говорил вам имена персонала?
- Людям свойственно подзабывать, - лукаво улыбнулся он.
Эта улыбка тоже не понравилась Гермионе.
- Не скажешь, что вы слишком стары, чтобы забывать, - холодно заметила она.
- С такой работой, как у меня даже в 26 лет можно забыть.
- Его зовут Рубиус Хагрид, - бросила девушка и пошла дальше.
- А вы не скажите, как вас зовут?
- Нет.
- Что ж, мисс, надеюсь, еще раз увидеть вас! – крикнул Ред вслед удаляющейся девушке.
Гермиона поморщилась.
Северус не очень лестно отзывался об этом парне, когда вчера упоминал о граничных щитах вокруг школы и о бестолковой охране. Один вид Эштона вызвал у гриффиндорки чувство приторности. Парень был красив, чем-то походил на Малфоя, только глаза слишком хитрые и с непонятным блеском. Тот взгляд, которым он ее разглядывал, был не самым приличным.
Девушка еще немного погуляла около озера и пошла в Хогвартс.
- Готова поспорить, что про Хагрида он специально придумал, - вслух рассудила она, заходя в комнаты Мастера Зелий.
Снейп все еще был в лаборатории. Гермиона взяла из библиотеки профессора парочку книг по зельям и забралась с пледом в ИХ любимое кресло. Устроившись поудобнее и укутавшись в тёплый плед, девушка углубилась в чтение. Ее научная работа находилась на стадии разработки. Северус не забывал при удобном случае напомнить ей об этом, хотя он не давил сильно. Гриффиндорка и сама знала, что нужно начинать писать реферат. Тему она взяла общеизвестную и актуальную в данное время – излечение постэффектов от непростительных проклятий. Северус во многом помогал ей, отвечая на массу вопросов. Ему-то уж не знать какие эффекты бывают от тёмных проклятий!
Этой ночью девушка заметила, что любимый очень плохо спит. Несколько раз она просыпалась из-за того, что он метался по кровати. Ему снились кошмары. Успокаивая его, девушка гладила по разметавшимся мокрым волосам, шептала успокаивающие слова, и мужчина спокойно засыпал. Гермиона столкнулась с новым проявлением его совести. Девушке очень хотелось помочь любимому «излечиться» от этой боли.
«Может, стоит сегодня поговорить с ним об этом?» - подумала она, скользя глазами мимо строчек.
Спустя полтора часа дверь в гостиную открылась, и вошёл Северус. Он был в одних брюках, на плечах висело полотенце.
- Что случилось? - вскочила с кресла девушка.
- Я же говорил, что состав не устойчив на этой стадии, - проговорил мужчина.
- Ты в порядке? – взволновано вопросила она, прикасаясь к груди мужчины, осматривая его. Первой мыслью Гермионы было осмотреть его с ног до головы, чтобы убедиться, что он в порядке. Но здравый смысл шепнул, что достаточно будет просто спросить, Северус все-таки не глупый подросток.
- Всё нормально, - ответил он, дотрагиваясь до ее руки, девушка заметила в его голосе немного досады. – Я немного сглупил, добавив в раствор аметистовый цветок.
Девушка не заметила, как ее глаза округлились. Она впервые слышала, чтобы профессор признавался в своей глупости.
- Этот компонент заставил зелье скакнут сразу на седьмую фазу, минуя пятую и шестую, - хмыкнул Северус, не замечая удивления девушки, а смотря лишь на руку на его груди.
- И часто ты так экспериментируешь? – спокойно спросила Гермиона, укоризненно смотря на любимого.
Северус поднял глаза на Гермиону.
- Нет. Но ты же сказала, что достанешь меня даже на том свете, потому мне теперь нечего бояться, - ухмыльнулся он.
- Не смей больше так экспериментировать, - строго сказала девушка, отбирая у него свою руку и возвращаясь на кресло.
Мужчина довольно улыбнулся.
- Как погуляла? – немного язвительно спросил мужчина, проходя в спальню, чтобы одеться. Но дверь он оставил открытой, чтобы слышать ответ Гермионы.
- Замечательно, - насуплено ответила гриффиндорка, раскрывая книгу на нужной странице и возвращаясь к чтению. – Хагрид рассказал мне о некоторых животных, которые, если верить мифологии, способны излечить множество серьезных болезней.
- Могла бы спросить у меня, - послышалось бурчание из спальни.
Девушка хмыкнула.
- Спросила бы, если бы ты не выпроводил меня на улицу, - скептически заметила она.
Опять послышалось бурчание, но Гермиона не смогла разобрать ни слово.
- Потом ко мне приставал сероглазый мужчина, - ненароком заметила девушка. – Всё пытался выяснить, как меня зовут, при этом многозначительно разглядывая.
В спальне что-то с грохотом упало.
- Милый, ты там не убился? – тоненьким голосочком спросила девушка, пытаясь сдержать смех.
Северус появился в комнате. Глаза его напоминали две маленькие грозовые тучки, из которых вылетали молнии.
- Не принимай всё так буквально, - хихикнула Гермиона, а потом добавила. – Имя я так ему и не сказала.
- Эштен... Что он хотел? – спросил профессор.
- Спрашивал у меня имя Хагрида. Он нашёл какое-то животное в лесу, - ответила девушка, разглядывая мужчину.
Северус был в чистых чёрных брюках и в не застёгнутой чёрной рубашке и выглядел потрясающе, особенно когда его глаза вот так поблескивали! Гермиона неосознанно облизала губы. Мужчина, хмурясь, задумчиво смотрел на нее.
«Ну, как же! Его так сразу заинтересовал лесничий, - начал злиться Снейп. – Особенно когда нужно найти повод, чтобы заговорить с красивой девушкой...»
Гермиона следила за выражением лица своего будущего мужа.
- Я знаю, ход твоих мыслей, Северус, - вдруг сказала она, прерывая его размышления. – Надеюсь, он скоро поймёт, что ему не стоит со мной связываться, - чисто по-слизерински улыбнулась девушка.
- Если он будет позволять себе, что-нибудь выходящее за рамки разговора, скажи мне, - строго сказал он.
- Думаю, я и сама справлюсь, - заметила она, возвращаясь к книге.
- Гермиона, - угрожающе громыхнул профессор, - видел я, как ты умеешь разбираться. Будет, как с Уизли. Если б я тогда не появился Уизли бы...
- Что?! – теперь уже вспыхнула она, откидывая в сторону книжку и поднимаясь с кресла. Он говорил о том случае, когда Рон поцеловал ее, а Северус это видел. – Я тогда уже хотела оттолкнуть его, но тут появился ты! – блеснула глазами Гермиона.
- Да, а то, когда он тебя в коридоре поймал и оставил на руке прелестную отметину, хочешь сказать ты тоже, тогда была на высоте? – взвился он. – Эштон не какой-то там дебил Уизли, он обученный мракоборец!
Гермиона упёрла руки в бока.
- Все вы мужики одинаковые и слабость у вас одна. Так что отвлечь я вас всегда смогу... – уверенно начала она и замолкла, поняв, что сказала что-то не то.
- О чем это ты? – не понял Северус.
Гермиона закусила губу. Она, конечно, не говорила Снейпу, о том, что поцеловала Рона, чтобы отвлечь и сбежать от него. И как теперь сказать, чтобы профессор не подумал, что она собирается целовать Эштона, для того чтобы от него отделаться? Ей даже противно сделалось от такой перспективы. И чего ей стоило согласиться с Северусом с самого начала и не доводить до этого разговора?
Пока она ругала себя, мужчина подозрительно смотрел на нее, а потом подошел поближе.
- Что не так? – спросил он, приподнимая ее голову за подбородок. – Зачем ты пытаешься придумать ответ? Неужели, я еще не доказал тебе, что заслуживаю хотя бы крошечного доверия?
«Ну, что я за глупая, он же видит меня насквозь, - поморщилась девушка. – Вот чёрт! Почему я такая тупая, что всё еще пытаюсь что-то скрыть от него! Хотя почему же... у него от меня намного больше тайн».
- Конечно, я тебе верю, - вздохнула она, немного насупившись, - просто я не хочу, чтобы ты понял меня не правильно.
- Сначала я попрошу тебя объяснить прежде, чем делать выводы, - спокойно заметил он, отпуская ее подбородок. – Я не настолько импульсивен, как возможно ты думаешь.
- Прости, я вовсе так не думаю, - сказала она, посмотрев в его глаза, и, заметив, что обсидианы ласково поблескивают, продолжила. – Тогда, я поцеловала Рона, чтобы он расслабился, после чего предприняла свой манёвр.
Северус долго смотрел на нее, всматриваясь в глаза.
- Надеюсь, ты не думаешь, что я буду целовать каждого встречного, что будет приставать ко мне?
- Я не допущу, чтобы до тебя хоть кто-то посмел дотронуться, - отведя глаза, проговорил Северус. – Что ты читаешь? – резко сменил он тему.
Гермиона была рада этой перемене.
- Зелье мудрости, - ответила она, отступая от мужчины и садясь обратно в кресло. – Ты, конечно, знаешь его, - хмыкнула девушка, снова беря книгу в руки.
- Да. Очень сложное и запрещённое. Я, кажется, говорил, чтобы ты не брала подобные книги, - рассеянно заметил он.
- Я не знала, что это тёмная магия, - ответила девушка, открывая книгу на нужной странице.
- А это и не она, - отозвался профессор, опускаясь на диван и распрямляя ноги.
Гермиона посмотрела на мужчину поверх книги. Она думала, что он продолжит, и не ошиблась.
- Это зелье запрещено, потому что... представь, если бы каждый зельевар готовил для себя и других такое зелье. В мире и так полно мудрецов, подобно Тёмному Лорду, а тут еще куча народу жаждущих узнать тайны мира, - скривился он. – И, кроме того, если человек узнает все мудрости жизни, то сама жизнь обесцветится для него.
- Пожалуй, ты прав, - заключила девушка, закрывая книгу. – Северус я хочу поговорить с тобой кое о чем. – Сказала она, прижимая к груди старинный том, пытаясь побороть в себе неведомый страх.
- Я слушаю, - спокойно ответил мужчина, прикрывая глаза от усталости.
- Ты кое-что обещал мне... не то, что бы я заставляла тебя, если ты не хочешь сейчас, можем поговорить позднее.
- Гермиона, - открывая глаза, проговорил профессор, - напомни мне, что именно я тебе обещал.
- Ты обещал мне, что немного расскажешь о своём прошлом, о том, что так мучает тебя по ночам.
Мужчина застыл, руки произвольно сжались в кулаки, словно пытаясь удержать в себе незримого внутреннего зверя.
- Почему сейчас... почему ты хочешь знать это именно сейчас? – тихо и напряжённо спросил он.
Девушка пыталась придать лицу невозмутимое выражение. Чтобы разговаривать с ним о его прошлом, она не должна показывать свою жалость и боль, Северус не выносит жалости к себе. Она должна показать ему, что уже взрослая, чтобы понять его и принять эту правду. Гермиона хотела, чтобы он увидел в ее глазах то прощение, после того как она будет знать правду. Она не знала, что это за правда, но надеялась, что она не может быть еще хуже, чем то, что она навоображала себе.
- Потому что я хочу, как можно быстрее, помочь тебе. Мне больно видеть, как ты угнетаешь себя, - ответила она, смотря прямо в глаза мужчине.
- А если то, что я тебе расскажу, окажется выше рамки прощения, что тогда?
- Позволь мне решать, - твёрдо сказала Гермиона.
Он несколько долгих минут смотрел на нее, видя уверенность и непоколебимость. Настолько ли она сильна, как думает, сможет ли принять? Северус отвернулся и упёрся взглядом в языки пламени в камине.
- Каждую ночь мне снятся вылазки Пожирателей, их развлечения с маглами, - начал он. – Не во многих я принимал участия. А сейчас практически не принимаю, и, слава богу... – тихо отметил он. – Но тогда, когда Тёмный Лорд еще не исчез, когда его могущество пользовалось широкой популярностью, я также как и другие Пожиратели Смерти должен был участвовать в пытках многих маглов и волшебников. Пытки служили неким извращённым средством доказать свою лояльность Лорду... – он ненадолго замолчал.
Гермиона спокойно слушала его, не смея потревожить.
- Однажды состоялось массовое нападение на один небольшой городок. Лорд искал Поттеров... Он тогда был очень зол на меня, за то, что я очень долго не мог выведать, где Дамблдор скрывает их и еще за то, что я не смог рассказать ему все пророчество...
- Дамблдор так приказал? – подала голос Гермиона.
- Да, - не отрывая взгляда от камина, ответил Северус. – Лорд вызвал меня в разгар их пиршества и захотел проверить мою преданность, а заодно наказать за задержку сведений. Он был очень зол, никак не мог найти мальчишку... Я пришёл на зов... – мужчина часто задышал, оттолкнувшись от спинки дивана, он, поставив локти на колени, запустил руки в волосы. – Сначала он потребовал отчет. Я сказал, что почти уже узнал о том, где прячутся Поттеры, но... Он... он сказал, что ему уже известно, где они скрываются... Тогда я узнал, что в Ордене есть шпион, но я не знал, что это Питтегрю, Лорд не сказал об этом. Короче говоря, - Северус закрыл глаза, - моё наказание было не пределом фантазии Тёмного Лорда. – Мужчина немного помолчал, его начала бить мелкая дрожь. – Пожиратели ходили от дома к дому, расправляясь с их обитателями. Волан-де Морт привёл меня в один из магловских домов... Там жила женщина... старше меня лет на десять. Я был в ужасе оттого, что он хочет делать со мной и с этой женщиной, хотя я даже не знал, что именно. Но я мог предполагать самое ужасное и не ошибся. Он что-то сделал с ней, потом применил преобразующее заклинание. Когда я увидел ее, я... – его голос сорвался, он вскочил с места и заметался по комнате. – Гермиона я не хочу об этом говорить, – холодно сказал он.
- Северус, пожалуйста, тебе станет легче, - пытаясь справиться с голосом, ответила девушка. Она тоже дрожала.
- Гермиона, как может быть после такого легче?! – закричал он.
- Успокойся, я клянусь тебе, что станет легче. Прошу тебя доверься мне, - умоляла она, но голос ее был тверд и решителен.
Мужчина, тяжело дыша, посмотрел на девушку. Любовь к ней была сильнее страха, тем более он хотел верить в облегчение, и он верил Гермионе. Отвернувшись от нее и отойдя подальше, он продолжил:
- Когда он закончил, передо мной стояла моя мать, - через силу выдавил он. - Я... я подумал, что сойду с ума... Она смотрела на меня с ужасом в глазах, который я когда-то видел у своей мамы, когда рассказал, что стал Пожирателем. Эта женщина с сумасшедшим ужасом смотрела на меня... От собственного ужаса и боли, я даже не заметил, что делает Тёмный Лорд. Он говорил какие-то заклинания, я видел только желтоватое свечение вокруг себя и его довольный оскал... Сначала ничего не происходило, но потом, когда я понял, что это было за заклинание, я захотел умереть, и я бы сделал это, если бы не следующее проклятие Волдеморта. Я... – охрипшим голосом говорил мужчина, его тело уже била ужасная дрожь. - Он ввел моё тело в стадию звериной одержимости – наисильнейшее тёмное проклятие. Оно высвобождает человеческие потребности и усиливает их, руша все границы дозволенности. Чёрт! Я тогда был еще очень молод, и единственная моя потребность сходилась на сексуальных отношениях. У меня никогда не было даже девушки. Боже! Я не хотел этого... – его голос дрожал, как и он сам.
Гермиона еле сдерживала слёзы.
- Моё тело не слушалось меня, мой разум будто отключился, мысли были направлены только на достижении поставленной цели – на удовлетворении жажды. Я накинулся на женщину... – он начал задыхаться, его голос ломался, по телу пробегали судороги, - разорвал ее одежду. Она ужасно кричала, и я ударил ее несколько раз. Зверь, овладевший мной, неистовствовал. Я насиловал ее, пока она не замерла подомной. Через какое-то время я заметил кровь... и я... я видел лицо своей матери... - Северус упал на колени.
Гермиона кинулась к нему, но дотрагиваться не стала. Его неимоверно трясло, глаза были стеклянными. Он переживал сейчас этот момент в подсознание.
- Я изнасиловал собственную мать, - прохрипел он, царапая собственные плечи и грудь, словно пытаясь, очистится, сорвать с себя эту грязь. – Я... – он опять задохнулся. – Она умерла, я убил ее... Изнасиловал и убил свою мать, - он сжался в клубок, обняв себя руками.
- Это была не твоя мама, Северус, - попыталась переубедить его девушка, по ее щека текли слёзы.
- А потом он повёл меня в следующий дом, и я сделал тоже самое с еще одной женщиной, - не слыша слов девушки, продолжил мужчина.
- Ты не виноват, Северус, - твёрдо произнесла Гермиона, вставая напротив него, ее ужасно трясло. – Он наложил на тебя заклинание, он сыграл на твоих гормонах. Он знал, что у тебя в мыслях, потому и решил именно так наказать тебя. Он знал про твою любовь к матери и знал, что ты лучше умрёшь, чем причинишь ей боль. Таким образом, он хотел сильнее напугать тебя, сломать и сделать безропотным рабом, - Гермиона смотрела на то, как он раскачивается взад-вперёд. Ей было больно. Ему нужно было прощения и только от себя. – Северус посмотри на меня.
Мужчина не реагировал.
- Северус, посмотри на меня! – приказала девушка.
Он поднял голову. Глаза были загнанными, испуганными, истекающими многолетними страданиями. Но почему-то он не мог высвободить слёзы этой боли... потому что не может простить себя, не разрешает себе. Он не знает, КАК простить себя, имеет ли он на это права.
- Северус, знаешь, чтобы сказали тебе те женщины? – заговорила Гермиона, немного неровным голосом, но решительным. – Ты послушай меня, Северус, я точно знаю, чтобы они сказали.
Он немигающим взглядом смотрел на нее.
- Они простили бы тебя, Северус. Потому что ты двадцать с лишнем лет помнил о них, каждый свой день, проклиная себя за то, что тебя заставили сделать. Ты уже наказал себя за это. И я говорю тебе, хватит! Хватит самообвинений за то, что сделал Волан-де Морт. Это ему гореть в аду, но ты с ним не будешь. Ты хороший человек. Дьявол не оплакивает своих жертв. Я понимаю, какой ужас и шок ты пережил тогда и сейчас, когда нашёл силы рассказать мне об этом, но услышь меня, - девушка взяла его лицо в свои ладони и уверенно сказала. – Ты прощён, ты свободен, ты никому, ничего не обязан!
Она почувствовала, как сильно он вздрогнул, но рук не отняла. Стоя и с высоты вглядываясь в его глаза, она заметила, как они неожиданно заблестели. Когда он моргнул, впервые за всю ее длинную речь, она увидела, как по его щекам потекли слёзы. Мужчина потянулся к девушке и обнял, уткнувшись ей в живот. Гермиона гладила его по волосам. Он всхрапывал и содрогался, она не пыталась его успокоить. Ему нужно было очистить свою душу, нужно было смыть с нее боль, а слёзы это единственный путь.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Суббота, 19 Июль 2008, 12:10 | Сообщение # 25
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 15
Раздели со мной свою боль...(Продолжение)

***
Спустя час Северус сидел в своём кресле, с чашкой чая в руках, которую ему сделала Гермиона. Сама девушка сидела на коврике у камина, касаясь его ног, и читала книгу.
- Спасибо, Гермиона, - еще сипловатым голосом проговорил он.
Девушка, не отрываясь от книги, коснулась плечиком его ноги.
- Для тебя я готова на многое, - заметила она.
- Я не знаю, как ты это сделала, но мне стало намного легче. Мне кажется, что я больше не чувствую, тот гнетущей тяжести...
- Это замечательно, - откликнулась девушка и, заложив книгу закладкой, закрыла ее. Она повернулась к мужчине.
- Я тебя сегодня сильно отвлекаю, - виновато заметил он.
- Прекрати быть таким милым, - ухмыльнулась она, забираясь к нему на колени.
Мужчина сдавленно охнул и чуть не пролив чашку с чаем, поставил ее на столешницу.
Девушка прижалась к его груди. Она сидела на его коленях, раздвинув собственные, чтобы прижиматься к нему всем телом. Очень многообразная поза.
- Что такое? – спросил он.
- Ничего, - ответила она. – Просто мне так спокойней.
Он обнял ее и поцеловал в россыпь каштановых волос.
- Знала бы ты, как мне с тобой спокойно, - заметил он.
Несколько минут они посидели, наслаждаясь уединением и теплом друг друга.
- Есть еще что-нибудь, что мучает тебя? – спросила девушка.
Она положила руки на спинку кресла и оттолкнулась, чтобы видеть его глаза. Мужчина улыбнулся красавице.
- Не волнуйся, с остальным я могу справиться сам, - ответил он.
- Я готова выслушать всё, если ты захочешь, - сказала она.
- Я благодарен за то, что ты уже вытерпела, - добро сказал он, погладив девушку по длинным локонам.
- Я сама это хотела, - она улыбнулась и наклонилась к его лицу. – Ты, мой дорогой, даже не думай ничего скрывать от меня. Я про себя всё-таки рассказываю много и жду от тебя такой же откровенности, - она легонько коснулась его губ, не целуя, а заманивая.
Его губы приоткрылись, глаза чуть прикрылись. Девушка улыбнулась и подалась вперёд. Сначала играючи, но потом в полной мере, ее губы завладели его. Она вжала мужчину в кресло, он был расслаблен и позволял ей всё. Это в достатке подействовало на Гермиону. Девушка прижалась к нему всем телом и почувствовала, как он напрягается и вздрагивает. Его руки заскользили по ее, одетым в джинсы, ягодицам, а потом по талии и спине. Она выдохнула прямо ему в рот.
- Предлагаю, пойти в спальню, - тяжело дыша, предложил он, отрываясь от ее сладких губ.
- А я предлагаю тебе остаться, - возразила она и, прежде чем он успел бы ответить, еще раз поцеловала его, при этом, специально поёрзав на его коленях, зная, что то, что сейчас под ней поможет ей заставить мужчину согласиться с ней.
Послышалось тихое рычание. Гриффиндорка довольно улыбнулась и потянула мужчину на коврик у камина. Северус, как «одомашненный» дикий лев накинулся на нее, что заставило гриффиндорку заурчать от удовольствия. Она-то все-таки с кошачьего факультета!
Огонь в камине потрескивал. Девушка наслаждалась ласками любимого. Не меньше удовольствия доставляло выражение его ярко-карих глаз. Удивительно в те моменты, когда он с ней его глаза становятся почти такого же цвета, как и у нее, такие же светлые.
- Мне очень нравятся твои глаза, - вдруг озвучила она свою мысль.
Мужчина оторвался от ее шеи и посмотрел на нее.
- В тебе мне нравится абсолютно всё, - промурлыкал он.
- Не может такого быть, что в человеке нравилось прямо всё, - возразила она, приподнимаясь и целую открытую грудь мужчины.
Дрожь удовольствия, пробежавшая по его телу, не укрылась от нее и заставила продолжать поцелуи. Ее губы скользили по бледной мускулистой груди. Он прикрыл глаза, отдавая себя в ее власть. Девушка довольно улыбнулась и, пользуясь его эйфорией, опрокинула мужчину спиной на коврик. И прежде чем он смог возмутиться продолжила язычком рисовать на бледной коже неведомые узоры.
- Почему же не может, чтобы нравилось всё? – пропыхтел он, вспомнив, что она что-то ему говорила. – Я понимаю во мне полно недостатков, но в тебе то... ох!
Девушка укусила за возбуждённый сосок. Мужчина немного изогнулся. Мгновение и нежный язычок загладил свою вину. Но, кажется, это больше принесло ему наслаждение, чем боль. Профессор с глубоким рычанием напрягся и с неожиданной сноровкой изогнулся и поймал ее бесстыдные губы. Всё его тело превращалось в вытянутую струну, для которой необходимы движения, чтобы порождать разжигающие душу звуки. Этот поцелуй был долгим и глубоким.
От одного этого поцелуя у Гермионы все мысли мгновенно смешались в одну бесформенную массу. Опять его душа заволакивала ее в свои тёплые объятия. Он опять питал и питался их любовью. Словно они оба погружались в пучину пятого измерения, где не существует границ любви, счастью, наслаждению. Пусть это будут простыми девчоночьими иллюзиями, но Гермиона ощущала себя на небесах. Ощущала, что за ее спиной вырастают крылья, и что за его спиной они тоже есть. Немного потрёпанные, израненные, но есть. Ей просто нужно залечить раны на его крыльях, и ОНИ смогут вырваться из мира боли, из мира войны.
- Гермиона, единственное, что меня не устраивает в тебе – это то, что ты смертна. С остальным я могу справиться, - прошептал Северус, когда недостаток воздуха заставил поцелуй прерваться.
Мужчина прижал ее к себе, ощущая импульсы, исходящие от ее груди, в которой неистовствует сердце. Когда его руки немного ослабили хватку, девушка оперевшись на локтях, взглянула на профессора, смотревшего ей в глаза.
- Милый, не имеет значения, смертна я или нет. На том или этом свете, мы будем вместе. Как я тебе сегодня обещала, - ухмыльнулась девушка, - если ты попадёшь не в столь отдалённые места, я достану тебя оттуда. Прежде всего, я сделаю, все от меня зависящие, чтобы с нами ничего не случилось. - Она снова склонилась над его грудной клеткой, целуя напряжённые мускулы.
Мужчина опять расслабился, получая удовольствия от ее действий.
Гермиона не оставила ни одно не исследуемого дюйма его горящей кожи. Её руки с предвкушением спустились на пряжку брюк. Продолжая ласкать губами, все его затаённые местечки на груди, девушка расстегивала металлическую пряжку. Его руки поглаживали ее плечи и возбуждённую грудь сквозь вязаный материал. Заметив эту маленькую недоработку, Гермиона ненадолго отстранившись, сняла с себя свитер и стянула джинсы, ну и все остальные мелкие детали.
Мужчина в восторге застонал от развернувшегося вида.
Гермиона опустилась обратно на коврик, чтобы продолжить. Она легонько поцеловала Северуса в губы, потом в шею, и начала дорожкой из поцелуев опускаться вниз. Ее руки продолжили сражаться с пряжкой. Когда, наконец, ей удалось расковать его бёдра, девушка незамедлительно начала сбрасывать с него материальную окову. Через несколько минут с брюками было покончено. Девушка нескромно облизала губы. Все мелкие детали одежды вскоре тоже были удалены с тела мужчины, считая и рубашку.
Гермиона склонилась над его бёдрами и легонько коснулась губами напряжённой и изнывающей плоти мужчины. Она лизнула его головку. Северус, еле сдерживаясь, застонал.
- Хочешь, немного поэкспериментировать? – вдруг пришла в голову интересная идея.
- Что? – задыхался он.
Гермиона провела язычком по всей длине его достоинства.
- Ооох! Нет, Гермиона не нужно... Боже! – задыхался он, пытаясь хоть за что-нибудь ухватиться.
Девушка с истинно научным интересом, все глубже вбирая его себе в рот, наблюдала за реакциями мужчины. Её сердце просто выпрыгивало из груди, когда он вскрикивал от ее действий. Ей очень хотелось доставить ему удовольствие, чтобы не он давал ей, а она ему.
Казалось, мужчину до ужаса смущало такое обстоятельство, как сейчас совершалось над ним. А вот Гермионой наоборот овладел какой-то развратной маленький демон. Ситуация ее теперь нисколько не смущала. Её охватил кураж, что она так просто может заставит мужчину изнывать от желания.
- Гермиона... пееерееестань, ооооо... пожалуйста, - хрипел он. – Арх... сниму... Боже! Баллы сниму, - пригрозился он, пытаясь хоть как-то выровнять дыхание, но ему это так и не удалось.
Девушка, кажется, понявшая, что нужно делась, пустила в ход всё своё мастерство прилежной ученицы. Она посасывала, скользила языком, сводя мужчину с ума. Он изгибался, привставая на локтях и снова откидываясь не в силах сдержать накатывающий оргазм. Через какое-то время смирившись с позицией девушки, Северус положил руки ей на голову руководя движениями.
Скулы начало немного сводить, но Гермиона не останавливалась. В своей жизни надо попробовать всё. Сильно сжав стенки рта и гортани, она услышала резкий вскрик Северуса, как его рука замирает на ее голове. Затем она почувствовала, как в ее горло захлестала горячая солоноватая жидкость. Она видела, как в экстазе он закинул назад голову. Еще несколько мгновений и его плоть обмякла, а тело расслабилось. Гермиона выпустила его и отерла губы.
Все морщины на его лице были разглажены, и оно просто светилось, глаза были прикрыты. Девушка не стала прерывать его полёт в блаженство. Она улыбнулась, его мирному виду.
Через какое-то время она заметила, как открываются эти светлые глаза и смотрят на нее виноватым взглядом.
- Гермиона, - начал, было, он, и смущённо отвернулся.
- Северус, кто бы знал, как легко тебя можно смутить, - усмехнулась она, ложась рядом с ним и подпирая рукой голову.
- Ничего себе легко смутить. Я не столь смел в таком роде экспериментов. Это удел молодёжи, - пробурчал он.
- Что ты там шипишь, старичок, - ухмыльнулась девушка, протягивая руку к его лицу и поворачивая к себе. – Тебе, что не понравилось? – с интересом спросила она.
- Понравилось, - немного погодя ответил он. – Но для меня это что-то либеральное.
- Ну, давай не будем про политику, - надула губки девушка. – Мне просто хотелось дать тебе что-нибудь, проявить инициативу, так сказать, - весело заметила она.
- Гермиона, это конечно замечательно, но меня это немного смущает, - заметил он, целуя ее ладошку.
- Вообще-то многим мужчинам такое нравится...
Расширяющиеся от удивления обсидиановые глаза и высоко поднятые брови остановили девушку, заставляя объясниться.
- Э... Ну, я читала об этом в магловских журналах, - пришёл ее черёд краснеть.
- Вот как? Выходит, я один прихожу не подготовленный, - приподнимая одну бровь, задумался Северус. – Может, ты мне завтра покажешь эту чудо макулатурку?
- Зачем?
- Может какой-нибудь эксперимент для тебя вычитаю, - мстительно улыбнулся мужчина.
- Нетушки. Хоть в этом я буду больше тебя знать, - хмыкнула девушка.

- Ах, так, - блеснул он глазами и начал подниматься.
Затем он развернулся к ней и еще раз, мстительно улыбнувшись, поднял Гермиону на руки.
- Что ты делаешь? – удивилась она.
- Собираюсь сделать открытие в науке, - ухмыльнулся он и понёс объект своего эксперимента в спальню.
- Предупреждаю, сначала ты мне расскажешь, что хочешь сделать, - послышался голос девушки из тёмной спальни.
- Гермиона, ты видела хоть одного ученого разговаривающего с лабораторной мышью? – раздался вкрадчивый голос мужчины.
- Что? Я что похожа на мышь!?! – возмущённо.
- На маленькую, вспыльчивую мышку... – тихо промурлыкал Северус.
Дверь в спальню закрылась.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
ksenonДата: Среда, 10 Сентябрь 2008, 13:58 | Сообщение # 26
Волшебник
Группа: Волшебник
Сообщений: 25
Награды: 0
Статус: Offline
Когда же будет прода, автор! Мы заждались! sob

"Не понимаю, чего такого ужасного он (Снэйп) сделал, кроме того, что спас жизнь Гарри Поттеру?" (А.Рикман)
 
adaДата: Пятница, 03 Октябрь 2008, 21:08 | Сообщение # 27
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 16
Письмо и условия

Под сводами завораживающего потолка, который отражал невероятно голубое небо, за завтраком в Большом зале сидело всего четыре человека: три декана Слизерин, Гриффиндор и Хаффлпаф и семикурсница Гриффиндора. Они сидели за небольшим круглым столом. Гермиона сидела чуть подальше от профессоров.
Северус, как всегда, держался особняком, и не выказывал прилюдно никаких знаком внимания девушке. Гермиона даже не смотрела на него. Если что, он может связаться с ней телепатически. Как они выяснили, у них это получается очень даже хорошо.
Сова влетела в Больной зал и как ястреб спикировала к месту, где сидела девушка. Гермиона сразу узнала Буклю. Странно нетерпеливо ухнув, птица протянула ей лапку с письмом. Глаза птицы недобро поблескивали. Гермиона сразу напряглась. Отвязав письмо, она сразу погрузилась в его прочтение.
«Гермиона! – кричало первое слово в письме. – Вчера вечером узнал о вашем разговоре с Джинни. Какого черта, ты мне не сказала, для чего именно остаёшься?! НЕ СМЕЙ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ЗАДУМАЛА!!! Ты что с ума сошла?! Пусть Снейп только посмеет дотронуться до тебя!!! Немедленно приезжать в Нору. Иначе, я сам приеду за тобой, несмотря на всю опасность этого пути.
Гермиона не выдержала и рассмеялась. Гарри как старший брат опекает ее.
Заметив любопытные взгляды профессоров, девушка извинилась и, поднявшись из-за стола, удалилась из Большого зала. Сова поднялась в воздух и улетела в совятню. Письмо еще было не дочитано, и девушка решила немного прогуляться до цветочной оранжереи.
Усевшись на скамеечку, под высоким вьющимся кустом, гриффиндорка продолжила чтение письма. Вторая часть была написана другим почерком, очевидно, это Джинни.
Милая, мы ждем тебя в 6, 7 числах. Надеюсь, к тому времени ты закончишь все свои дела. Извини, я не знала, что Гарри будет так ревностно реагировать. Сейчас сидит рядом и шипит на меня, прожигая яростным взглядом. Пожалуйста, приезжай, иначе он действительно, что-нибудь выкинет.
С любовью, Гарри и Джинни».

Ну что ж, раз уж Гарри действительно просит. Тем более Гермионе нужно было в министерскую библиотеку. Девушка щёлкнула пальцами.
- Вот оно! – победно вскрикнула она.
«Нашёлся способ, чтобы увеличить свои шансы попасть в министерскую библиотеку. Я попрошу Джинни, чтобы она уговорила отца, чтоб тот отвёл меня в Министерство, взамен на это я пообещаю приехать. Уж Гарри-то постарается уговорить мистера Уизли, - без угрызения совести, думала девушка. – И вернусь девятого. Замечательно».
Оставалось только поговорить с Северусом, о ее недолгом отъезде. Гермиона в победном жесте махнула письмом и зацепилась им за ветку куста, позади нее. Дерево недовольно заурчало, и зашевелило ветвями. Листок, зацепленный за ветку, вылетел из рук девушки. Гриффиндорка вскрикнула и вскочила с лавочки. Ветка с письмом поднялась метра на три ввысь и замерла.
«Ну, здорово!» - угрюмо подумала Гермиона.
Несколько секунд поразмышляв, что же делать, красавица огляделась. Главное, чтобы профессор Стебель не видела, что она задумала. Девушка взобралась на лавочку и встала на ее спинку, придерживаясь за длинные ветви куста. Встав на носочки, она потянулась за листком пергамента.
- Ну, еще чуть-чуть, - шептала девушка, практически касаясь пальцами листа. – Есть! – схватив письмо, вскрикнула гриффиндорка.
Дереву, кажется, не очень понравилось, что на него вдруг так беззаботно наступают и трогают. Бульканья, доносившиеся из семиметрового «кустика», стали агрессивнее и громче. Гермиона замерла, а дерево зашевелилось, и одна из ветвей оттолкнула девушку.
Гриффиндорка с криком полетела вниз. Но встретиться с твёрдой землёй ей сегодня не улыбалось, потому что кто-то подхватил ее. Когда девушка немного пришла в себя, а для этого ей хватило и доли секунды, перед собой она увидела улыбающееся лицо Эштона Реда.
- Приключение в саду, да? – хмыкнул он.
- Что? Отпустите меня! - гневно проговорила девушка.
Мужчина опустил ее. Гермиона расправила складочки на одежде.
- Что вы здесь делаете? Кажется, вы должны следить за щитами вне школы, а не в ней? – спросила Гермиона.
Парень нахмурился, но голос его не дрогнул.
- Как раз шёл их проверять, но увидел вас и решил немного поговорить. Сегодня прекрасная погода, не хотите прогуляться?
- Я не гуляю с двадцатишестилетними мужчинами, - отрезала Гермиона и пошла вдоль аллеи.
- Нет, только с сорокалетними, - съязвил Ред.
Гермиона остановилась, как вкопанная.
- Что?
- Прогуляйтесь со мной до озера, и мы поговорим.
- Мне не о чем с вами говорить, - холодно бросила девушка и пошла дальше.
- Я видел тебя со Снейпом, и ваше милое роптание тоже наблюдал, - усмехнулся он.
- Вы бредите, - она не останавливалась.
- Газетам мой бред понравится, и Министерству, думаю, тоже, - хитрый и злой оскал.
Гермиона остановилась и медленно развернулась.
- Знаете, обо мне еще и не такое поговаривают в этой школе. Профессор Снейп мой учитель и мой куратор, мало ли как он обращается ко мне. Вы можете спросить директора...
- Не врите, достопочтенная, вам не идет. Я достаточно видел, так что вам лучше поговорить со мной, иначе пожалеете, - он приблизился к напряжённой девушке и, откинув с ее лица волосы, прошептал ей в ухо. - Иначе он пожалеет.
У Гермионы по всему телу побежали отвратительные мурашки.
- Хорошо, идемте.
***
День был подозрительно тихим и хорошим, потому Северус со всем своим чутьём уловил в воздухе опасность. Когда он сидел в большом зале, то из-под опущенных ресниц наблюдал за Гермионой. Всё вроде бы было замечательно, но нехорошие предчувствия не оставляли его.
Когда в зал пулей влетела сова и направилась к девушке, первой его реакцией было перехватить ее, но, узнав сову, мужчина вовремя сдержался. Сейчас было очень опасно получать почту. Пожиратели всеми путями пытаются пробраться в школу или просто пытаются причинить вред ее обитателям. Потому реакция Снейпа была очевидна, относительно любимого человека.
Белая сова Поттера опустилась около гриффиндорки, и она взяла письмо. Северус отметил, что сова была не дружелюбно настроена. Он нахмурился, продолжая наблюдать за девушкой, потом заметил, что некоторые профессора тоже кидают на нее любопытные взгляды.
Гермиона рассмеялась, Северус немного расслабился. Потом она извинилась и, поднявшись, вышла из зала.
Мастер Зелий тоже, допив остывший кофе, поднялся, и пошел за своей студенткой. Почему-то не хотелось оставлять её одну, когда на душе плохие предчувствия.
Выйдя из Большого зала, профессор Снейп остановился и заметил, что створки входных дверей чуть приоткрыты. Мужчина пошел за ней, минуя большие двери.
На белоснежном фоне, он заметил небольшую удаляющуюся фигурку. Она шла к оранжерее. Гроза Подземелий уже хотел пойти за ней, когда увидел, что к теплицам приближается еще одна темная фигура. Северус зашёл обратно в двери, наблюдая, как Гермиона исчезла за дверью оранжерее, совершенно не замечая Реда, который следовал за ней. Как только они скрылись, Снейп сорвался с места и, как можно быстрее, понёсся туда же.
Вбежав в сад, мужчина остановился, пытаясь отдышаться и осмотреться. Было тихо. Он пошел по песочной тропинке вглубь. Через несколько секунд профессор увидел мракоборца, затаившегося за огромным кустом вербениума. Северус увидел Гермиону, зачем-то залезшую на лавочку, как раз у того же растения, что стоял Ред. Она совершенно не видела ни одного из мужчин. Мастер Зелий наблюдал за ними обоими.
На несколько мгновений сердце подпрыгнуло, когда Гермиона оступилась с края лавочки и полетела вниз. Он уже хотел кинуться к ней, но Ред сделал это быстрее. Северус замер, совершенно не замечая, что не дышит.
Гермиона возмущенно потребовала отпустить ее. Ред послушался. Северус весь обратился в слух.
- Что вы здесь делаете? Кажется, вы должны следить за щитами вне школы, а не в ней? – ее голос так и сквозил раздражением, что очень успокаивало Мастера Зелий.
- Как раз шёл их проверять, но увидел вас и решил немного поговорить. Сегодня прекрасная погода, не хотите прогуляться?
- Я не гуляю с двадцатишестилетними мужчинами, - отрезала Гермиона и пошла вдоль аллее.
- Нет, только с сорокалетними, - съязвил Ред.
Северус видел, как замирает девушка.
- Что?
- Прогуляйтесь со мной до озера, и мы поговорим.
- Мне не о чем с вами говорить, - холодно бросила Гермиона и пошла дальше.
- Я видел тебя со Снейпом, и ваше милое роптание тоже наблюдал, - усмехнулся Эштон.
- Вы бредите.
- Газетам мой бред понравится, и Министерству, думаю, тоже, - хитро оскалился мракоборец.
Гермиона остановилась и медленно развернулась.
- Знаете, обо мне еще и не такое поговаривают в этой школе. Профессор Снейп мой учитель и мой куратор, мало ли как он обращается ко мне. Вы можете спросить директора...
- Не врите, достопочтенная, вам не идет. Я достаточно видел, так что вам лучше поговорить со мной, иначе пожалеете, - он приблизился к напряжённой девушке и, откинув с ее лица волосы, прошептал ей что-то на ухо.
- Хорошо, идемте, - согласилась девушка.
Профессор чувствовал, как злость неограниченной волной поднимается в груди, всколыхивая всё звериные инстинкты. Пальцы произвольно сжались в кулаки так, что захрустели костяшки. В первый раз за много лет у него появилось непреодолимое желание расквасить кому-то морду, притом собственными руками. Желание был столь велико, что руки задрожали.
Пара пошла вдоль оранжереи к выходу с другой стороны. Снейп шёл за ними не отставая, следя за тем, чтобы Ред находился на расстоянии от Гермионы и слушая их разговор. Но долго это не продлилось, потому что те вышли на улицу.
***
В желудке всё неприятно скручивалось, пока она шла рядом с мракоборцем и слушала его условия. Из всей незаурядной речи Реда, наполненной штампами из любовных романов, сама суть его замысла стала понятно Гермионе только в конечной фразе. Сначала девушку забавляли его слова, но потом она поняла насколько может быть серьёзна глупая затея этого человека для них с Северусом.
Этот парень хотел, чтобы она с ним встречалась.
«Как примитивно, - разочаровано подумала Гермиона. – Хотя... Нет, это действительно глупо. Неужели он действительно думает, что ему удастся вот так просто ее заполучить. Да и с чего бы было ему это нужно. Ради одной ночи? Верх глупости. Да Северус его по стенке размажет, когда я ему расскажу, - размышляла она, совершенно не обращая внимания на всё еще болтающего о чём-то идиота. – А вдруг этот служитель министерства окажется слугой Вол-де Морта. – Неожиданная мысль заставила Гермиону похолодеть. – Вдруг он проверяет лояльность Северуса? Господи, что же тогда делать?»
Гермиона понимала, что в любом случае – если даже это и Пожиратель Смерти или министерский идиот – это плохо. Попечительскому совету уж точно не понравятся подобные отношения между учителем и ученицей. Тогда пострадают не только они с Северусом, но и Дамблдор, чей авторитет нельзя подрывать, тем более сейчас.
«И что же тогда делать? – растерялась девушка. Появилось глупое чувство – побежать за помощью к любимому. – Нет, сама справлюсь! По крайней мере, нужно избавиться от этого придурка, чтобы потом спросить у Северуса, что мы будем делать. Да, всё правильно».
- Зачем вам это всё надо, мистер Ред? – останавливаясь у заснеженного дерева около озера, под которым она с друзьями привыкла отдыхать, спросила Гермиона. Ствол дерева был исписан морозными узорами, а на ветвях лежали сугробы.
- Я хочу, чтобы Снейп понял, с кем имеет дело! – с вызовом произнёс парень. – Многие трепещут перед ним, но я не такой.
«Ах, вот оно, что! Дело всё в мести», - девушка немного успокоилась. Вероятность, что это Пожиратель Смерти сразу понизилась. Но опасность нисколько не уменьшилась. Нельзя, чтобы в Министерстве узнали об их связи.
- И сколько раз вы хотите встретиться? – спокойно спросила она, смотря на голубое небо.
Пошёл снег. Гермиона выставила руку, одетую в перчатку, ладонью вверх и на нее сразу же опустилось несколько десятков крошечных комочков.
- Сегодня в двенадцать на веранде, - радостно ответил Эштон, довольный тем, что девушка так легко согласилась. – А сколько раз будет зависеть от вашего поведения. – Он многозначительно улыбнулся.
- Что вам будет нужно на этих встречах от меня? – спросила Гермиона ровным голосом и при этом, делая настолько невинный взгляд, насколько было возможно, при этом, пытаясь не выдать своего отвращения.
Парень несколько минут, недоумевая и хмурясь, смотрел на нее, размышляя, действительно ли так невинна девушка, что нужно объяснять суть их встреч
- Всё, что я хочу это немного вежливости, послушания и теплоты, - проговорил парень и подошёл ближе к Гермионе. Он поднял руку и провёл пальцами по нежной коже девушки.
Гермиона не сдержалась и поморщилась. Ей всегда нравилось, когда так делал Северус, но ее тело и душа, при ощущении чужой руки, отторгали эту ласку. Всё внутри возмущалось от этой игры извне.
«Не трогай меня! – кричало всё внутри. – Ненавижу!» – Она зажмурила глаза, чтобы не заплакать, но потом сразу же открыла, чтобы видеть, что Эштон делает.
Другую руку парень положил ей на талию. Девушка задрожала. Она скинула его руки. Парень похотливо ухмыльнулся, смотря на ее тело.
«Что же делает людей такими гадами?!»
Гриффиндорка пошла обратно к оранжерее. Эштен пошёл следом, не замечая настроя Гермионы.
В сердце зародилась ужасная ненависть. Она знала, что людей невозможно переделать, все они эгоисты. Конечно, девушка очень давно увидела насколько мир сер, но когда из раза в раз воочию сталкиваешься с этим, то понимаешь неправильность происходящего, но ничего не можешь с этим поделать. И тогда сердце перестаёт болеть за этот мир, оно начинает подстраиваться под него, становится таким же серым и неправильным. Гермиона не знала почему таким стал Эштен Ред и все подобные ему, но она не хотела становиться такой же.
Гермиона была еще совсем непорочна, ее чувства были светлы, оттого, наверное, от взгляда Реда ей становилось больно, и она ощущала грязь на тех местах, где он до нее дотрагивался. Этот парень слишком молод, чтобы понимать суть осквернения, когда в голове играют гормоны и самолюбие. Северус говорил, что когда-то он был тоже таким, но вот разница – Северус понимал суть в настоящих отношениях, в чистоте души, он не был настолько извращён жизнью в этом направление. Гермиона много раз сталкивалась с этим его качеством. Мало ли что заставлял сделать его Тёмный Лорд, да это было насилие, но это было насилие над самим мужчиной. Он пошёл против себя, потому Гермиона не считала его виновным в том, в чём он себя обвиняет.
«Северус», - казалось, само сердце взывает к любимому.
Только Северус ценит ее, не за красивую внешность, а за ее саму, за ее светлый ум и всю ее сущность. Сейчас ей, как никогда, хотел найти своего профессора и сказать ему спасибо за его любовь и доверие. Ей так хотелось оказаться в теплых и сильных объятьях любимого, поближе к его согревающей любви, чтобы не чувствовать холода от стоящего рядом человека, в котором нет никаких чувств к ней. Но этот самый человек может разрушить ее счастье. Есть много чего, что может разрушить ее мир, но она не позволит этому глупому идиоту сделать это! Никогда!
- Мистер Ред, вы вообще понимаете на что идёте? – внезапно строго спросила девушка, входя в двери теплицы и идя в сторону хогвартской веранды.
Парень не ожидал такой резкой перемены. Он уже думал, что всё получилось.
- Конечно, красавица. Пара ночек и ты со своим старикашкой свободны, - самодовольно ухмыльнулся Ред.
- Думаю, мистер Ред, с вами я еще поработаю, - проговорил тихий голос.
Из-за сплетённого тёмного куста вышел Северус, его глаза были похожи на чёрные льдины, где плескалась злость, хотя лицо было абсолютно спокойно. Гермиона, как и Эштен, ничего не успела сделать, как старший мужчина одним резким и сильным движением ударил Реда прямо по лицу. Парень отлетел в одну из клумб, какого-то растения, и так там и остался лежать.
Гермиона застыла.
Северус, потирая руку, подошёл к ней.
- Всё хорошо, он ничего не сделал тебе? – обеспокоено спросил он.
- Не нужно было так, - проговорила девушка, однако потянулась к любимому.
Он заключил ее в объятья. Она дрожала и прижималась к нему намного сильнее, чем обычно.
- Он что-нибудь сделал тебе, я слышал, как ты позвала меня, но, увидев, что вы направляетесь сюда, не стал выходить. Решил подождать, - говорил мужчина, но девушка была неспособна сейчас высказать всё, что она передумала за этот малый отрезов времени, пока находилась с Редом. – Родная моя, скажи, чем он тебя обидел, он очень пожалеет об этом, - пообещал Северус.
- Не надо, ничего ему не делай. Я не хочу... – немного отойдя от шока, заговорила гриффиндорка. – Я хочу, чтобы он забыл о нас с тобой. Я не желаю ему зла. Пожалуйста, Северус, - она посмотрела в его глаза, и увидела, что он серьёзно обеспокоен. – Он всего лишь глупый идиот, как многие в его возрасте. Думает только об одном. – Сначала в глазах Северуса полыхнула ярость, и он посмотрел на парня, но потом он понял, что имела в виду девушка.
Мужчина поднял ладошку девушки и поцеловал ее в запястье (п/а: всё-таки рука ее была в перчатке). Девушка поистине понимала ситуацию, Гермиона была благородна, решив встать на защиту Реда. Она помнила, что Северус говорил ей вчера вечером.
- Хорошо, идём...
- Ты ничего ему не сделаешь? – серьезно спросила гриффиндорка. – Я не хочу, чтобы тебе было плохо. Только потому, что он угрожал тебе, я пошла с ним. Я не хочу, чтобы тебя обвиняли в чём-либо.
Она опять обняла мужчину.
- Я не хочу потерять тебя. Ты мой и я тебя не отпущу, - в ее голосе чувствовались слёзы.
- Гермиона, ничего не случится, я тебе обещаю, - гладя девушку по голове, попытался успокоить Северус, проклиная Реда, за то, что он сделал.
- Он сказал, что видел нас вместе, когда мы выходили из замка. Он может рассказать всё попечительскому совету и у тебя будут проблему, и у директора тоже, - всё же слёзы потекли по ее щекам. – Это я виновата. Не нужно было ходить в Хогсмид. Прости меня...
- Успокойся, девочка моя, - рассмеялся Мастер Зелий.
Девушка удивлённо подняла голову и посмотрела на мужчину.
- Гермиона, - он снисходительно улыбнулся ей и принялся вытирать с ее лица слёзы, - Господи, ну неужели ты думаешь, что ему бы кто-нибудь поверил. Или неужели ты думаешь, что подобную ерунду кто-нибудь будет слушать в Министерстве. Тем более тебе уже семнадцать лет и ты вправе распоряжаться своей жизнью, как угодно. А то, что я твой учитель – сейчас же каникулы, и я не являюсь профессором для тебя.
Гермиона с трудом поняла его слова. Всё то, что наговорил ей Ред, очень глубоко засело у нее в голове. После того, как понимание проникло в ее сознание, с сердца, словно, камень упал. Гриффиндорка улыбнулась и снова прижалась к своему Мастеру.
- Я такая глупая, - пролепетала она.
- Шшш... Ты не глупая, - утешал Северус, снова обняв ее и положив подбородок ей на макушку. – Просто Ред знает, чем может запугать, даже несмотря на то, что он дурак. – Он стал немного раскачиваться, чтобы успокоить девушку.
Гермиона расслабилась и стала успокаиваться.
***
- Ты был прав, - вздохнув, проговорила Гермиона, несколькими минутами позднее, когда они уже шли к замку. Реда они так и оставили лежать в клумбе. На вряд ли он захочет кому-нибудь рассказать, как пытался совратить студентку, и за это получил по морде от ее профессора.
- В чём? – поинтересовался мужчина.
- Я действительно нуждаюсь в твоей защите, - обречённо заключила она.
- Не такая уж ты беззащитная, - ухмыльнулся мужчина. – Расскажи мне, зачем ты на дерево полезла.
- Ты видел? – смущённо и возмущённо воскликнула гриффиндорка.
- Да, я пошёл за тобой, сразу, как только ты вышла из Большого зала. Я наблюдал за вами с Редом, чтобы он ничего не сделал тебе. Я хотел знать, что он хочет от тебя, потому не выдавал своего присутствия, - объяснил профессор.
- Ну, тогда ладно, - согласилась Гермиона. – На дерево я полезла за письмом. – Северус приподнял одну бровь. Гермиона почувствовала себя глупо, потому и голос стал у нее, как у обиженного пятилетнего ребёнка. - Я зацепилась им за ветку, а этот куст взял да и поднял ее вверх. Ну, пришлось лезть.
Мастер Зелий захихикал. Девушка в шоке посмотрела на него. Никогда не видела, чтобы он хихикал. Мужчина расхохотался, заметив выражение лица гриффиндорки.
- Почему ты не воспользовалась палочкой?
«И действительно», - девушка почувствовала себя еще глупее.
- Ах, так, да?! – рассвирепела девушка.
Гермиона зачерпнула рукой снега и начала лепить комок.
- Только попробуйте, мисс Грейнджер, потеряете баллы, - Северус постарался, чтобы голос звучал строго, но его пробирал такой смех, что ничего не получилось. Мужчина начал отходить от серьезно настроенной девушки.
- Неужели? – Гермиона мстительно улыбнулась. - Кто-то мне недавно говорил, что на каникулах вы не являетесь моим учителем? – она кинула снежок в бедного Северуса.
Мужчина резко присел, и снежок пролетел у него над головой.
- Ну, всё, ты будешь наказана! – крикнул он и побежал к девушке.
Она как раз слепила еще один снежок, но кинуть так и не успела, как была схвачена в кольцо рук и повалена в сугроб. Она даже не поняла, как так получилось, что она оказалась сверху на мужчине.
- И это всё твоё наказание? – усмехнулась Гермиона.
- Ты моё наказание, - ответил мужчина и притянул ее ближе, - самая любимая моя мука. – Он легонько поцеловал ее. - Никогда не слушай никого. Я бы никогда не поставил наше с тобой положение под угрозу, как и Дамблдора тоже. Когда мы шли с тобой в Хогсмид, я прекрасно знал, что есть шанс, что нас может кто-нибудь увидеть. Я думал, что ты знаешь учительский устав. А там написано, что учителя могут заводить личностные отношения с учениками седьмых курсов, и даже сказано, что внешкольное время они могут тесно общаться.
- Ты мой самый гениальный Мастер Зелий, я тебя просто обожаю, - улыбнулась девушка и поцеловала его в губы. Но на этот раз поцелуй был долгий и чувственный.
- Ты расскажешь мне, что было в том письме? – спросил мужчина, приоткрывая глаза и пытаясь отойти от дурманящего чувства, которым его околдовывает любимая.
- Конечно, - довольно проговорила Гермиона, наблюдая за состоянием профессора. – Думаю, нам лучше встать, а то снег под нами начнёт таять, - весело усмехнулась она и начала подниматься.
Поднявшись, девушка подала руки Северусу, и он тоже встал, отряхиваясь от снега.
- Так, что там в этом письме?
- Это от Гарри, - начала девушка, но внезапно остановилась. Гермионе не очень хотелось говорить, что Джинни была той, кто давал советы ей насчет первой ночи. Это немного смущало.
- Ну, так, что там пишет Поттер? – немного раздражённо, вопросил Северус, заметя заминку гриффиндорки.
- Он попросил меня приехать к ним седьмого числа, - продолжила девушка. – Я с тобой хотела поговорить об этом. Ты не против?
Гермиона видела, как мужчина нахмурился, ему сообщение не понравилось.
- А, что им без тебя не сидится? – в голосе проскальзывал холодок.
- Пожалуйста, не сердись, - умоляюще проговорила девушка, беря его за руку и гладя по щеке. – Они мои друзья. В этом году я и так часто игнорировала их внимание, потому что была с тобой. Гарри мне как брат, я люблю его и тоже хочу побыть с ним.
Мужчина успокаивался под ласками девушки. И в самом деле, если она этого хочет, то, как он смеет запретить ей. Если она хочет этого и будет счастлива, то никакой проблемы нет. Правда он будет сильно скучать, мужчина уже знал, что будет.
- Хорошо, Гермиона. Но только скажи, когда ты вернёшься? – его глаза стали такими милыми и нежными, что Гермиона подумала, что она полная дура оставлять этого мужчину, из-за какой-то библиотеке.
- Девятого числа, - уныло выдавила она.
Его глаза странно блеснули.
- Девятого, утром, я приеду, - продолжила девушка.
- Хорошо, любимая, я уже скучаю, - он аккуратно стащил с ее руки перчатку и нежно поцеловал ладошку.
***
Рождественский ужин был просто великолепен. Он проходил на той же веранде, на которой девушка и ее профессор были на новогоднем балу. Небольшой столик стоял посреди веранды, на нем стояли две свечи в виде ледяных веток, а вокруг них множество различных яств.
- Что ж эльфы превзошли сами себя, - восхитилась девушка, когда Северус помогал ей сесть.
- Вообще-то сервировку стола я выбирал сам, - уточнил мужчина. – И блюда выбирал тоже я. Надеюсь, тебе понравится.
- У тебя просто великолепный вкус, - глаза девушки заблестели.
Северус слегка покраснел. Гермиона улыбнулась ему.
На девушке было надето темновато-бежевое с небольшим вырезом платье до колен. (Веранда была специально зачарована, чтобы температура в ней была тёплой и позволяла ее обитателям быть в более лёгкой одежде). Волосы были убраны в не тугой хвостик, только несколько прядей были оставлены, и спускались аккуратными завитками. Краситься девушка сильно не скала, только подвела глаза и нанесла немного блеска на губы. На груди в вырезе платья виднелся ало-красный камушек-александрит. Несколько раз девушка непроизвольно дотрагивалась до него. Северус тоже заметил свой подарок и улыбнулся Гермионе.
Мужчина на этот раз опять удивил девушку. Сегодня он не был в привычных для него тёмных цветах одеяния и даже никакой официальности. На нем были обычные серые брюки и белая рубашка, поверх которой был надет светло-коричневый свитер. Белизну рубашки можно было узнать только по воротничку и манжетам. В общем, вид профессора Зельеварения очень понравился девушке, не говоря о том, что он очень шёл этому человеку. Если бы любимый поменьше хмурился и больше улыбался, тогда выглядел намного моложе даже своего возраста.
- Северус, я не перестаю удивляться твоим изменениям, - удивлённо проговорила Гермиона.
- Нравится? Мадам Малкин сказала, что если бы я одевался так лет десять назад, то меня не пропустила бы ни одна девушка, - довольно проговорил мужчина.
- Хорошо, что не одевался, - девушка мастерски вздёрнула бровь и погрозила пальцем.
Мужчина прищурил глаза, а губы его растянулись в хитрой улыбке. Он опустился на своё место за столом и начал открывать бутылочку с неопределённой, для Гермионы, жидкостью.
- Что это?
- Это из моего поместья, - объяснил Северус, вынимая пробку из бутылки при помощи палочки. – Это «Liquor cerasinus»...
- Вишнёвая вода! – удивилась девушка.
Северус улыбнулся и приподнял одну бровь от удивления.
- Мы знаем латынь? Похвально, - проговорил он, самодовольно улыбающейся девушке. – Но, это далеко не вода. Этот напиток что-то с родни магловскому, который пьют на Новый год.
- Шампанское, - подсказала гриффиндорка.
- Да, кажется, так его называют. Но эта «вода» сделана из натуральных веществ, - Северус недовольно скривил губы.
Пока профессор разливал напиток, Гермиона немного призадумалась. Жидкость, попадая в стакан, начинала серебриться и пениться, как и шампанское. Девушка сразу почувствовала приятный запах вишни. И цвет напитка был тёмно-малиновым.
- Только слишком много его пить нельзя, - предупредил мужчина, подавая девушке бокал, - очень сильно пьянеешь.
- Буду иметь в виду, - улыбнулась девушка, беря протянутый ей бокал.
Где-то в глубине замка забили куранты. Гонг эхом отдавался по каменным стенам, достигая недалёкой веранды.
- Загадай желание, любимый, - произнесла Гермиона, нежно улыбаясь мужчине.
- Желание? – удивился он.
- Да, загадай, - подтолкнула его гриффиндорка.
- Хорошо, - согласился мужчина и задумался.
Гермиона бесспорно знала, что она загадает. Единственным ее желанием было, чтобы он пережил эту войну.
Когда последний удар часов, отозвался прерывистым эхо, два бокала встретились в звонком отзвуке хрусталя.
Гермиона почувствовала мягкий вкус «Liquor cerasinus». Напиток оказался действительно неплох, даже больше он очень понравился девушке. Совсем не то, что шипящее шампанское. Поскольку в бакалее его было не так много, она осушила его весь. В желудке сразу потеплело, по телу разошлась приятная бодрящая волна.
- Вау, здорово! – восхитилась девушка. – Ты приуменьшил, маглы здесь и рядом не стояли.
- Рад, что тебе понравилось, - мужчина поднялся с места и подошёл к девушке. Северус наклонился и осторожно коснулся ее губ своими. – Вот теперь мне тоже нравится.
- Уж в который раз замечаю, насколько ты неприлично романтичен, - очарованная его внезапным порывом, пробормотала Гермиона.
- Тебе не нравится? – с беспокойством, спросил мужчина.
- Ты сумасшедший! Конечно, мне нравится! – очнулась девушка.- И не вздумаю меняться! – пригрозила она.
Северус лишь улыбнулся.
- Я навёрстываю упущенное, - легко заметил он, усаживаясь обратно.
- Рада, что на мне, - вздохнула девушка и потянулась за вкусностями.
Ужин прошёл просто великолепно. Гермиона донимала Северуса, чтобы он рассказал ей о различных защитных заклинаниях. Конечно, это была не тема для праздничного разговора, но они не могли просто так говорить об их будущим, потому что загадывать было слишком опасно, а о прошлом они тоже не могли просто разговаривать. Тем более о прошлом Северуса. Иногда Гермиона вплетала в разговор некоторые эпизоды своей жизни, чему профессор был очень рад. Хоть прошлая жизнь девушки и была достаточно проста, но Северусу хотелось знать каково это, жить нормальной жизнью, с нормальными родителями, неомраченными мечтами и желаниями.
Мужчина видел, как девушка всё больше разговаривается. Он немного улыбнулся и покачал головой. Снейп знал, что это так действует вино. Девушка не знала, но в основу вина входят самые ценные и дорогие ингредиенты, которые существуют в магическом мире для изготовления вина. Но Северус хотел для Гермионы самого лучшего. Те чувства, в которых он утопал, руководили им, как никто в этой жизни. Ни Тёмный Лорд, ни Дамблдор, только Она. Самое удивительное, что неукротимый, одинокий и хладнокровный Демон не противился этому. Он благоговел пред Ангелом. Он всегда искал какой-то ответ, стремился достичь вершины власти, могущества и истины. Но сейчас все эти его стремления сводились к одному простому ответу.
Все мы в своей жизни преследуем цель. Мы ставим перед собой вопросы и ищем на них ответы. И в конце концов, когда нам уже под шестьдесят, мы начинаем понимать, что в жизни добившись величия, мы остаёмся одиноки. У нас нет семьи, нет принадлежности кому-то. И тогда ты понимаешь, к какой вершине пришёл.
Северусу же был дан ответ на все его вопросы.
ЛЮБОВЬ.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Пятница, 03 Октябрь 2008, 21:24 | Сообщение # 28
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 17
Министерская библиотека

Время до седьмого января пролетело очень быстро, что опечалило Гермиону, а Северуса привило в состояние легкой апатии, это по его меркам лёгкой. Девушка заметила, как расстроился мужчина, и чувствовала себя ужасно виноватой.
Седьмого утром глава Слизерина проснулся несколько позднее, чем обычно. Еще не открывая глаза, он потянулся к девушке, которая, как предполагалось, должна спать рядом. Но его рука нащупала лишь холодную простынь. Сонливость, как рукой сняло. Тёмные глаза распахнулись. Северус сел и осмотрелся. Девушки не было в комнате. Мужчина слез с кровати, надев халат, быстро проверил ванную и, не обнаружив никого и там, вышел в гостиную. Но там Гермионы тоже не оказалось.
Внезапно Снейп почувствовал, как вокруг него сгущается холод и мрак подземелий, которого раньше он никогда не ощущал. Гермиона принесла в его холодный дом огонь, а сейчас она ушла, и огонь погас, стало холодно на душе, но не на сердце. Сердце хранит их пламя, и всегда будет хранить, пока не остановится. Северус пошел собираться, Гермиона не могла уйти из замка, не предупредив его. Значит, она просто захотела побыть одна, ведь для нее разлука тоже не обычное дело.
Выходя обратно в гостиную, Северус посмотрел на небольшую сумку, собранную девушкой для путешествия к друзьям. Мастер Зелий не мог винить ее за любовь к Поттеру. Если для нее это важно, то и для него тоже.
Идя по тёмным и холодным коридорам замка нельзя было не думать, как тоскливо будет после ее отъезда. Последние несколько дней он пытался подавить бурю эмоций. Ему постоянно чудилось, что он теряет ее, что ее похищают Пожиратели, пытают. Наверное, поэтому Северус как можно реже находился рядом с девушкой. Он запирался в своих лабораториях, пытаясь отвлечься от сбивающих с толку мыслей.
«Она сделала меня настолько уязвимым. Как я могу отпустить ее? Ведь если с ней, что случится, я погибну, - говорил внутренний голос. – Твой мир в ней, но это не значит, что ты должен запереть ее от остального мира. Она свободна, она имеет право на крылья и на свободный полёт. Твоя же задача обеспечить ей безопасность и благодарить за то, что она отвечает тебе любовью. – Мужчина горько ухмыльнулся. – Нет, Гермиона никогда бы не позволила думать о ней, как о хозяйке. Она... она даёт мне свободу... она хочет, чтобы я получил прощение и, чтобы сумел простить себя. Ей причиняют боль мои самообвинения, мои мучения. Я это вижу, она не может обмануть меня. Я верю ей во всём. Единственный человек, которому я верю больше, чем себе. Невероятно, невозможно, глупо – факт. Как же наивно! – Эти изменения в нем пугали его так же, как и гермионено решение. – Нужно будет связаться с Люпином, чтобы он забрал ее оттуда через два дня». – Мимоходом думал он.
Никогда в жизни Северус Снейп не допускал мысли, что окажется в такой ситуации. Он мог служить Тёмному Лорду, помогать Дамблдору, но никогда его душа не принадлежала им. А эта юная девочка смогла принять его душу, излечить ее и заставить жить.
Ноги сами вели его на ИХ любимое место. Взбегая по лестнице, ведущей в Астрономическую башню, Снейп остановился на последней ступеньке, чтобы отдышаться. Он сам не заметил, что практически бежал.
- Что же делает со мной любовь, - проворчал он и толкнул дверь.
Подул сильный ветер. Дверь громко стукнулась о каменную стену. Мужчина вышел на площадку. На тонком снегу были видны недавние следы.
Девушка стояла у самого края. Её мантия тесно прилегала к телу, очевидно, девушка замёрзла, потому закуталась в плащ. Северус, поджав губы и сжав кулаки, пошёл к ней.
- Не самая разумная мысль стоять на холодном ветру. То, что я зельевар не значит, что я твой личный доктор, - съязвил он, строго сверкнув глазами.
Девушка продолжала стоять не оборачиваясь. Она знала, что Северус придёт сюда, как только обнаружит, что ее нет в его комнатах.
Мужчина подошёл ближе, она посмотрела на него. Ни тени улыбки. Так они и стояли несколько долгих минут, пока ни пошёл снег, и не началась метель.
Волосы Гермионы раздувались на ветру, спутываясь с колкими снежинками. Кожа была бледной, а ресницы окаймились инеем. Только розовые изгибы губ и тёплые шоколадные глаза придавали живость ее лицу.
Северус немного смягчился и, распахнув мантию, как делал это много раз до этого, заключил их обоих в тёплый кокон. Он чувствовал, как она дрожит от холода, потому сильнее сжал объятья. Они постояли так несколько минут, потом мужчина сказал:
- Идём, а то опоздаем на поезд.
Снейп, как член Ордена, должен был сопроводить юную гриффиндорку в Нору. В целях безопасности.
Минуты, словно желе, текли в силу своей тягучести. Пара спустилась в подземелья, где девушка взяла свою сумку, а профессор зашёл в лабораторию. Гриффиндорка скромно стояла на пороге, смиренно дожидаясь, когда любимый вернётся. Он вышел из своей лаборатории, неся в руках кубок.
- Выпей, - сказал он, подавая ей напиток.
- Что это? – спросила Гермиона, заглядывая в кубок.
- Это то, что не даст простуде одолеть тебя, - спокойно ответил он.
Она приняла кубок и выпила жидкость. Поморщившись, отдала чашу обратно Северусу.
- Ничего не могу поделать со вкусом, прости. Ингредиенты слишком привередливы в выборе сочетаний, - проговорил он, ставя кубок на книжный столик.
- Ничего. Зато действует хорошо, - улыбка тронула уголок губ гриффиндорки.
Снейп подошёл к ней и заправил за ушки выбившиеся прядки волос. Склонившись, он поцеловал девушку в лоб
- Что ты такая убитая, я думал, что ты хочешь этой поездки.
- Хочу, - тихо ответила девушка. – Вот только после того, как я тебе сказала, что хочу уехать к друзьям, ты совсем изменился. – Она вздохнула. - Ты мало разговаривал со мной и постоянно пропадал у себя в лаборатории. Северус, я же уезжаю всего на два дня, потом сразу же вернусь обратно.
- Я знаю, Гермиона, - сказал Северус. Слова девушки ничуть не удивили его. Он знал, каким становился, когда ему что-то не нравилось, а в ее случае он категорически против. – Извини. Но, кажется, я много раз говорил тебе, что характер мой не сахар. Я очень сильно изменился из-за тебя. Но я не могу изменить себя полностью и иногда очень часто, тебе придётся сталкиваться в моим вторым я, с моей тёмной стороной.
Она обняла его, пока он говорил. Северус погладил девушку по каштановым локонам.
- Я никогда не буду тем, кто оттолкнёт тебя, Гермиона, - целуя ее в висок, проговорил он.
Она подняла голову и встала на носочки, чтобы достать до его губ. Мужчина поддержал ее, чтобы она не упала, совершая свой манёвр.
***
Когда они вышли на улицу, был ужасный буран. Белоснежная завеса стояла везде, куда не глянь. И холод был просто арктический.
Гермиона подняла воротник мантии и засунула руки в карманы. Северус, тоже с поднятым воротником, доставая палочку, начал спускаться по главной лестнице замка. Девушка поспешила за ним. Он создал вокруг них защитный купол.
Гриффиндорка шла за профессором, даже не смотря на дорогу. Ничего не было видно, она удивлялась, как это Северус что-то различает, когда кругом сплошное белое мельтешение. Её рука в кармане не переставала теребить маленькую запонку. Любимый дал ей ее. Это портал. Мужчина целую лекцию прочёл о самосохранности и пообещал серьезно наказать ее, если она хоть чем-нибудь пренебрежёт. Гермиона только хмыкнула на последний пункт. Интересно, как он узнает, выполнила она его условия или нет? Одним из наставлений было – связаться с ним сегодня же вечером и завтра. Совы посылать не безопасно. Профессор дал девушке небольшой флакон с зеркальной жидкостью. Гермиона читала как-то об этом зелье. С помощью него она сможет общаться с Мастером Зелий.
Холодный ветер пробирался под мантию, даже барьер не ограждал от холода. Гриффиндорка произнесла заклинание согрева.
- Не думала, что здесь бывают такие сильные морозы, - сообщила она мужчине.
Северус сильно щурился, пытаясь высмотреть что-то впереди.
- Такого еще не было, - кратко ответил он, ускоряя шаг.
- Пожалуйста, не беги, я не хочу потеряться, - умоляюще попросила она.
Мужчина вернулся к прежней скорости.
- В такую погоду лучше дома сидеть, - заметил он, бросив быстрый взгляд и быструю улыбку девушке, - а если быть честным, то в постели. И не одному. – Перестроив свои многоговорящие брови в многозначительное выражение, добавил он.
Гермиона насупилась, в который раз начиная жалеть, что куда-то собралась. Идея оказаться в жарких объятиях любимого мужчины была так соблазнительна! Но Гермиона упрямо глушила этот порыв.
- Прекрати, - спокойно проговорила она, словно не у нее внутри всё кричало о глупости ее затее.
Мужчина покачал головой, брови опять нахмурились. Дальше шли молча.
Станция Хогсмида была, спасительным маяком в океане метели. Северус взял девушку за руку и направился на платформу. Клубы дыма, извергающиеся из трубы паровоза, сдувались сильнейшими порывами ветра. На платформе почти никого не было. Не считая нескольких волшебников почти в конце нее и мракоборцев, стоящих около билетной кассы.
- Идём в поезд, - проговорил Северус на ухо Гермионе.
Девушка кивнула ему.
- Мистер Снейп! – окликнул чей-то голос.
Пара развернулась. К ним шёл неизвестный гриффиндорке мракоборец.
- Что вам, мистер Калтер? – недовольно вопросил Северус.
- Вы уезжаете? – спросил мужчина, на вид ему было почти столько же, как и Северусу.
- Как видите, - холодно проговорил профессор. – Я буду отсутствовать совсем недолго. Я уже предупреждал ваших коллег, - холодный взгляд Мастера Зельеварения, как и его раздражённый голос, был понятнее многих слов.
- Хорошо, - мужчина взглянул на Гермиону.
В его взгляде не было никаких предубеждений.
- Удачного пути, - отвесив маленький поклон, мистер Калтер пошел вдоль платформы.
Северус развернулся к девушке и подтолкнул ее к вагону. Раздался предупреждающий гудок.
- Кто это? – спросила она, когда они сели в первый попавшийся вагон.
Снейп был недоволен, но хорошо изучившая мужчину, Гермиона могла сказать, что это недовольство просто привычная его реакция. Профессор расположился рядом с девушкой. Она сняла перчатки с онемевших от холода рук. В вагоне было тепло, но раздеваться пока гриффиндорка не собиралась.
- Это глава второй группы мракоборцев, - пояснил Северус, тоже снимая чёрные кожаные перчатки и беря в ладони руки девушки, растирая каждую ладошку, чтобы согреть.
Гермиона немного удивилась, но промолчала, было очень приятно такое чуткое внимание мужчины. В который раз она задавалась вопросом – кому еще выпадало такое счастье иметь настолько искреннюю открытую любовь? Ведь он такой только с ней, и больше ни с кем. Для остальных он злой, холодный, бездушный, ненавидимый профессор.
- Я никогда не видела его в Хогвартсе, - сказала девушка, начиная согреваться от счастливых мыслей и действий любимого.
- А его группа охраняет окрестности Хогсмида и саму деревню, - уже спокойно проговорил мужчина.
Поезд спустя несколько минут начал двигаться. Раздался последний гудок.
За окном по-прежнему было всё белым-бело. Спустя час пути Гермиона обнаружила, что тесно прислоняется к профессору, положив голову ему на плечо и прикрыв глаза.
- Почему мы не могли просто трансгресировать туда? – спросила девушка, голос сонливо плыл.
Она почувствовала, как мужчина ухмыляется, а потом приобнимает ее одной рукой.
- Только не спи, - сказал он. – А насчет того, что мы не трансгресировали – то так нужно. Директор расширил противаппарационный барьер. Если Тёмному Лорду вздумается окружить школу, то мы узнаем это, когда он будет за несколько миль отсюда.
- Профессор Дамблдор расширил только этот барьер?
- Остальные не нужно было расширять, он только возвёл несколько новых, в том числе и вокруг Хогсмида тоже.
- Из деревни тоже нельзя перемещаться, - утвердительно проговорил девушка.
- Да, - согласно кивнул мужчина. – Я не знаю, где точно заканчивается щит.
Гермиона не сдержалась и зевнула, прикрывшись рукой.
- Ты что плохо спала сегодня?
Девушка укоризненно нахмурила брови, повернувшись и посмотрев на профессора.
- Если бы некоторые не проводили у себя в лаборатории по пол ночи, может, я бы и высыпалась, - произнесла она.
- Ты ждала меня? – удивился он. – Я не знал. Извини. – Мужчина задумался.
Гермиона вздохнула и опять закрыла глаза.
Спустя пятнадцать минут гриффиндорка сквозь дрёму почувствовала какое-то шевеление.
- Что ты делаешь? – сонно пробормотала она, потирая глаза.
- Снимаю с тебя ботинки, - ответил мужчина.
- Зачем?
- Нам ехать шесть часов, успеешь выспаться, - рассудительно заметил он.
Освободив девушку от тяжёлой обуви, Северус подтянул ее к себе, чтобы она легла к нему на грудь. Гермиона подтянула ноги и уткнулась носом в зелёную рубашку любимого. Когда он только успел снять мантию? Было тепло и уютно. Его рубашка была такая мягкая, что девушка не удержалась и потёрлась о нее. Его руки покрепче обняли ее. Стук его сердца был словно колыбельная. Гриффиндорка улыбнулась, глаза счастливо заблестели, прежде чем закрыться. Нежная и бархатистая темнота забрала ее в мир Морфея.
***
- Гермиона, дорогая! – воскликнула миссис Уизли, впуская прибывших в кухню дома.
Девушка и профессор вошли в двери, отряхивая комки снега с мантии. Метель так и не прекращала свои безумные танцы.
Не успела гриффиндорка поднять палочку, чтобы высушить полы мантии, как оказалась в крепких объятиях миссис Уизли.
- Что же ты так долго не приезжала? Скоро совсем заучишься, - сетовала женщина, отпуская смущенную Гермиону.
- Нужно было дописать научную работу, миссис Уизли. А замок сейчас самое спокойное место.
Мать семейства Уизли только недовольно показала головой и осмотрела девушку. И с причитаниями, что девочка очень исхудала, пошла звать детей.
Девушка почувствовала, как на ее плечо опустилось рука. Обернувшись, она встретилась с немного раздражённым взглядом Северуса.
- Я пойду, - оповестил он, - не хочу ни с кем встречаться. – Его рука скользнула по ее щеку, Гермиона прильнула к ней. – Я буду ждать тебя через два дня. Люпин будет сопровождать тебя, - с недовольным ворчанием мужчина отстранился от Гермионы, потом вздохнул и сказал. – До встречи, дорогая моя. – Он открыл дверь и, не оборачиваясь, вышел в белый океан, который в мгновение ока поглотил его.
- Я люблю тебя, - прошептала гриффиндорка белой пустоте.
Позади раздался слоновий топот. Девушка закрыла дверь и повернулась к вбегающему в кухню Гарри. Стальные тиски, вот чем она могла охарактеризовать объятья парня. Воздух мгновенно исчез из лёгких.
- Гарри... - взмолилась бедная Гермиона.
Парень отпустил ее.
- Ну, как ты?! Гермиона, я так нервничал после того, что мне рассказала Джинни!
- Гарри, не здесь, - умоляюще прошептала девушка.
- Хорошо-хорошо, но ты должна мне все объяснить, - попросил он.
- Да, да, конечно, только не сейчас, - проговорила девушка, замечая, как по лестнице спускается Рон Уизли. – А где Джинни?
- Она спит. Пойдём в твою комнату, - парень взял сумку девушки с полу, куда ее поставил Снейп, и они отправились наверх.
- Привет, - поздоровалась девушка с Роном.
Юноша с безразличием посмотрел на нее.
- Привет, - равнодушно буркнул Уизли.
- Рада видеть тебя.
Рон промолчал и, отвернувшись, пошёл к столу, где накрывался ужин.
Гермиона печально посмотрела в спину бывшего друга. Какая-то тоска овладела ею. Хотелось помириться с юношей.
- Идём, Гермиона, - позвал, стоявший на лестнице, Гарри.
Девушка тяжело вздохнула и последовала за другом. Её комната находилась на самом верху, близко к чердаку. Она не была маленькой, и стены не были завешены плакатами квиддичных команд. У одной из стен стояли заправленная кровать; у противоположной стены, почти у окна, стоял письменный стол со стулом. Пол устилал немного вытертый тёмно-синий ковёр. Также в комнате было два окошка, выходящие на снежный сад. Девушка подошла к окну и посмотрела в него. Буран, кажется, успокаивался. Уже начали проявляться серые облака и – виднеться деревья. Гермиона несколько минут задумчиво смотрела на усмирявшуюся стихию.
«Далеко ли он уже?» - подумала она.
Обернувшись, она увидела, что юный Поттер сидит на краешке кровати и терпеливо смотрит на нее.
- Ты хочешь знать, что произошло между мной и Северусом? – спокойно спросила она.
- Он взрослый мужчина, можно сказать даже старик, по сравнению с тобой, и к тому же он Снейп, потому я хочу спросить, не причинил ли он тебе боли? – искренне произнес юноша, с беспокойством смотря на подругу.
По его взгляду она поняла о чём он.
- Нет, Гарри, он не причинил мне никакого вреда. Северус не тот человек, который когда-либо сделает это. Он очень заботлив и нежен со мной, - начала девушка. – И да, я была с ним и не одну ночь. Он много раз сам упрашивал меня, что нужно подождать, но я сама этого хотела. И он сделал всё настолько безболезненно насколько вообще возможно. Он очень любит меня и боится сделать больно. Ты не должен больше переживать из-за того, что я с ним. Он заботится обо мне и защитит меня от опасности.
- Ты очень умная девушка, Гермиона. И если ты действительно уверена в нем, то я тоже буду стараться доверять ему, - с тяжёлым вздохом, проговорил Гарри.
Юноша поднялся и подошёл к девушке, чтобы обнять. Гермиона прижалась к нему.
- Он очень сильно боится потерять меня, так же, как ты боишься потерять Джинни.
Гарри смотрел в пространство и молчал. Девушка погладила его по спине, тоже думая о своём.
- Я понимаю его страх, - сипло проговорил юноша, отстраняясь от девушки. – Я по ночам хожу в комнату моей Джинни, чтобы убедиться, что она здесь и всё с ней в порядке. Я становлюсь параноиком. Мне снятся ужасные сны, что я ее теряю, - отстраненно и с горечью говорил он. – Если подумать, то твоему Снейпу должны сниться просто невероятные ужасы, он-то видел намного больше нашего. Как он только отпустил тебя сюда? Я бы с ума сошёл, если бы Джинни приспичило куда-нибудь выйти за пределы этого дома.
Почему-то Гермионе не приходило в голову, что Северуса могут мучить точно такие же проблемы. Вот почему он так тщательно объяснял ей меры предосторожности и просил связываться с ним каждый день. И даже портал дал. Девушка прерывисто выдохнула. Гарри отстранился от нее и заглянул в карие глаза с немым вопросом.
- Я не думала, что всё настолько серьезно. Я знала, что он будет переживать, но не рассматривала это в таком ракурсе. Он не воспротивился тому, чтобы я поехала к тебе, хотя очень болезненно воспринял эту новость. Несколько дней практически не выходил из лаборатории. Был апатичен. Сегодня, когда я спросила его, почему он стал так холоден, он ответил, что это его характер. Но сейчас я думаю, что для человека, видевшего на своём веку, сотни убийств, пыток и вообще насилия, такая реакция вполне очевидна. Он боролся с собой, чтобы отпустить меня. Чёрт, а я не поняла! Иногда ужасно трудно разобраться в его эмоциях. - Гермиона словно сама с собой разговаривала.
Гарри внимательно слушал подругу, чувствуя какое-то восхищение хмурым мастером зелий. Он действительно могущественный не только маг, но и человек. Отдать своё сердце молодой девушке и отпустить ее, только ради того, чтобы Гермионе было хорошо. Он сумел отпустить. Гарри был уверен, что никогда бы не смог сделать так, а если и смог, то покоя ему не было бы, до тех пор, пока любимая не вернётся.
«Снейп – человек, привыкший к боли», – эта мысль была шокирующей.
- Гермиона, я думаю, тебе не стоит задерживаться здесь надолго, - твёрдо сказал юноша. Девушка подняла на него удивлённый взгляд. – Знаешь, я всегда ненавидел его, но сейчас я вполне могу понять его. Это жестоко, заставлять его мучиться столько времени. Если он действительно любит тебя, как ты говоришь, то он будет страдать. Я тебе говорю это, как мужчина, который по уши влюблён.
Гермиона как-то остекленело смотрела на него.
- Я буду здесь недолго. Послезавтра я уеду, - сказала она подавленным голосом и опустила глаза на потрёпанный ковёр.
- Ты приехала только ради библиотеки, - констатировал юноша. – И не отнекивайся. Что ты там хочешь найти, что-нибудь о нем?
- Нет, кое-что другое, - ответила красавица, поднимая глаза. – Я расскажу тебе об этом позднее. Ты говорил с мистером Уизли?
- Да, - Гарри подошёл к окну. – Он проведёт тебя в главную секцию библиотеки.
Гермиона подошла к юноши и виновато проговорила:
- Я не только из-за библиотеки приехала. Я бы поехала сюда с вами вместе, но я хотела побыть с Северусом, думаю, ты поймёшь меня.
Гарри естественно понимал.
- Я рад, что ты приехала, - произнес он. – Думаю, сейчас будет ужин, так что я пойду. Тебе, наверное, надо время, чтобы переодеться. Мы ждём тебя внизу, - парень чмокнул девушку в щёчку и вышёл из комнаты.
Девушка опустилась на кровать и уставилась в закрывшуюся дверь.
***
- Что именно вы хотите найти, мисс? – вопросил строгий голос архивариуса Министерства. Болотные глаза старой женщины буравили молодую женщину. Гермиона поёжилась под этим взглядом.
- Мне нужна информация о щитовых чарах, а точнее о щите Хроноса.
- 785 отдел, блок С, - не моргнув и глазам сразу же ответила библиотекарша. – Могу порекомендовать прочитать труды Виктора Арктура. Там вы найдёте всю необходимую информацию о всех видах щитов, в том числе и о Проклятии Хроноса.
- Спасибо, - девушка пошла искать тот адрес, что назвал архивариус. Ее удивило, что эта женщина назвала щит проклятием.
Сейчас Гермиона находилась в огромном повельоне, заставленном книгами. В некоторых местах левитировали деревянные ступеньки, ведущие на висячие этажи, тоже с книгами. Гриффиндорка восхищалась окружающими ее трудами, никогда в жизни она еще не видела такое большое скопление книг по магии. Проходя вдоль высотных рядов, таблички с названием на шкафах вспыхивали различными цветами.
«Трансфигурация. Всё от азов до высшей степени», - прочитала девушка, на вспыхнувшей огнём табличке. Она заглянула в этот ряд, и у ее от глубочайшего удивления открылся рот. Высотных шкафов было несчётное количество, они тянулись куда-то в даль и там же терялись из виду.
- Ничего себе! - Гермиона была, мягко сказать, удивлена. Она, еще в шоковом состоянии, развернулась и пошла дальше искать блок по чарам.
Следующая табличка на шкафах из чёрного дерева вспыхнула насыщенным изумрудным пламенем.
«Алхимия. Первоосновные зелья (лечебные) и яды с противоядиями».
- Господи, Северус, это же свихнуться можно! – восхитилась она, смотря в бесконечную даль блока.
Кое-как оторвавшись от этих рядов, девушка зашагала дальше.
«Чары, от обихода до высшей защиты, а так же проклятия», - вспыхнула табличка оранжевым пламенем.
Гермиона пошла вдоль огромного блока, пытаясь найти 785 отдел. На каждом из отделов тоже висели таблички. И там были еще одни небольшие таблички, стоящие на полках с книгами. Как гриффиндорка поняла – текст на этих табличках является разрешением взять книгу, они же наверняка защищены особыми заклинаниями от временного воздействия. Девушка шла около пятнадцати минут, прежде чем начали попадаться шкафы с нужными заклинаниями. Она смотрела ту книгу, которую ей посоветовала старая женщина.
Найти эту книгу гриффиндорка смогла только через пол сотни шкафов, и то в «проклятиях», а не «щитах». Посмотрев табличку на полки с книгами, девушка прочитала контрзаклятие:
- Ex aequo et bono (лат. «По добру и справедливости»).
По корешкам книг пробежала электрическая рябь желто-оранжевого цвета. Гермиона протянула руку и дотронулась до нужной книги.
- Ну, что ж посмотрим, - она открыла огромный фолиант в оглавление и начала пробегать глазами. – Вот он. – Девушка открыла нужную страницу. Слава богу, книга была на английском, а не на латыни. Открыв нужную страницу, гриффиндорка пробежала глазами текст. – Здесь есть само заклятие, - поразилась она, смотря на текст округлёнными глазами. Она не надеялась, что это заклинание будет, вот так просто, находится в общественно библиотеке, где любой может воспользоваться им. Не может быть все так просто! Гермиона закрыла книгу и прижав к себе пошла к читательскому столу.
Усевшись за первый попавшийся столик, девушка положила перед собой книгу в развернутом виде. Народу в библиотеке было не так много. Несколько волшебником сидело за дальними столиками, около стеллажей с Арифмантикой. Они абсолютно не обращали на новенькую никакого внимания. Оглядев умиротворенную атмосферу вокруг себя, девушка вернулась к объекту своего посещения этого места. Снова раскрыв книгу на нужной странице, она углубилась в прочтение.
Оказывается, что щит Хроноса считается проклятием. Наложивший подобные чары волшебник, подвергается сильному давлению на иммунитетное поле, которое возникает у мага при рождении и защищает его от простой магии. То есть из всего этого Гермиона поняла, что человек, после наложения такого проклятия, может умереть от любого брошенного в него заклинания.
«Северус не упоминал об этом», - озадачилась она.
Но тем не менее такое заклинание, наложенное волшебником на другого мага, обеспечивает последнего неуязвимостью. Даже убийственное проклятие не будет действовать. Это на многое воодушевляет. Но вот только у этого заклятия был один самый главный казус – его очень сложно наложить. Любая ошибка может обрушить на колдуна такую силу, что его просто раздавит.
***
Около трёх часов девушка просидела, склонившись над книгой. Она выписывала в свою тетрадь все интересные факты, и конечно само заклятие Хроноса.
«Vi gaudere caelum et terra dare clypeus concreta frigore aqua et flamma, dare vita secundum et aevitas».
Вся эта немалая и сложная фраза должна сопровождаться витиеватыми движениями палочки, начерчивающей в воздухе руны.
- Северус был прав – это невозможно! – согласилась юная волшебница, нервно перебирая пальцами каштановые волосы. Несколько минут она бесцельно смотрела в никуда. Потом вернулась к тексту.
«В 1935 году Мастер Чар Хогвартса сумел наложить проклятие Хроноса. Волшебник, на которого было наложено заклинание, стал неуязвимым. Но прежде чем заклинание было снято, подопытный умер собственной смерть. Мастер Чар так и не смог избавиться от всё еще действующего проклятия Хроноса. Он не смог восстановить свой ослабленный иммунитет...»
Вот почему щит называется проклятием.
«Ни профессор Флитвик, ни Северус не рассказывал, что одним из накладывающим такое заклятия был учитель из Хогвартса. Они должны знать, что это за профессор», - размышляла девушка.
В книге упоминалось имя Мастера по Чарам – Афина Малефисиа*. Фамилия говорило само за себя. Однако не упоминалось ничего о том, что случилось с этой волшебницей после. Нужно разузнать об этом.
Гермиона дочитала последний абзац, где говорилось, что после случившегося недоразумением, профессор Дамблдор, замдиректора школы Хогвартс, согласился взять под ответственность профессора по Чарам.
«Значит, Дамблдор спрятал ее, - подумала девушка. – Северус точно должен знать, что-нибудь об этом. Но спрашивать его небезопасно. Он уж точно догадается, зачем все это Гермионе».
Закрыв книгу, она поднялась и направилась обратно к стеллажам. Поставив книгу на место, девушка пошла в вдоль шкафов. Внезапно ее внимание привлек красный, обделанный золотом корешок высокой книги. Прочитав открывающее заклинание, она взяла книгу.
- Магия камней, - прочитала гриффиндорка название. Эта книга, которую когда-то рекомендовал прочесть ей директор. Она взяла книгу и пошла к своему столику.

***
Подходя к воротам Хогвартса, Северус заметил, что буря начала стихать. Пошёл крупный снег. Профессор вот уже несколько часов блуждал по Запретному лесу, проверяя щиты. На самом деле его мучили непрерывные мысли. Весь вчерашний день его не оставляли страхи относительно Гермионы. Мужчина сам не представлял, насколько обширна его фантазия на этот счёт. Всю ночь он не спал, пытаемый собственными ужасами. Тем вечером девушка так и не связалась с ним. Забыла. Мужчина понял это после того, как портрет, (которого он попросил посетить свою вторую раму висевшую в доме Уизли), ни доложил ему, что девушка сидит со своими друзьями в гостиной. Северус не мог заставлять ее выполнять его требования, он не мог заставлять ее прогонять его страхи. Она имеет право на радость, и он это понимал и не смел тревожить ее.
Сняв щитовой барьер против стихии, которой он наложил, чтобы его не сносило порывами ветра, маг опустил палочку. Погода была ужасно непредсказуема. Взмахнув палочкой, отворяя ворота, мужчина прошел через них. И сразу же увидел вдали маячившую высокую фигуру в сером дорожном плаще. Профессор ускорил шаг, чтобы настигнуть медленно идущего к замку человека.
- Куда-то отлучался, мальчик мой? – спросил знакомый голос.
- Альбус?! – удивлённо и радостно воскликнул Северус, когда старец повернулся к нему лицом. – Вы вернулись. Как поездка, удачно, надеюсь?
- Да, мой дорогой друг, - улыбнулся директор. – Я нашёл, что искал. Он уничтожен.
- Что это было на этот раз, сэр?
- Это была книга по чёрной магии, Северус. Я нашёл ее в одном из тотемных храмов. Там было ужасно много языческой магии, много помех, но я, слава Мерлину, сумел отличить, - довольно и немного устало проговорил Дамблдор.
- Иного быть не могло, - криво ухмыльнулся Мастер Зелий.
Они продолжи путь к замку. Директор рассказал ему о поисках. Северус серьезно пытался слушать внимательно, но стрекотание в груди непонятного и чуждого ему волнения отвлекал его. Когда они зашли в кабинет старого мага, мужчина уселся в своё любимое кресло.
- Ты чем-то расстроен, мальчик мой? – спросил старец, наливая себе и гостю по чашечке чая. – Не помню, чтобы ты когда-нибудь настолько явно показывал свой не интерес к моим россказням, – директор лукаво улыбнулся.
- Простите, сэр, - искренне извинился Снейп, опустив голову.
- Так, что случилось? Какие-нибудь проблемы с юными гриффиндорками?
Северус поднял тяжёлый взгляд на ухмыляющегося старца.
- Ах, ну, можно было догадаться. Женщины самые замечательные, прекрасные, нежные, но абсолютно уманепостижимые для мужского разума творения природы, - весело рассудил старший маг. – Ну, так чем это юное создание смогло повредить твою безупречную логику, что ты так расстроился?
Мастер Зелий немного помолчал, прежде чем ответить.
- Она ничего не повредила мне. Она просто уехала к друзьям, - он пытался, чтобы горечь не проскальзывала в его голосе. Но сейчас было не перед кем скрывать свои чувства. – Гермиона захотела побыть с Поттером, - он скривился.
- А, ну, тогда, Северус, не нужно так отчаянно горевать. Она же наверняка ненадолго туда собралась, - подбодрил старец.
- Нет, ненадолго. Завтра она вернётся, - всё также кисло, ответил Снейп, посмотрев в окно.
- А она не знает, что завтра будет? – спросил профессор Дамблдор.
- То, что завтра я стану уже на двадцать шесть лет старшее ее? Надеюсь, что не знает, - хмурый учитель сложил руки на груди и попытался скрыть своё неудобство.
- Ах, Северус, прекрати. Что значит для волшебника двадцать шесть лет разницы? Ничего! Тебе жить еще сотню лет, а ты обращаешь внимание на такой пустяк. Если бы вопрос стоял о семнадцати и ста шестидесяти семи, то тогда я бы понял твоё беспокойство. Ну, здесь-то. Ты еще молод. Через пару лет она будет уже полноценно женщиной.
Младший профессор упрямо смотрел на угол стола директора
А директора откровенно развлекало выражение лица своего подопечного. Северус сейчас походил на надувшегося ребёнка.
***
- Вот он медальон Гриффиндора, - нашла девушка нужную главу в книге.
Она начала читать текст. Была дольно интересная история происхождения этого камушка. Девушка не переставала ухмыляться на протяжении всего прочтения, но когда пошло перечисление свойств, гриффиндорка на одном пункте споткнулась.
«Естественное свойство камня огня – это магия защиты, как магической, так и обычной, а так же александриты, обычно дарили придворным даман, чтобы понизить шанс забеременеть. Камень препятствует выработке нужного для зачатия гормона. Но он абсолютно безвреден, для организма».
Гермиона чуть не задохнулась от такой информации. Северус не мог не знать о таких свойствах кулона. Вот почему он никогда не говорил о методах защиты во время их близости. Мужчина всегда трепетно относился к ней, и он не хотел, что девушка обременила себя ребёнком. Тем более была война, и кто знает, что могло бы случиться.
- Ну, мой дорогой, тебя ждет серьезный семейный разговор, - всё еще кипя от негодования, проговорила девушка.
«Мог бы и сказать мне!» - насупилась она.
Внезапно девушка услышала топот и голоса. Волшебники сидевшие в дальнем углу, тоже оторвались от своих дел и заозирались. Гермиона закрыла книгу и прислушалась.
- Прошу всех покинуть библиотеку, начинается экстренная эвакуация!!! – прогремел голос по всей библиотеке.
Девушка быстро поднялась на ноги.
- Экстренная эвакуация. Косой переулок был захвачен оборотнями!!! Эвакуация! Всём покинуть библиотеку! – монотонно предупреждал металлический голос архивариуса.
Гриффиндорка ощутила, как сердце провалилось куда-то вниз.
«Оборотни!?»


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
adaДата: Пятница, 03 Октябрь 2008, 21:38 | Сообщение # 29
Леди Маски
Группа: Администраторы
Сообщений: 122
Награды: 0
Статус: Offline
Глава 18
Косой переулок


Гермиона в замешательстве простояла около минуты, не двигаясь. Только пробегающие мимо маги заставили ее разум отойти от шока. Она развернулась и побежала к выходу. Оказалось, что людей в библиотеке было намного больше, чем казалось на первый взгляд. Около дверей образовалась пробка.
Девушка решила подождать, пока толпа озверевших читателей вырвется наружу. Она подошла к сводчатому окну, которое выходило на Косой переулок (не все окна выходили на него, потому что одна часть министерского здания выходила в маггловский Лондон). На улице была паника, сверкали вспышки проклятий, крики ужаса долетали даже до далёкого здания Министерства. Гермиона видела, как вдоль главной дороги Косого Переулка шёл отряд мракоборцев. Чуть дальше по улице она заметила что-то тёмное, быстро бегущее. Они кидались на волшебников, не успевших спрятаться или трансгресировать.
- Оборотни...
У Гермионы сердце замерло, а кожа покрылась мурашками ужаса, от душераздирающего крика людей.
В мгновение поднялся оглушительный вой сотней голосов.
- Девушка!
Гермиона от испуга резко развернулась.
Около главных дверей библиотеки стоял чернокожий мужчина-мракоборец.
- Мисс Грейнджер!? Что вы здесь делаете? – удивлённо вопросил мракоборец.
«Чёрт!» - подумала девушка и направилась к мужчине.
Перед ней стоял Кингсли Бруствер – мракоборец Отдела Тайн и член Ордена Феникса.
«Теперь обо мне узнает не только Северус, но и Дамблдор. Вот не везёт-то!»
- Я пришла сюда в библиотеку из-за своей научной работы.
- Ну, тогда не вовремя вы пришли. Идёмте, я выведу вас отсюда, - быстро проговорил мужчина.
- Я пришла с мистером Уизли, как же он? – забеспокоилась гриффиндорка, чуть ли не бегом следуя за мракоборцем.
- Все штатные корпуса были эвакуированы, - ответил он. – Но... – он достал из-за ворота своего плаща что-то плоское и круглое.
- Зайдём в это помещение, - резко сказал он.
Они вошли в небольшой чулан. В руках у мага оказалось зеркало. Девушка не удивилась, она видела несколько раз такое у орденцев. Кингсли склонился над поверхностью, прикасаясь к ней палочкой.
- Артур! – позвал он. – Артур, я нашел мисс Грейнджер.
- Кингсли! Слава богу! – раздался из зеркала голос мистера Уизли. – С ней всё в порядке?
- Да, я нашёл ее в библиотеке, - ответил мракоборец. – Я выведу ее в магловский Лондон, к восточному выходу.
- Хорошо, я буду ждать вас около маггловской остановки.
- Хорошо, - он убрал зеркальце и посмотрел на девушку. – Идёмте.
Они вышли в коридор и направились к лестнице, так как все лифты сейчас «забиты». Пока они пробирались к лестнице, Гермиона заметила кое-что странное. На какое-то мгновение она увидела мелькнувшие в толпе рыжие волосы и знакомый профиль. Рон? Но «странность» мгновенно растворилась в толпе.
«Показалось».
***
Блуждая по коридорам Министерства, пробираясь сквозь толпы людей, Гермиона и мракоборец, наконец, достигли восточного крыла. Эта часть министерского здания была тёмной и безлюдной.
- А почему здесь такое запустение? – не смогла удержаться гриффиндорка.
Кингсли, осматриваясь по сторонам, зажёг на конце полочки огонёк. Он сделал жест рукой, призывая к тишине. Они остановились у высокой двери. Произнеся какое-то отпирающее заклятие, мужчина толкнул ее и скользнул внутрь.
Гермиона не спешила следовать за ним. Она заглянула за приоткрытую створку и от удивления открыла рот.
- Думаю, я ответил на ваш вопрос, Гермиона, - с усмешкой, проговорил мистер Бруствер.
Девушка вошла в помещение. Огромный зал, потолок, теряющийся где-то в густой темноте свода; окон не было, только пара факелов на стенах. Весь пол завален горами различных вещей: черномагические и просто вредные вещи.
- Это что-то вроде склада? – вырвалось у нее.
- Да, - ответил мужчина. – Давайте поторопимся.
Гермиона, пока они шли, пыталась, как можно больше разглядеть.
Ее взгляд привлекло скопление зеркал. Проявители врагов. Была слышна глухая вибрация, исходящая от них. Большие и маленькие, одно старее другого. Повернув голову направо, она увидела разномастные ковры, по ним были разбросаны мелкие блестящие предметы, напоминающие алмазы. Девушка хотела приблизиться и разглядеть, но голос ее спутника остановил ее.
- Прошу ничего не трогайте, это может быть опасно. Магия на этих вещах еще в силе, - мужчина уже отошел от нее футов на двадцать.
Гермиона, глянув последний раз, на почему-то так манящие «алмазы», послушно пошла к ждущему ее магу. Она пыталась унять своё любопытство. Шли они еще минут пятнадцать, за которые девушка успела расспросить мракоборца о нападении.
- Они пришли через «Дырявый Котёл», через камин в пабе. По крайней мере, это моё мнение. Я видел, как некоторые выскакивали через проходную арку, - он говорил быстро, ускоряя при этом шаг. Гермиона еле успевала за ним.
Их шествие прервал громкий звук и вибрация пола под ногами. Что-то взорвалось! Гермиона чувствовала, как страх клокочет в груди. Но она всегда умела контролировать себя в такие моменты, и не поддаваться панике.
От следующего взрыва с потолка посыпалась штукатурка.
- Бежим скорее, там что-то происходит, - переходя на бег, проговорил волшебник.
Гермиона не отставала. Позади что-то с грохотом упало. Пол опять задрожал.
***
Северус взял книгу и решил устроиться в кресле, чтобы почитать, но не прошло и четырёх минут, как он оказался на ногах и шёл в лабораторию. Поставил котёл на ножны. Мадам Помфри просила его приготовить некоторые зелья для медицинского крыла. Огонь вспыхнул под котлом. Мастер Зелий прошёл к огромному шкафу с ингредиентами и начал там искать баночку с аконитом. Руки странным образом, словно, забыли свои отточенные движения, потому в скором времени тишину стерильной лаборатории разорвал звон бьющегося стекла.
Снейп с каким-то недоумением смотрел на осколки стёкол и сухой вереск среди них. Очень редко он что-то разбивал, даже будучи не в форме, а точнее после «прогулок» к Тёмному Лорду. Даже тогда, дрожащие руки чётко отыскивали нужные колбы. Но сейчас-то он в полном порядке.
Мужчина перевёл взгляд на руку. Она дрожала. Он удивился. Северус только сейчас заметил, как напряжён.
- Да, что за черт! – поразился он и, погасив огонь под котелком, пошёл в свою спальню, в ванную к единственному зеркалу.
Взглянув на своё отражение, он немного удивился, увидев там своё измождённое лицо, тёмные круги под глазами и даже щетину. Кажется, он забыл побриться сегодня. Но не было похоже, что он чем-то заболел.
Только он успел об этом подумать, как начало сводить желудок. Тонкие губы скривились.
«Какие-то нехорошие симптомы, - подумал он. – Я вроде ел сегодня. – Попытался припомнить он. – Или вчера...»
Скривившись совсем, профессор вышел из уборной. Настроение было какое-то непонятное. Было тоскливо, грустно, ленно, ничего не хотелось делать. Мужчина мог признаться, что сильно тоскует.
Беспокойство, которое накатывало на него еще со вчерашнего дня, он списывал на свои страхи. В конце концов, в Норе ОНА была хорошо защищена, там были просто нерушимые щиты. Тем белее для собственного успокоения, когда профессор отводил Гермиону, он поставил еще один щит, оповещающий его о нападении. Пока всё было спокойно.
Возможно, из-за постоянных беспокойных мыслей он ничего не ел, потому такая слабость и руки дрожат. Этой ночью ему опять снились кошмары. На этот раз не только прошлое вплеталось в сновидения, но настоящие. В основном его страхи насчёт любимой. Где-то посередине ночи мужчина не выдержал и решил пойти что-нибудь приготовить или почитать. Вот только из-за мыслей ничего не читалась, и не готовилось. Никогда он не был настолько поглощён своими страхами, даже работая шпионом, он так не нервничал. Шпионские игры всегда опирались на логику и смекалку, а здесь были замешаны чувства. Так как Северус только недавно познакомился с таким миром, он успел растеряться. Никогда в жизни он ни за кого так не переживал.
Погрузившись в свои мысли мужчина не сразу заметил, что ходит взад-вперед около камина.
«Откуда такое неспокойствие? Ей ничего не угрожает».
- Северус! – раздался встревоженный голос.
Профессор чуть не подскочил на месте, насколько неожиданно директор появился в камине.
- Что случилось, Альбус?
- Только что произошло нападение на Косой Переулок!
Северус застыл, только услышав слово «нападение». Как ни странно это слово въедалось в его предыдущие мысли. Но последующая часть фразы оживила окаменелые мышцы. Косой Переулок?
- Я ничего не знаю про нападение, Альбус. Он не вызывал меня к себе, пока вас не было, - проговорил Снейп, принимая серьёзное выражение лица. – Со стороны Тёмного Лорда было бы глупо включить меня в число нападающих, учитывая, что я его личный шпион в Хогвартсе.
- Нападение осуществляли оборотни, Северус, - отозвался старый маг. – Помнишь то зелье, что он приказал сварить тебя задолго да рождества. Думаю, он использовал его.
Северус задумчиво смотрел на старшего мага.
- Министерство сейчас пытается выдворить оборотней. Думаю, жертв будет предельно много, - покачал головой директор. – Сегодня будет собрание Ордена. И еще я хочу, чтобы ты посетил Нору и убедился, что там всё в норме и передал Молли и Артуру о собрании.
- А что может быть не «в норме»? – насторожённо переспросил Северус.
- Просто предчувствия у меня нехорошие, - с вздохом ответил Дамблдор. – Я сейчас отправляюсь в Министерство. Вечером в восемь, я жду тебя на собрании, - с этими словами старый маг исчез в изумрудном пламени.
Северус с минуту, застывши, стоял и смотрел в огонь.
«У него тоже предчувствия. А его предчувствия всегда близки к истине».
Он порывисто развернулся и умчался обратно в спальню, чтобы спустя три минуты выбежать оттуда и устремиться вон из Хогвартса.
***
Пройдя через барьеры, мужчина отметил, что его щит нетронут. Он быстро шёл по протоптанной дороге к дому Уизли. Вокруг всё было тихо и спокойно.
Мастер Зелий подошёл к двери и постучался. Через пару минуть, он увидел за окнами какое-то движение. Дверь открылась.
- Профессор? – удивилась младшая Уизли.
- Да, мисс Уизли, не будете ли вы так добры, впустить меня, - вкрадчиво поинтересовался Снейп, по привычке, с отвращением смотря на девушку.
- Конечно, проходите, - она отошла. – Я сейчас позову маму, - сказала девушка и хотела уже скрыться за одной из дверей, когда профессор Зелий спросил.
- Могу я увидеть мисс Грейнджер?
Девушка застыла на месте.
- А что-то случилось? – в ее голосе чувствовалось явное беспокойство. – С ее родителями?
- Нет, мне просто нужно кое-что ей сказать, - скучающе проговорил Северус.
Девушка опустила глаза, о чем-то размышляя.
- Ну, так могу я ее увидеть? И ваших родителей тоже, - нетерпеливо заметил он.
- Я сейчас позову маму, а вот отца и Гермионы нет, - тихо проговорила девушка и скрылась за дверью.
Северус подумал, что ослышался.
«Как это ее нет!? А ГДЕ ЖЕ ОНА!?»
Мужчина провёл несколько мучительных минут в гнетущей тишине, раздираемый тысячью мыслей и догадок, где могло быть «его недоразумение». Когда в комнату вошла Молли Уизли, первым делом он спросил, где Гермиона.
- А что случилось? – обеспокоено произнесла женщина.
«Они что издеваются. Не могут ответить на элементарный вопрос?!» - злился профессор.
- Случилось то, что сегодня на Косой Переулок напали оборотни, - ответил Северус. – Потому мне хотелось бы знать, где находится мой ученик, я отвечаю за нее, - он начал наступать на хозяйку дома, которая была шокировано известиями и начинала бледнеть.
Младшая Уизли тоже стояла вся бледная.
- Ну, так кто-нибудь скажет мне, где Грейнджер!? – закричал Снейп, его уже начала бить дрожь от неизвестности.
- Сегодня утром она вместе с Артуром отправилась в министерскую библиотеку, - наконец-то выдавила миссис Уизли.
Северус опять подумал, что слух его подводит. Сказанные женщиной слова доходили до его сознания урывками.
- Господи, а я-то думала, что это они так задерживаются, - дрожащим голосом произнесла женщина и достала из кармана платок.
Северус чувствовал, что седеет. Страх, как толща воды придавил его останавливающееся сердце. Воздуха не хватало. Мир в мгновение свернулся до размеров ушка иглы, через которое проскальзывала вся его жизнь. Он поднял ладонь к глазам и сжал двумя пальцами виски. Мужчина пытался заставить себя медленно дышать. Такая реакция была шоком для него. Не слыша ничего из того, что спрашивала его миссис Уизли, он вышел из дома.
Сначала медленно, пытаясь отойти от шока, он шёл к антиаппарационному барьеру, но потом, когда голова перестала кружиться, а грудь немного ослабил медный обруч, мужчина, что есть сил, рванулся к барьеру.
Он пойдёт и обыщет всё Министерство.
Сердце ужасно кололо.
***
- Скорее, Гермиона, - поторапливал Кингсли.
Девушка уже запыхалась от бега. Нужной двери они достигли через десять минут. Мракоборец распахнул ее. Дневной свет ударил по глазам. Они вышли на тротуар, повеяло холодным свежим воздухом. Глаза было больно открывать, из-за этого девушка щурилась и не могла оглядеться.
Она только удивлялась, как это вход в Министерство Магии настолько не защищён. Да любой маггл мог зайти сюда. Она озвучила свою мысль.
- Нет, не сможет. Если только он ни хочет покончить жизнь самоубийством. Оглянись, - посоветовал мистер Бруствер.
Гермиона, прикрывая глаза ладонью, оглянулась.
Они стояли на краю высотного дома. Девушка от испуга чуть не потеряла равновесие, но Кингсли предусмотрительно схватил ее за рукав и отвёл от края.
- Потому отсюда только выходят, - ухмыльнулся мракоборец и повёл девушку к лестнице.
Несколько минут они спускались вниз, затем шли вдоль замусоренного переулка к автобусной остановке. Даже издали Гермиона видела беспокойно кружащего около остановки мистера Уизли. Заметив мракоборца и гриффиндорку, мужчина сразу подбежал к ним.
- О, боже мой, Гермиона! Всё хорошо? – девушка кивнула. – Какой ужас твориться, - Продолжил он. – Кингсли, ты обратно? Будь осторожен.
- Когда мы шли сюда, то слышали взрывы, - проговорил мракоборец. – Сегодня, наверняка, будет собрание. Сообщишь мне?
- Конечно, - мистер Уизли взял девушку за руку и трансгресировал.
***
«Он знает, он отправился туда!»
Девушка металась по комнате.
- Это я виновата. Зря я всё это затеяла...
Уже пол часа она продолжала эту самообвинительную тираду.
- Да ничего с ним не случится, он натренированный боевой маг, - пытался успокоить ее Гарри, сидевший на кровати у девушки.
Сама гриффиндорка остановилась у окна.
- Я знаю, что он может постоять за себя, Гарри, - согласилась она. – Но не только из-за этого я волнуюсь. – Она виновато опустила голову. - Ведь я ослушалась его...
***
Ты ослушалась меня,
Не вняла желанию.
Ведь я б умер за тебя,
За одно дыхание.

Я доверил тебе всё,
И не жизнь – любовь же!
Ну, а ты, смеясь, шутя,
Потеряла божье...

Я доверию внимал,
Слушал твои речи.
Страстных ласк часы дарил,
Отдавал беспечно.

Вновь уверовал я в жизнь,
В маленькую деву.
Говорила про любовь,
И я верил, верил...

А теперь не знаю, как
Мне поверить вновь.
Ведь отдал я без остатка
Всю тебе любовь...

Мужчина стоял на заснеженном пригорки. Однажды он совершенно случайно наткнулся на это чудесное место, оно было недалеко от Хогсмида. Северус стоял с закрытыми глазами и сложенными на груди руками. Он думал.
Когда он трансгресировал в Министерство, ему сразу сказали, что Гермиону увёл Артур Уизли. Кингсли Бруствер сразу же рассказал профессору, где нашёл девушку и как вывел в магловский Лондон, где их и встретил мистер Уизли. За тот отрезок времени, что мужчина находился в неведении, перед ним пролетели все счастливые моменты, которые подарила ему его любимая. Отчего минуты поиска превратились в ад. Она обещала, что никогда не причинит ему боль, но почему-то делала это снова и снова.
«Еще ребёнок... Она еще не до конца поняла, что я ей отдал, - думал мужчина. – Я не в праве заставить ее не причинять мне боли...»
Холодный ветер колыхал мантию, иней облепил волосы, что они казались седыми.
«Я не могу заставить, но могу попросить. На то я и старше».
Еще минут двадцать профессор постоял на прекрасном белом покрывале, окаймленном серебряными ёлочками, потом исчез.
***
Прейдя в Нору сначала он передал чете Уизли о намечающимся собрании Ордена, а потом осведомился о Гермионе.
Когда он вошёл в ее комнату и увидел ее бледную, стоящую у окна, первым его порывом было, как бы банально это не звучало, – подбежать, прижать к себе и никогда больше не отпускать.
В комнате она была не одна, но это не остановило бы его, кроме одного единственного - боли и пустоты внутри. Эта девушка разрывает его сердце. Он отдал всего себя ей, он доверился ей и отпустил к друзьям, а она решила идти в Министерство, пренебрегая всеми предупреждениями Северуса. Она решила рискнуть, зная, что ему не жить без нее, зная, какие страдания он испытает, потеряв ее.
Мужчина чувствовал, как к горлу подступает истерический смех, а глаза начинают гореть. Отчего-то он ощущал себя преданным. В груди неприятно трепетало.
- Я оставлю вас, Гермиона, - услышал он голос Поттера.
Юноша вышел из комнаты, Северус медленно сделал пару шагов в сторону девушки. Она виновато смотрела на него.
- Северус, я...
Но он не дал договорить ей, подняв руку.
- Прежде чем уйти, мисс Грейнджер, я хочу сказать вам единственную вещь, - он видел как расширяются зрачки девушки и она замирает. – Я прожил достаточно много, и я уже не молод. Когда я признавался тебе в любви, можно сказать, я всего себя отдал тебе, я верил в тебя, верил,что ты достаточно понимаешь насколько важна для меня, что я умру от боли, если с тобой что-то случится. Когда мне сегодня сказали, что ты пошла в кишащее оборотнями министерство, я ощутил, что мне всадили нож в сердце и медленно поворачивают. Я чувствовал себе таким старым и ни на что не способным.
По лицу девушки побежали слёзы. Северус опустил глаза, он не переносил, когда она начинала плакать.
- Северус, просто меня, - умоляла она, и хотела подойти к нему, но он отстранился.
- Нет, - его голос был твёрд, он поднял голову и заглянул в ее глаза. – Нет, мисс Грейнджер. Думаю, вам нужно понять, что вы сделали. Если вам плевать на мои чувства, то, по крайней мере, вы не будете так опрометчиво поступать для своего же блага, - строго произнёс Снейп и быстрым шагом вышёл из помещения.
Гермиона упала на пол и зарыдала.
- Северус, прости, прости, пожалуйста. Умоляю, - плакала она. – Не уходи, не бросай меня, Северус. – Боль разрывала сердце, - Северус, ...прости... – тишина комнаты была единственным слушателем.
«Глупая дура, что я натворила! Он прав, я такая глупая идиотка! Он настолько доверял мне, а я предала, как делали с ним многие до этого. Я отвратительна, я не достойно его любви. Еще слишком глупа, чтобы быть с ним. Господи, как же больно!» - она еще долго лежала на полу, всхлипывая и прося прощение у пустоты, пока не пришёл Гарри, ни поднял ее с полу и ни уложил в кровать.
Она не могла ничего ответить на вопросы друга, о том, что произошло. Разум впервые отказывался что-либо воспринимать.
Перед ее глазами всё еще стояло ЕГО лицо с разочарованием и болью в глазах.
- Я предала его, Гарри, - тихим и не ровным от долгого плача голосом, проговорила девушка. – Я отвратительная предательница. Я хочу умереть, - она отвернулась от друга, уткнувшись в подушку, и заплакала горестными слезами, которые обычно должны избавлять от груза проблем, но на этот раз они не несли облегчения. Она считала себя виноватой и должна заплатить за это.
«Я научусь, Северус, научусь больше не причинять тебе боли», - пообещала она.
Если только мужчина не решит прекратить их отношения. От этой мысли стало очень-очень плохо. Невыносимо.


Иногда бываю милой, Очень милой. Но порой становлюсь жестокой и злой на столько, на сколько сама этого захочу!
 
^^Дата: Среда, 15 Июль 2009, 20:10 | Сообщение # 30
Группа: Магглы





супер))мне очень нравиться))ждем продолжения..))
 
Фанфики » Пейринг СС/ГГ » Фанфики » "Любовь невозможно обмануть"- ljnkzncv, СС/ГГ, Макси, не зак (СС/ГГ, Гет, Роман, Макси)
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 91

Мини-чат

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Copyright MyCorp © 2017